February 3rd, 2020

Владимир Леонович - Коренной житель вечности.

С Владимиром Леоновичем я познакомился в 1969 году.
Он приехал в Тбилиси, чтобы переводить грузинскую поэзию.
Леонович переводил 20 лет.
За это время в Москве вышла его книга стихов "Нижняя Дебря"

"на высоком полке распростерт"

"...оставляет- в случае чего -
Он у банщика ключ и записку -
Как фамилия, адрес его."

"убили - помешали умереть"
(о замороженном цветке)

"Скотина непростая -
ублюдок и урод -
Из рабства вырастая
до воли дорастет"
(Верблюд)


Однажды Александр Межиров почему-то спросил меня:

"- Кто - как ты думаешь - по уровню поэтического дарования кто выше - Леонович или Ку-ев?
- Конечно, Леонович.
- А Евт -ко?
- Этот повыше, но всего лишь сантиметра на полтора, - пошутил я.
- Да, так есть, - утвердительно кивнул Межиров.
читать Collapse )

Алина Витухновская -в "Новых Известиях"



На этой неделе известный публицист, политик, автор "Новых Известий" Алина Витухновская представила свою новую книгу "Записки материалиста" в культовом столичном клубе "Китайский летчик Джао Да". Однако талант Алины многогранен. Она еще - и прекрасная поэтесса.

Сергей Алиханов

Алина Витухновская родилась в Москве. Ее стихи публиковались в журналах: «Новый мир», «Октябрь», «Арион», «Птюч», «Лилит», «Дети Ра», в газетах: «Известия», «Комсомольская правда», «Литературная газета», «Независимая газета», «День литературы», «Литературная Россия», «Полутона», «Топос», «Новое время», во многих поэтических антологиях и альманахах.

Алина - автор поэтических сборников: «Аномализм», «Последняя старуха-процентщица русской литературы», «Собака Павлова», «Земля Нуля», «Онегин Твистер», «Чёрная Икона Русской Литературы», «Мир как воля и преступление», «Опустошитель», «Человек с синдромом дна», «Меланхолический конструктор».
Витухновуская - стипендиат литературной Премии Альфреда Топфера, Лауреат Премии «Независимой газеты» «Нонконформизм».


В 1994 и 1997 годах, в общей сложности полтора года, пребывала в предварительном заключении. Общественными защитниками на процессе были поэты Андрей Вознесенский, Александр Ткаченко, Юнна Мориц, прозаик Андрей Битов.


Член Союза писателей Москвы, член Международного ПЕН-клуба.


Явление Алины Витухновской образовывалось и создавалось в творчестве и самим творчеством, нормы изобразительности которого - эмоции, помноженные на внутренне чувство абсолютной свободы. Преобразовывая мир творчеством, Алина Витухновская стирает границы между реальностью жизни и искусством.


«В яростном недовольстве средней школой, и всем тем, что она мне давала, отнимая меня у меня самой, в восьмом классе я выбралась из ее стен, и с тех пор, если кто-то меня и учил, то только сам Господь Бог, да и то вряд ли» - ответила мне Алина на вопрос, что она окончила. И действительно, нельзя найти ни одного, ни единого дактилоскопического отпечатка наставничества ни на одной из страниц ее сборников и книг.

Витухновская борется - и всегда в одиночку! - против стереотипов массового сознания, против жанровых схем, против невзыскательного «среднего» потребителя со слаборазвитым художественным вкусом. Всю свою волю, свой голос и гений Алина противопоставляет средствам массовых коммуникаций. И побеждает!

Алина Витухновская - самоценное и самодостаточное явление мировой культуры, слайд-шоу: https://web.facebook.com/alikhanov.ivanovich/videos/10219846880025411

Творчеству Алины Витухновской посвящено множество статей, исследований, высказываний выдающихся деятелей мировой культуры.

Журналист, общественный деятель и писатель Игорь Дудинский написал: «Алина — абсолютный, стопроцентный гений, ей во многом удалось превзойти энергетику и метафизику серебряного века. Рядом с ней никто даже близко не находится. Она одна олицетворяет собой Абсолютный Олимп Поэзии. И самим фактом своего существования доказывает, что есть еще последние могикане, которые не отделяют «литературу» от собственного образа жизни... за то, что ты пишешь, надо отвечать собственной жизнью, судьбой. Алина, к счастью, из таких...».
Об этом же в начале видеофильма говорит поэт и издатель Дана Курская:

https://youtu.be/J5apPPr31Co

Образам и мыслям, интонации каждой ее строчки присуща первозданность - качество самой природы - поэтому поэзия Витухновской вдохновляет композиторов современности на создание музыки.

