?

Log in

No account? Create an account

October 1st, 2019



"По ниточке, по ниточке ходить я не желаю..." - "ОЖИВШАЯ КУКЛА" - история создания песни.
https://alikhanov.livejournal.com/883107.html

ОЖИВШАЯ КУКЛА

Стихи Александра Жигарева, Сергея Алиханова
Музыка Владимира Шаинского

Слова к этой песни были написаны для театрализованного представления с участием ансамбля "Голубые гитары" и музыку написал руководитель этого ансамбля Гранов.

Марыля Родович, еще находясь в Польше, по совету известного полониста и моего соавтора Александра Жигарева, выбрала эту песню для записи на диск, еще не слушая музыки.

В те годы, в песенной работе, я себя чувствовал, как в теплой ванне – поскольку почти всю организаторскую и менеджерскую работу взял на себя Александр Жигарев. Саша очень близко воспринимал к сердцу все неудачи.
Например, когда песня "Ожившая кукла" стала лауреатом Сопота - Первое место! - трансляция этого международного фестиваля шла по телевизору.
Песня "Ожившая кукла" в исполнении Кати Суржиковой прошла по всем "орбитам" – все страна услышала эту песню, и радовалась за наш успех -


Но из "Центральной зоны вещания" прямо из эфира это песня была вырезана по прямому указания известного борца с алкоголем, нынешнего депутата Госдумы, а тогдашнего второго секретаря ЦК товарища Егора Лигачева.

Александр Жигарев воспринял это информационное самоуправство очень болезненно, написал об этом заметку в популярном тогда приложении к "Известиям" – в газете "Неделя".

И за эту коротенькую заметку главного редактора "Недели" тут же выгнали с работы
("за недопонимание задач"), а бедный Саша вскоре скоропостижно умер от инфаркта.

С самого начала судьба песни "Ожившая кукла" складывалась удивительным образом – Владимир Шаинский написал музыкальную строчку прямо на тексте песни. Именно Шаинский увидел шлягер в словах "По ниточке, по ниточке ходить я не желаю" – у меня в архиве сохранился оригинал черновика -
На мелодию Шаинского – на свой страх и риск – я сделал запись "минусовки" для актрисы Алены Черняк, в которую был тогда влюблен - а влюбился я в нее на премьера фильма "Полеты во сне и наяву - http://kino-ussr.ru/main/729-polety-vo-sne-i-nayavu-1982.html

Но Алена отказалась делать наложения голоса – фонограмма, которая обошлась мне в целых сто рублей – была слишком простенькой – только бас-гитара и барабаны.

Торопясь на запись диска Марыли Родович, я захватил эту самопальную фонограмму (19 см. в секунду) и услышал крайне неудачную версию песни "Ожившая кукла" на музыку Гранова.

Я тут же прямо на студии категорически запретил Марыле ее петь. Гранов, тоже бывший тогда на студии, заявил, что если я запрещаю Марыле Родович петь эту песню на его музыку, то он навсегда прерывает наше с ним творческое содружество – а песен на мои слова в программе Голубых гитар" был добрый десяток.

"Ну и хорошо, – согласился я с ним, – Считай, что с этой минуты мы с тобой не знакомы".

На "Мелодии" студийного времени на запись песни тогда выделялось всего только два часа (потому что подобных студий на всю страну было меньше десятка).

Шаинский на запись песни попасть уже не мог, поэтому мне самому пришлось напеть Марыле Родович песню "Ожившия кукла".

В ее исполнении песня "Ожившая кукла" действительно ожила, и с тех пор звучит в музыкальном эфире страны вот уже больше тридцати лет.

Когда Владимир Шаинский появился на студии "Мелодия" (ныне восстановленный "Костел штурманов"), запись песни была уже закончена.
Композитор прослушал запись, одобрил, и велел наложить "тубы", что и было потом сделано.



ОЖИВШАЯ КУКЛА
Стихи Александра Жигарева, Сергея Алиханова

На сцене я жизнью живу настоящей
И светит в лицо мне живительный луч.
А там за кулисами маленький ящик,
В который меня запирают на ключ.

По ниточке, по ниточке ходить я не желаю -
Отныне я, отныне я, отныне я живая.

К рукам моим тянутся тонкие нити -
Там кто-то боится что здесь я споткнусь.
Эй, там наверху, вы меня отпустите -
Без нитей невидимых я обойдусь.

Но песни последней последняя нота
Уже прозвучала и стихнет сейчас.
И тянет меня словно за руку кто-то,
Опять уводя за кулисы от вас.
Переводами грузинской поэзии я занимался 20 лет - с 1968 по 1988 годы.
Перевел десятки и десятки тысяч строк.
В книжке "Долгая осень" -
избранные переводы Симона Чиковани, Георгия Леонидзе, Реваза Маргиани -http://alikhanov.livejournal.com/796818.html

SAM_6359

Мурман ЛЕБАНИДЗЕ

* * *
Я ехал верхом - то вдоль берега, то меж холмов.
Вдруг волк одиноко завыл за студеной рекой,
А следом завыла и стая – вся стая волков,
И я поразился – как слажен, как дружен их вой.

