June 16th, 2020

"Как обелиски из Египта в Рим..." - видео-воспоминание




***
Колонны, что обрушил Герострат,
Опорой кладки в толще стен стоят, -
Айя-Софии возвышая купол.

В Константинополь, обделив Эфес,
Имперский соблюдая интерес,
Порфир зеленый, как китайских кукол,

Как обелиски из Египта в Рим,
Как зеков в Магадан, в морозный дым,
Триремами, и в трюм - всегда вповалку:

Логистика для Клио не важна,
И по морю нас все везет она, -
Ни денег, ни столетий ей не жалко...

Тифлисские антики

Из книги Ивана Алиханова "Дней минувших анекдоты"
полная оцифровка http://coollib.com/b/273642/read

Глава 3 Тифлисские антики


После нашего вынужденного переселения в квартиру персидского посланника наш дом затих. Куда-то подевались многочисленные визитеры, заполнявшие когда-то гостиную и столовую, где во время чаепития за большим столом с самоваром продолжались споры - с какой масти следовало ходить, и нужно ли было объявлять малый шлем в пиках... Пропали и веселые итальянцы, братья Фредерико и Джиджино. Кончились и домашние концерты, так как наш роскошный рояль «Бехштейн» понравился Нине Берия и был ею экспроприирован.

Ежедневно продолжала свои визиты тетя Аннета, которую отец иронически называл «дежурной». Она считала своим семейным долгом воспитывать нас с братом. Водрузив на тонкий нос пенсне, и облизывая сохнувшие губы, она подолгу читала нам «Тараса Бульбу», «Вечера на хуторе близ Диканьки»... Благодаря тете Анне я на всю жизнь стал прилежным читателем и особенно полюбил Гоголя, Щедрина, Пушкина и вообще русскую литературу.
Продолжали приходить к нам лишь немногие друзья и знакомые, которых я бы назвал «Антики старого Тифлиса». О них пойдет речь.
Наиболее близким отцу человеком и его постоянным партнером по нардам был бородатый брюнет небольшого роста, обедневший телавский обыватель Гаспар Егорович Татузов. Он был известным в городе острословом и выдумщиком (как «Абуталиб» Расула Гамзатова, высказывания которого разносились по всем аулам).

Гаспар Егорович, например, составил реестр тифлисских дураков и определил им порядковые номера. Если в обществе появлялся кто-либо из числа «ордена дураков», Гаспар, незаметно для него, растопыренными пальцами, приложенными к щеке, показывал присутствующим гостям «номер» пришельца. Эта выдумка долгое время поила и кормила Гаспара Егоровича. Каждый потенциальный дурак старался заручиться его добрым расположением, чтобы, не дай, бог, не попасть в позорный список.

Еще Гаспар Егорович делил дураков на зимних и летних. Если к вам домой приходил «зимний» дурак, то его можно было определить только после того, как он снимал в прихожей палку, калоши, пальто и шляпу. «Летнему» дураку не было необходимости разоблачаться, сразу было видно, что это пришел дурак.

047
Сазандари любителей.
3-я глава, 4-я глава и 9 фотографий Collapse )

"Там и застит свет не так надвигающийся мрак..." - стихи 2006 года.





"Там и застит свет не так надвигающийся мрак..." -
стихи 2006 года.


***
Всеми фибрами слова и звука -
как мелодия в ткани стиха -
мы с тобой ощущаем друг друга
глубже тела и слаще греха.
Эта беспрекословная близость,
что ломает мосты в резонанс,
прямо в воздух – как птицы с карнизов –
здесь взлетала еще прежде нас.


***
Пусть боженька - сей праздный звездочет,
слоняясь вдоль замершего бульвара,
вам щечку чуть припухшую зачтет,
и выведет судьбу из-под удара.

* * *
Книги, как упадка знаки,
В надвигающемся мраке
Ходасевич продает –
Холод, голод, красный гнет.
Входят нищие, зеваки,

Чтоб погреться у прилавка.
К пайке малая прибавка
Получается от книг.
Мысль Державина постиг,
И ложится к главке главка.

А в Париже выйдет книга –
Сгусток воли, вестник сдвига.
Там и застит свет не так
Надвигающийся мрак –
Вдруг Европа не барыга.

Но взойдет не то, что сеешь.
И в рассеянье рассеясь,
Сам не видел перемен
И поэтому блажен
Спит в Бьян-Куре Ходасевич.

http://www.hodasevich.su/a…/alikhanov-esse-o-hodasevich.html

ОТПРЫСК

Сыновьи унижения, обиды
На шконке он раскладывал в уме
В Мордовии, потом на Колыме...
И гении-родители обрыдли -

Сквозь евразийский сон сучковых нар,
Он проклял, словно пайку, божий дар.

И в смертный час, когда все прибежали,
Чтоб в русский им хоть как войти глагол,
Сын к матери своей не подошел.
Ее глаза его не увидали…



***
В румянце Евы так необычайно
Горит желтинник и пылает мак.
А яблоко само пчелиный знак –
Любовь в раю? – да разве это тайна…

* * *
Сентябрь семнадцатого.
Пьет вино на Капри.
Смакует горечь до последней капли -
над ним не каплет.

Меж тем война, и некто в Питер катит,
чаи хлебает, вовсе не вино.
Но все уже предопределено.

***
Бездомный Гоголь под плащом небесным.
С котомкой ветхой - Бунин в съемный дом.

Трибун, оратор - вечный Цицерон
Был квартиросъемщик в Риме тесном...
.

(*Об этом говорит Катилина:- Кто меня обвиняет - жалкий квартиросъемщик - “инкунабулус”)

***
Снова кровь столе, на стене, на траве,
Человек на листве то ли пьян, то ли ранен...
Это снова война подступает к Москве,
От границ, рубежей, и от близких окраин.

Дай-то бог, что бы я хватанул через край -
Нам отмеряли срок, и порвали нам нервы.
Наступающий год так поди - угадай,
Это просто годок, или наш сорок первый...


* * *
На подножке, на опушке, на...
Горюю без конца –
Гибель Пушкина,
Смерть отца.


***
Насыщенный текст не приемлет обмана,
И в ясности явятся эти, и те.
Успеть бы взойти на Голгофу романа -
Распятое время висит на кресте.

ЛАНДАУ

Славлю гения,
разуму радуюсь! -
эти знания очень пригодятся мне для:
Сверхтекучесть гелия,
в диапазоне двух градусов,
возле абсолютного нуля...


Альманах "Информпространство" 2006 г.