June 28th, 2020

Роман "Гон" слушать, рецензия.


https://knigavuhe.org/book/gon/

https://alikhanov.livejournal.com/1856014.html рецензия

И единственная наша надежда, что планетарное пространство еще сохранилось и сакральная память нашего континента оживит народы, населяющие российские просторы...

В сакральном пространстве России происходит величайшее духовное сражение, в результате которого исчезает Второй мир.

И уже в полусне Феликс Павлович неожиданно понял, что и двурогий зверь, и антихрист только потому и явились, что побеждающий наследует все.

http://runcib.ru/detektiv/3657-sergejj-alikhanov-gon-2011.html
http://www.akniga.ru/Audiobook2980.html
http://obuk.ru/audiobook/87510-sergej-alixanov-gon-audiokniga.html
( и еще на сотнях сайтов)


11.

Хотя Феликс Павлович давно купил себе Библию, оказалось, что разговоры о книге были просто предлогом для встреч, и с годами еженедельные ужины с однокашником Додиком Ананьевым стали для Латунного приятной традицией. Тем более, что и Додику в его холостяцкой жизни было желательно хоть раз в неделю поесть горячего супа. А в тот вечер Феликсу Павловичу было особенно необходимо поделиться с близким человеком всем тем, что накопилось в душе.

Лата, тосковавшая без Гона, непонятно куда и на сколько умчавшегося в южном направлении, обычно не принимала участия в семейных вечерних трапезах, но сегодня тоже вышла к столу.
Ксения Сергеевна, не стесненная на сей раз во времени приготовления пищи, постаралась на славу, запасшись провизией с Черемушкинского рынка, где теперь в любое время года было изобилие овощей и фруктов, а главное - орехов и трав.

Посреди стола стояла огромная салатница с нарезанными помидорами и огурцами, нашинкованным зеленым луком, редисом, киндзой, петрушкой, рехани (базиликом), политыми постным маслом и уксусом, а так же тремя столовыми ложками кипяченой воды, в которых была растворена щепотка сахара. Рядом с салатом, в большой соуснице, Ксения Сергеевна подала аджап-сандали, приготовленный по ее особому рецепту.

смотреть и слушать Collapse )

Отмазка от тунеядки.

27052012453[1]

Десяток подобных публикаций в год - в различных журналах - редко переходил в другой десяток. Надо было слишком много "бегать по редакциям" - разносить стихи. рецензии, переводы - потом звонить "после двух" в литературный отдел, напоминать о себе.
Но все равно я упорно - и изо дня в день, и из года в год этим занимался.
Эта "творческая активность" имела чисто утилитарный смысл.
Там и сям набегали какие-никакие гонорары, справки о которых собирались и приносились в "Профком литераторов при издательстве "Советский писатель".
( Георгиевском переулке дом 2 - в минуте ходьбы от сегодняшней "Думы".)
Необходимой суммы 85 рублей в месяц надо было набрать, чтобы иметь право не работать по трудовой книжке.
То есть, не попасть под "тунеядку".
Заплативший взносы Член профкома имел и членский билет, который предъявлялся при случае участковому, и даже имел официальное право на литературного секретаря.
Вот удивительный случай из тогдашней жизни:
игрок Клубника (герой "Клубничного времени" -http://alikhanov.livejournal.com/…/%D0%9A%D0%BB%D1%83%D0%B1…) изловчился, и стал Членом профкома литераторов,
и тут же взял себе на работу литературным секретарем другого игрока - каталу по кличке Чума.
Член Профкома литераторов должен был платить своему литературному секретарю официальную зарплату - что и делалось, и проводилась по всем ведомостям и документам.
В реальной же жизни не Клубника - Чуме, а наоборот Чума платил Клубнике за "отмазку от тунеядки" - 200 рублей в месяц.
Раз в три-четыре месяца эти играющие люди встречались, и разыгрывали
набежавшую за это время "зарплату" в бильярд.
Чума играл в американку шаров на 3-4 шара сильнее Клубники, но по сводке они играли на равных.
Через пару часов игры в бильярд вся клубничная зарплата за "отмазку от тунеядки" возвращалась обратно Чуме,
а чаще всего "работодатель" Клубника еще и оставался должен своему наймиту.
Финал всех этих странных совковых взаимоотношений был еще удивительней.
Когда все состарились - Клубнике пенсию не назначили, поскольку никаких справок о трудовой деятельности и зарплате он собрать не сумел.
Чуме же назначили нормальную пенсию, как секретарю Клубники.
Самое удивительное - этот профком до сих пор существует!
25072012091

25072012092





"И шум воды, и зной земли..."