- Эх, Мурман, - сказал я – как ты одинок на земле!
Всю тягость дороги
ты должен один превозмочь,
Когда даже волки в промозглой предутренней мгле
Завыли все вместе на долгую зимнюю ночь...



Морис Поцхишвили

ДОРОГА, КОРРИДА, ЭРНЕСТ ХЕМИНГУЭЙ

А поезд, как бык, и ревет, и летит.
И в этом напоре утеряна мера.
Вселенная, словно коррида, гудит
И машет луною, как желтым сомбреро.

Вот красным плащом поведет семафор,
И поезд, помедлив, срывается с места,
Могучим загривком взметая простор…
И Он тоже здесь… Он спешит на фиесту…

Звонит этот колокол гулкий по ком?..
Вдруг поезд на шпагу рассвета наткнется,
Но кровь на арене засипят песком,
И зрелище вновь ни на миг не прервется.

Начнется такое, что только держись…
Оттуда не будет обратного рейса –
Со смертью не соединяется жизнь
На всем протяжении, словно два рельса.


(Перевод вошел в "Антологию мировой поэзии в русских переводах 20 века".)

Из Зураба КУХИАНИДЗЕ

НОЧНЫЕ КРЫШИ

Луна к себе притянет сны земные,
И в час метаморфоз и перемен,
Вдруг крыши, словно бабочки ночные,
Взлетят и обнажат проемы стен.

Я тихий голос твой опять услышу,
Годов прошедших разомкнется круг -
Светясь в ночи, легко пройдет сквозь крышу
Изгиб летящий лебединых рук…


* * *
Ожидание, как камень, тяжко сдавливает грудь.
Если только ждать умеешь – все придет когда-нибудь.

Ждешь погоды, ждешь удачи и, смиряясь с невезеньем,
Вдруг поймешь, что эти годы оказались униженьем.

И покажется, что время не вперед идет, а вспять.
Душу губит ожиданье, если слишком долго ждать…

* * *
Отбился жеребенок от табуна, играя,
И бесшабашно бегал, взметая белый снег.
Внезапно на опушке возникла волчья стая.
Пред серою стеной прервался бег.

Была деревня близко, несло жильем и дымом,
А тут на жеребенка шла смерть со всех сторон.
Расчесанная грива от страха стала дыбом –
Мой рыжий жеребенок был обречен.

И молнией ударил вожак, и налетела
Волною серой стая.
И, сжавшись весь в комок,
За деревом я плакал, в глаза все потемнело –
Ничем уже я другу помочь не мог.

Вдруг вырвалось из круга из смертного и звонко
Помчалось на свободу в простор полей лесов
Исполненное болью ржанье жеребенка, -
В нем было и прощанье, и крик, и зов.

А стая жадно ела, насытилась. Стемнело.
Как тени, волки скрылись. Настала тишина.
И лишь снега светились, и кровь на них алела.
А над пустой опушкой взошла луна.

Дрожащею спиной я прислонился к буку –
И как арба скрипел он – был ствол упасть готов.
А снежного покрова накинутую бурку,
Как строчками, прошили следы волков.

С тех пор в просторах зимних, где рыщет волчья стая
По ледяным дорогам без цоканья копыт,
Взвивая гриву ветра, пыль снежную вздымая,
Ржанье жеребенка летит, летит…

Его не оседлали, и страх его не гонит,
И лишь порой манит той деревеньки дым.
А следом без оглядки, в неистовой погоне,
Мое лихое детство летит за ним…


Резо Амашукели

КЛАДБИЩЕ МАМЛЮКОВ

На войне на чужой не воюй.
Не клянись на чужом языке,
А забудешь родной –
твоя гибель легка на помине.
Для кого добываешь венец,
Если дом твой стоит на песке?-
И величье, и золото
прахом пойдет на чужбине.

И тебя на пиру на чужом
Не украсит чужая чалма,
И огонь не согреет, и ветер
твой лоб не остудит.
Много крови и поту прольешь,
Но положишь ты жизнь задарма –
Упадешь на песок,
и тебя даже конь твой забудет.

…Я по городу мертвых иду.
Здесь мамлюки погребены.
А на выжженных солнцем камнях
нет ни слова, ни знака.
И невольник владыки пустынь.
И наемник победной войны -
У ислама в глазах -
ты и в жизни и в смерти – собака.