Композитор Роджер Редгейт: «Название сочинения «Черные иконы» взято из стихотворения Алины Витухновской, чье творчество представляет собой радикальную реакцию художника на политическую ситуацию. Витухновскую не смогли запугать так, чтобы она ушла в чистый эстетизм. Я вдохновился резким анархическим пафосом поэзии Витухновской, ее утонченным пониманием формы и структуры, как одним из возможных ответов на судьбу современного художника в России...».

Поэт и критик Наталья Рубанова замечает: Алина Витухновская воплощает «соприродный интерес тех, для кого рабфаковская психология принятия любого насилия – ни божественного, ни человечьего – неприемлема ни эстетически, ни физически».

Валерия Новодворская делилась: «Я наконец-то поняла Ваши стихи, я научилась их читать. Это другой язык, другая форма жизни. Вы нашли вход в мир, где нет иллюзий, в мир подсознания Бытия.... Я войти в Ваш мир, например, не могу. Но я могу заглянуть Вам через плечо. А большинство не может. Вы их пугаете. Вы абсолютно свободны и абсолютно правдивы. Вы не знаете страха, а они в нем живут. Вы сделали то, чего не сделал Бодлер. Он написал «Цветы зла». Но он надушил и накрасил. И посадил в горшок, и обвязал ленточкой. Красота не ужасает. Она – иллюзия... В поэзии Вам аналогов нет. Я все знаю о поэзии, хотя сама не пишу. Дали и Босх – аналоги в живописи. Вы очень дорого стоите, Алина. Ваш дар уникален. Хотя и страшен».

Единственно, с кем можно сравнить в истории отечественной культуры явление Алины Витухновской - это с воплощением «великого духовного начала» самой Елены Блавацкой, о которой ее двоюродный брат Сергей Юльевич Витте написал: «если нужно доказательство, что в человеке есть душа, которая не может быть объяснена каким-нибудь материальным происхождением, то Блавацкая может служить этому отличным доказательством; в ней несомненно был дух, совершенно независимый от ее физического или физиологического существования».


Необоримый, всепобеждающи дух творчества Алины Витухновской - в ее стихах:



Фрейдизм

Они висели на весах,
пытаясь выведать в глазах
хоть что-нибудь, хоть что-нибудь,
но в темноте терялась суть.
И совершенный мир вещей
трещал из хаоса щелей.
И кровь стекала со стены.
Учись не чувствовать вины.
Все, что ты есть в чужих глазах -
инстинкт, помноженный на прах
и отраженья в зеркалах.

Родятся духи пустоты.
Они давно с тобой на ты.
Они сомкнут твои мозги.
Пока ты трезв, беги, беги!
А впрочем, господи, зачем
ломать такой некрепкий плен?
Он сам рассеется к утру,
закончив тайную игру.
Пока пусть стынет этот дом,
пусть пьют шампанское со льдом,
пусть видят гости миражи.
Благодари за щедрость лжи!

...А из прищуренных дверей
вам ухмылялся старый Фрейд.
Он редактировал любовь,
он знал пунктиры ваших снов.
Пока вы, устремившись вверх,
летели вниз, минуя век
и удаляясь от земли
под дивный вальсадор Дали,
минуя злую даму треф,
за вами старый Зигмунд Ф.
следил, как будто за жучком
следит жучковый астроном,
когда жучки на небесах
изволят ползать и плясать.



Они

Со мной опять здороваются стены.
С них сползает краска и идет за мной.
Они называют это тенью.
Я называю это тоской.

Не могу приспособиться к этому городу,
Не могу поселиться в чужие горы.
Они называют это глупой гордостью.
Я называю это горем.
За мной опять уходят бродяги.
Я держу кусок неба, вбиваю гвозди.

Я называю это флагом.
Они говорят мне, что это звезды.
Я сжимаю в руках солнца сгусток,
Остатки неба синего с солью.
Они называют это искусством.

Я называю это болью.
Кто-то рисует пустые дороги,
Кто-то чертит мысли по снегу рукой.
Они называют это богом.
Я называю это собой.


***
Я отродье безверья. Я трезвенник правд.
Дармовым атеизмом я издавна сыт.
Я бесстыдно сомнительно чувствую явь.
И она мне в ответ также честно молчит.



полностью - https://newizv.ru/news/culture/14-09-2019/alina-vituhnovskaya-to-chto-nas-ne-ubivaet-tolko-portit-vneshniy-vid

Олег Бабинов - в "Новых Известиях"


Проникновенная и ироничная, искрящаяся и прозрачно-неуловимая, современная и с тонкими историческими реминисценциями - такова ткань стиха Олега Бабинова. Просвещая, доставляет удовольствие при чтении, а главное заставляет читателя посмотреть пристально в самого себя - такова многовариантная суть поэзии Бабинова.

Сергей Алиханов


Олег Бабинов родился в 1967 году в Екатеринбурге. Окончил философский факультет МГУ.
Стихи печатались в журналах: «Знамя», «Дружба народов», «День и ночь», «Иерусалимский журнал», «Литературный Иерусалим», «Ковчег», «Южное сияние», «Лиterraтура», газетах: «Литературная Россия», «Независимая газета», «МК», «День», «Ковчег», в альманахах: «45 параллель», «Финбан», «Рижский альманах», на многочисленных литературных сайтах.

Автор поэтических сборников: «Никто», «Мальчик сломал слона». Соавтор и соиздатель альманаха «Стихи. Перекрёстки» (Москва – Санкт-Петербург – Нью-Йорк).
Член арт-группы #белкавкедах, которая выступала и выступает в Москве - в ЦДЛ, Булгаковском Доме, музее Пушкина, «Библио Глобусе» - и других в городах: Брюсселе, Риге, Петербурге, Липецке, Ростове-на-Дону.

Победитель литературного конкурса «4-й Чемпионат Балтии по русской поэзии».
Профессионально занимается управленческим консультированием, бизнес-аналитикой, корпоративными расследованиями. Жил в Великобритании, в США.


Непременный участник стихотворных поочередных чтений на всех поэтических площадках Москвы, Олег Бабинов на днях пошутил, что, мол, только в «Музее Пастернака» чувствуешь себя неловко - все время кажется, что хозяин вот-вот вернется, но возвращаться приходится самому. Недавняя презентация его нового сборника «Мальчик сломал слона» (Стеклограф, 2019) прошла на площади Трех вокзалов - в книжном магазине «Депо», оформленном, под стать сборнику, в высшей степени современным дизайном.


Сопутствующее столь ответственному действу нервное напряжение, похоже, так утомило поэта, что неожиданно для всех - всего пару дней спустя - Олег вдруг объявил, что уходит из поэзии. Однако, всеобщее негодование поклонников и собратьев по перу, а скорее всего собственное призвание, заставило поэта вернуться - совершенно блестящим стихотворением «Камера», в котором очеловечиваются нечеловеческие условия, созданные на всех континентах. Олег Бабинов несколько лет «проживал» и в Сиэтле, поэтому с полным основанием может примерить к своему внутреннему бытованию строки Иосифа Бродского, датированные 1974 годом: «номера телефонов прежней и бегущей жизни, слившись, дают цифирь астрономической масти». С тех пор прошло-пролетело скоро уже полвека! - а нелепые, и все более ускоряющиеся трагические события, технические открытия, в условиях тотально подконтрольного существования «сливаются» в мешанину в кюветах нашего подсознания, а больше-то и негде! - и воссоздаются стихами, все более напоминающими крики о помощи:

за нами из церкви блаженного арманда хаммера
следила как мы заметили вовремя камера
беглым зрачком следила завистливо негрово
но не засекала поскольку нас не было
кем же мы были когда мы с тобою не были
вывихом и запятыми садовой мебели
потом и пылью платной были парковкою
ландыши были и уличной были торговкою
красная книга же мамонты визг под колёсами
как в этом фильме из детства где мёртвые с косами
камера глупая камера крутится вертится
мне как и ей в нашу бытность не очень то верится

Поэт сокрушается, что борьба против пресловутых угроз, так изменяет человеческую ментальность, что сам человек вдруг начинает пропадать и исчезает... Получается по принципу квантовой механики: сам процесс исследования изменяет объект. А поэт продолжает читать свои стихи: https://youtu.be/-HlsjwBibdY


Творчество Олега Бабинова постоянно обсуждается на страницах журналов и на литературных сайтах. Александр Карпеко поэт и критик, пишет: «Я часто слушаю стихи Олега Бабинова в «живом» авторском исполнении. И каждый раз что-то в них меня «цепляет». Нестандартное мышление – визитная карточка поэта. «Мальчик сломал слона» – книга нескучная и парадоксальная. Это некий экскурс в собственное детство, когда мальчик и взрослый человек «сливаются» в персонаже без возраста. Похоже на палиндром времени: ты путешествуешь из зрелого возраста в детство, а потом – обратно. В поисках утраченного рая, и не только. Поэт стремится не «отпочковать» друг от друга маленькие свои жизни, а, наоборот, объединить их. Для него детство – тоже один из элементов своего «Я». Хотя, наверное, биологических клеток того маленького Олега во взрослом человеке уже не осталось. Всё «съела» динамика развития личности. Название книги, невзирая на кажущуюся непритязательность – концептуально. Не только дети – целые государства порой «ломают слона», а потом – смотрят, что из этого выйдет...».


Наш автор Данила Давыдов делится: «Сентиментальность и ностальгичность, укрощенные и превращенные в способ, позволяющий организовывать поэтический материал, – явление не то чтобы редкое в современном стихотворчестве, скорее наоборот. Однако же бесконечное проживание прошлого редко оказывается убедительным, куда интересней существование лирического «я» одновременно в разных временах. Еще интереснее, когда такого рода скольжение по временам выходит за пределы частного опыта и становится основанием более сложной структуры, подключающей некие универсальные, архетипические ходы. Иронически отстраненная, но в то же время и не лишенная пафоса манера отличает поэзию Олега Бабинова... С помощью своеобразной инверсии Бабинов выстраивает… поэтический механизм, обращенный в будущее («сюда, где мы ждем…»), преодолевая тем самым инерционный ностальгический посыл...».


Клип арт-группы #белкавкедах - https://youtu.be/wwtiZd-hOdE


Наталья Шишкова, поэт и критик на страницах «Ex Libris» отмечает: «Олег Бабинов часто выступает в составе арт-группы #белкавкедах, которую представляют еще Евгения Джен Баранова (наш автор) и Анна Маркина. Контраст между серьезными текстами и мнимой легкомысленностью помогает добиться желаемой цели – отсоединить себя от общего течения. Поэзия Олега Бабинова, на первый взгляд степенного господина с английской выправкой, оказывается сущим хулиганством. Свободные ассоциации, неочевидный поток повествования. Легкость, игра, ирония. Горечь. Потерянный белый человек среди недобрых джунглей. Все жалит, все болит. «Очкарик городской», подавленный своим бессилием, спрятавшийся не в пещере, но в «скрипучем офисном кресле» и наблюдающий за тенями, за отголосками внешнего движения. Но сколько бы лирический герой ни савнивал себя с колобком, который уж «счастия не ищет» и поджаривается на углях, за декларатвными заявлениями о собственном «никтожестве» все-таки чувствуется и сила, и надежда...».
И пусть надежда достается читателям его стихов:


Колыбельная


Спи, любимая, спи легко, спи голышом
на моём плече у вселенной, в тебя влюблённой -
кариатиды спят, а вон за той колонной
спят ликийцы, живущие грабежом.
Спит на востоке Крит. Спят его быки.
Спят рыбаки и кормящая их ставрида.
Ты сегодня держала небо, как кариатида -
спи, как боец, разжав усталые кулаки.
В сонном огне еле слышно гудят полеья,
негой и ленью гружёные спят корабли,
ослабевают коленей переплетенья,
ветер колышет снов разросшихся ковыли.
Мы ведь Рим с тобой, вечные - кто нам Аттила!
Наш с тобой Геркулес, отдохнув, обхитрит быка.
И куда бы наша история ни покатила,
ты просто спи пока, спи пока, спи, пока
эти варвары не научатся умиляться внукам,
не построят вокруг наших терм Будапешт,
наши литеры не привяжут к шипящим звукам,
не научатся спать, как мы – без шкур, без одежд.


Московский снег

Московский снег, давимый джипом,
настырно липнущий к метле
ферганца, тлеющего гриппом,
утопленного в янтаре
иллюминации вечерней,
зажжённой над тверской-ямской,
чтоб между лавкой и харчевней
след родовых своих кочевий
нашёл очкарик городской,

иди, засыпь дорогу к яру
и с яра съезд к сырой земле!..
…Крути, ямщик, верти сансару
напра-нале.
Всех замело — коня, поводья,
отчизну, веру и царя.
Так сладко замерзать сегодня —
особенно почём зазря.

Вороны в утреннем навете
накличут голод и чуму.
А ты один, один на свете,
несопричастный ничему.



Рядовой Рахманинов

Не жалей ни меня, ни прочих нас —
мы родом из века каменного,
но, Господи, слава Тебе, что спас
рядового Рахманинова!

Мы пошьём войну на любой заказ —
хоть тотальную, хоть приталенную,
хоть со стразами, хоть без всяких страз,
необъявленную, отравленную.
Санитар, санитар, не тяни, бросай —
не того потащил ты раненого.
Не спасай меня, но во мне спасай
рядового Рахманинова.

Колобок

когда б вы знали по каким сусекам
какой метлою и каким скребком
сметён был ставший этим человеком,
в каких углях он пёкся голяком
о мудрый и коварный крокодил,
решающий задачу как добычу —
не от таких я, брат мой, уходил!
не о таких я по ночам захнычу

какие тени щерились из ниш
разверзнутого настежь ренессанса!
каких химер на дне высоких крыш
он соблазнял, любил — и расставался!
он колобок он счастия не ищет,
он до зари останется со мной —
пока горячий уголь нежно свищет
под круглой и дымящейся спиной


полностью - https://newizv.ru/news/culture/07-09-2019/oleg-babinov-ya-svet-strelyayuschiy-s-dvuh-ruk-a-zvat-menya-nikak