АРКА

Угрюма каменная пойма,
Но весел дикий смех ручья -
Он скалами едва не пойман,
Но, извиваясь, как змея,
Юля и прыгая меж скал,
Ручей лазейку отыскал.

Моста изогнутая арка
Из темных, плоских кирпичей.
Когда здесь в полдень очень жарко
Люблю я посидеть под ней.
Здесь никогда не прозвучит.
Ни скрип колес, ни стук копыт.

Сперва крута, потом полога,
Из города сюда идет,
И здесь кончается дорога,
И бесполезен древний свод.
Есть лишь один из берегов -
Другой ушел на сто шагов.

Что это? - След каменоломни,
Иль берег паводки свели,
Иль божий знак - живи и помни
И шум воды, и зной земли.

1969 -1980 гг.
Стихотворение опубликовано в журнале "Новый мир" в 1999 году -
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1999/12/alihan.html


* * *
Как же значительно было тогда
Ехать верхом в Арзрум.
Видимо в лайнерах наша беда -
Стал верхоглядом ум.

Будем на пляже лежать, загорать,
И улетать невзначай.
Как же значительно было сказать
Черному морю: "Прощай!"

1980 г.


ПТИЦЫ

И когда я газетку беспомощно смял -
Лжи и фальши страницы,
На завистливом взгляде себя я поймал -
Как парят эти птицы!

Где б я был, если б мог выбирать, где мне быть:
В государстве негодном,
Или там, где уже все равно, где парить,
Бесконечно свободным.

Тбилиси, 1980 г.
стихотворение опубликовано в журнале "Новый мир" -
http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1999/12/alihan.html


* * *
Я снизойду, ко мне ли снизойдет
Искусство говорить о незаметном -
О том, как тополь тянется, растет,
Как корни ищут ход подземных вод,
О мхе зеленовато-желто-бледном.

Не от того быстрей ли самолет
Пересекает небосвод тревожный,
А от того, как дерево живет,
От долгого пути подземных вод
Зависит наш успех неосторожный.

1970-1980 г.
Стихотворение опубликовано впервые в Альманахе «Поэзия» 1982 г.


* * *
«Ты сам свой высший суд.»
А. С. Пушкин

Вновь сам свои стихи ты судишь беспристрастно,
И видишь, что они написаны прекрасно!

Но все же никогда не забывай о том,
Что судишь ты себя не пушкинским судом.

Хотя в душе твоей восторг и торжество –
Твой суд не превзошел таланта твоего.


* * *
Верхневолжьем, среди перелесков, полей
Я на родину матери ехал моей.

Я плотины и памятники миновал,
И места по рассказам ее узнавал.

Вот и Кимры, где ярмарка прежде была,
Торговала, гуляла, пила да сплыла.

А тогда день-деньской продавали на ней
Тес и мед, осетров, лошадей, соболей.

Здесь опять в воскресенье собрался народ,
Ах, глаза б не глядели - что он продает!..

По Горицам пройду. Здесь три раза на дню
Узнаю я по дугам надбровным родню.

А Мартынцево близко. Бегут зеленя.
Вон, под вязами! Сердце обгонит меня...

Стихотворение было впервые опубликовано в журнале "Огонек" в 1984 г.


***
Я люблю тебя, словно лечу в березняк.
Воздух держит меня, а под сердцем сквозня.

Так уже не бывает, я знаю, но все ж
Я люблю. Это больше, чем правда и ложь.
1979 г.

Римская лирика.



РИМСКАЯ ЛИРИКА

* * *
Доступен был и не заносчив,
Не раб, но и не господин -
Вольноотпущенник, доносчик,
Он сделался необходим.
Неслышно шастал по хоромам,
Чтоб на ушко потом шептать.
С патроном рядом похоронен -
За Летой слухи собирать...


4417194857_0f1bb916b1_o

ФОРНАРИНА

С подмастерьем по Фарнезе
Шел однажды Рафаэль,
И, участвуя в ликбезе,
Он имел благую цель:

Он искал лицо Психеи,
Чтоб на все бы времена -
Встретил ты ее в музее:
Сразу видишь – вот она.

Тут навстречу – Форнарина!
Папа – местный хлебопек.
И пошла писать картина,
И пустилась наутек!

Было – ваше, стало – наше, -
Кто же в Риме без греха! -
Дал он золота папаше
За невесту пастуха.

смотреть и слушать Collapse )