А осматривался я не зря –
Вон рябой маслянистой дугой
Гробовая змея
под лучами отвесными дремлет.
И, высеваясь из песка,
Чьи-то кости опять под ногой, -
Чужаков ни живых и ни мертвых
земля не приемлет.

Дружно в сторону глядя одну,
На шоссе европейцы стоят,
Любопытством больны,
по задворкам слоняются мира.
И опять с минаретов своих
Муэдзины сейчас закричат.
Ветер запах гашиша
доносит сюда из Каира.

Хоть была нестерпимой жара,
И за горло брала духота –
На погосте на том
я другие испытывал муки:
Боль утраты терзала меня,
И таланта и страсти тщета –
Ведь когда-то и Грузию
распродавали в мамлюки…


Переводы именно - избранные, например Зураба Кухианидзе я перевел 2 книги стихов - в общей сложности не менее 4-х тысяч строк - обе вышли в Москве.
Силована Нариманидзе - моего близкого друга - вечная ему память! - 3 книжки, а строк и того больше.
Две из них вышли в Тбилиси, а одна - "Виноградник" - в Москве, в издательстве "Советский писатель".

Силован Нариманидзе, несомненно, был пророком.
Вот его стихотворение, которое я перевел в 1982 году:

* * *
История событьями полна,
Но все же для людей неуловимо,
От древних царств, от основанья Рима
До наших дней менялись времена.

В родных горах скрывались племена
Чтоб сохранить незыблемость уклада –
Пусть все как встарь - им перемен не надо! –
А все же изменялись времена.

И дождь, и солнце, и опавший клен,
И ветер, проносящийся над полем,
Неспешность дум, и речи нал застольем
Вершили изменение времен.

Закат и над рекою тишина,
Разгул весны на переломе к лету.
И может быть, как раз в минуту эту
Внезапно изменились времена…

О каком "изменении времен" тогда - в самый брежневский застой - могла идти речь?
А его поэма "Беженцы", тогда же переведенная мной...

Симон Чиковани был издан в большой серии "Библиотеке поэта", а подборку моих переводов Симона Чиковани предварил своей врезкой в "Литературной Грузии" сам Ираклий Абашидзе -http://alikhanov.livejournal.com/574168.html.

При получении пенсии я принес справку из библиографического отдела творческих кадров союза Писателей России.
В этой справке указано. что перевод в декабрьском номере журнала "Литературная Грузия" за 1968 год - стихотворения Симона Чиковани "Шаги" - это моя первая литературная публикация.
Творческий стаж мой достиг, стало быть, 47 лет...

Журнал "Литературная Грузия" давно закрыт. Давно закрыто и издательство "Мерани", где вышла книжка "Долгая осень", за которую я получил и немалый по тем временам гонорар.
Именно благодаря этой книжке мое дело в Приемной комиссии зашевелилось, и спустя 7-мь лет после выхода первой книжки "Голубиный шум"
http://alikhanov.livejournal.com/68121.html
- было пересмотрено, и я был принят принят в Союз Писателей СССР.
Но главное - эта книжка была одной из последних, если ни самой последней книжкой русского поэта, изданной в Грузии.
Низкий поклон и сердечная благодарность!

Из Шалвы ПОРЧХИДЗЕ

* * *
Пергаментное небо старовато
Над древними руинами…
Куда
Халдея убежала от Евфрата,
Когда взбесилась темная вода?

И как бы от потопа ни стремились,
Они не убежали от судьбы -
К Евфрату никогда не возвратились
С оленьими упряжками арбы.

Прошли века иль только миг единый –
Все те же стены высятся вокруг.
Лишь времени тяжелой паутиной
Папирусы запеленал паук...


Из черновиков.
***
Если душу щемяще тревожит,
Стороной уже не пронесет,
И никто никогда не поможет,
И случайно ничто не спасет.

Мать моя из деревни бежала,
И из дому отец уходил -
Их предчувствие только спасало,
Век ХХ-ый их гнал и учил:

Убегайте с пустыми руками,
Вынимая кусок изо рта.
Кто придет этой ночью за вами,
Сами пусть отворят ворота.

***
Отзвук гласных помчится во мне,
Словно ветер над полем.
Я свободен внутри, а не вне,
Где и взгляд под контролем...

***
И дней, и лет, и журавлей,
И клин, и стая, и станица -
Все возвратится, возвратится,
Но только в памяти моей...

Надпись рукою матери.




«Для сель/хоз выставки в 1939 году» - надпись рукою матери на обороте фотографии.

Мать Александра Сергеевна и бабушка Анна Васильевна Горемычкина - предвоенная Москва.





«Дарю на память Тони Бородиной от Шуры Горемычкиной 6 марта 1931 года.» Надпись рукой матери - ей здесь 11 лет - она уже два года живет в Москве

Profile

alikhanov
alikhanov

Latest Month

November 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags