December 9th, 2019

Стихи 1980 года. "И шум воды, и зной земли..."



***
Видел часто, замечал
очень редко -
Как вокруг меня лежал
снег на ветках.
Пробегу дороги треть -
что такое?
Возвращаюсь рассмотреть -
снег на хвое!

АРКА

Угрюма каменная пойма,
Но весел дикий смех ручья -
Он скалами едва не пойман,
Но, извиваясь, как змея,
Юля и прыгая меж скал,
Ручей лазейку отыскал.

Моста изогнутая арка
Из темных, плоских кирпичей.
Когда здесь в полдень очень жарко
Люблю я посидеть под ней.
Здесь никогда не прозвучит.
Ни скрип колес, ни стук копыт.

Сперва крута, потом полога,
Из города сюда идет,
И здесь кончается дорога,
И бесполезен древний свод.
Есть лишь один из берегов -
Другой ушел на сто шагов.

Что это? - След каменоломни,
Иль берег паводки свели,
Иль божий знак - живи и помни
И шум воды, и зной земли.
1969 -1980 гг.
Опубликовано в журнале "Новый мир" в 1999 году -
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1999/12/alihan.html

***
Стараюсь не дышать, чтоб услыхать
Твои шаги по лестнице...
Ах, оттепель! Как звонко капли бьют
По ящику цветочному!

***
В траурной сцене убавится света,
Кордебалета замрет карусель -
Смерть балерины в либретто балета,
И, замирая, танцует Жизель...
Локтем приятель в бок мне толкает:
“- Видишь, какую нашел я жену!”
И улыбается, счастьем сияет, -
Гордость глаза застилает ему.

***
Твист допотопный вдруг прерывался -
На танцплощадке я появлялся.
Чтобы общаться с людьми напрямик,
Был я затейник, и массовик.
От микрофона не оторвать,
Много народу - легко выступать.
Летние встречи в звонких стихах
Вот бы остались книжкой в руках.

ЗОЛУШКА

Когда работа надоела,
И стирка отдает в висок,
Вновь башмачки она надела,
Но не на бал, а на каток.
Как-будто в сказку убегает,
Когда она в толпе спешит,
Туда, где музыка играет
И лед блестит.
Стихотворение было опубликовано в журнале "Кругозор"

**
Куда она спешит одна,
По снежной улице, в потемках? -
Как в подворотне плач котенка,
Её походка чуть слышна.
Скрипят, скрипят её сапожки,
В пространстве отмечая шаг.
Крылами белыми во мрак
Поземка машет вдоль дорожки...

* * *
Как же значительно было тогда
Ехать верхом в Арзрум.
Видимо в лайнерах наша беда -
Стал верхоглядом ум.
Будем на пляже лежать, загорать,
И улетать невзначай.
Как же значительно было сказать
Черному морю: "Прощай!"

ПОСЛЕДНИЙ ЖИТЕЛЬ

Вовсе не умникам вопреки,
Ни дуракам подстать,
В этой деревне у самой реки
Стал он свой век доживать.
Может, и был на подъем тяжел,
И отгулял свое -
Так до конца вот и не ушел
Житель последний ее.
Горше наверно не может быть
Мысли последней той,
Что никому уж теперь не жить
Здесь, на земле родной.
Мезень.