August 10th, 2020

"Всезнайка век со скул воротит зев..." - стихи 2012 года.






* * *
Искали место для привала,
Сквозь бурелом мы шли с утра -
Нам направление давала
В порогах шумная Мегра.

Ход семги, холод, - в том апреле
Нам повезло вечерней мглой:
Сквозь морось добрели до цели -
К заброшенной избе курной.

Набрав валежника, закрылись,
И развели костер в углу, -
Дым прижимал, и мы склонились
К еде на земляном полу.

За лапником на чистый воздух -
Ель топором я обмахал,
И вновь в избу - дым дал нам роздых,
Стелился и тепло держал...


***
Снова время свернулось, как кокон,
И повисло над стылой водой.
Как в пространстве морозном, жестоком,
Сохраниться, остаться собой?

Перелетной судьбою высокой
Не успел улететь в синеве, -
Прячься в стужу, под жухлой осокой,
В продуваемой ветром листве...

Пережить невозможно морозы,
Можно только переумереть -
По весне и шмели, и стрекозы
Появились - и сразу лететь!



* * *
В тени руин, вдоль Колизея,
Вновь ежегодный Папский ход,
Тщету и милосердье сея,
Молясь, торжественно бредет.

Христианских мучеников тени
Прозрачный излучают свет -
Триумф, справляемый смиреньем
Самопожертвенных побед.

Сам Папа, в одеянье броском,
Вдоль серой пропасти стены,
Шажками, скрипом стариковским
Стирает римские следы.


***
В Трастивере еще остался сад...
На Форуме храм ко дворцу теснятся,
Своей охраны он устал бояться, -
И вновь, собой любующийся взгляд,
Уходит в зеркала, вот он проникся,
Безумием - затылок сдал назад,
И поспешил - сквозь переход и в ад -
Где струи Тибра тонут в водах Стикса.


***
Базилика – античный храм торговли -
В тени времен и честность, и обман:
Пустырь, и пыль, и не осталось кровли -
Стал прахом Константина истукан!

Здесь в Риме на втором, далеком стуле
Он восседал насуплено и зло, -
Ступня, и перст, и грозное чело
Ни разу проходимцев не вспугнули.


***

Не хранит следов пространство:
Вновь ли, встарь, во время оно -
Запоют пески пустыни по дороге в Вифлеем.
Снова семь коров промчатся
В сновиденье фараона,
Если тощие в начале - значит тучных нет совсем.


* * *
В бледном сумраке предзоревом
Ночи жизни своей провожаю.
Я застигнут начавшимся днем,
Что мне делать на свете - не знаю…

Как дневные часы ни гони,
Праздник ночи гораздо короче -
Коротая бесцельные дни,
Я живу в мимолетные ночи.

* * *
Слежу грачей, слетающихся в стаю,
еще вчера порхали невзначай.
И, кажется, почти что понимаю
прощальный грай.

Кричат и кружат над опушкой птицы,
выстраиваясь стаей кочевой.
Им надо с поздней осенью проститься,
а не со мной.


* * *
Пройду насквозь поднявшийся подлесок,
Тропинок нет - поляны заросли.
Начну кружить, не встречу даже беса, -
Следы копыт горят из-под земли.

Был люд честной, была молва и смута,
Теперь трава, крапива, лопухи.
Бес тут как тут, и всех готов попутать,
Безлюдье — это кара за грехи.

***
Всезнайка век со скул воротит зев:
Нам разрешили жизнь вместить в припев -
И ради денег, и чтоб стать сюжетом,
И чтоб тебе дорожкой звуковой
Дойти до всех экранов, стать звездой,
И только запретили петь при этом.


***
Свидетельство исчезнувших ремесел -
На медном блюде олова следы.
На шкаф когда-то я его забросил,
Достал, и вспомнил темные ряды

Лудильщиков...
Тяжелый запах серный
На задымленном рынке городском -
Там патины ажур и блеск неверный
Фальшивым подновляли серебром.

И взглядами нас провожали люди,
Сжимая дохрущевские рубли.
А солнце так сияло в этом блюде,
Когда с отцом мы по базару шли.

Марыля Родович в Москве


с 17 мин.
ЗОЛОТОЙ ВЕРТОЛЕТ с 17 мин.
Слова Александра Жигарева и Сергея Алиханова
Музыка Северина Краевского
На коду этой песни, по замыслу композитора Краевского, должен петь хор пьяных голосов.
На студии перед микрофоном собрали всех сторожей, уборщиц – они должны были петь плохо и пьяными голосами.
Я тоже пел - в тайной надежде, что вот наконец-то мой голос останется в записи и прозвучит в эфире.

Трек этот был записан на "Мелодии" - видео поздняя подложка.
Ах, куда без следа
Время опять умчалось
Что было, то сплыло –
Горечи не осталось.
Помнить зло я не в силах
Все прощаю я заране.
Кожура от апельсинов
Брошена и завянет
А на танец не тянет.
Все придет в свой черед
Мир так переменчив
Был звонким мой голос,
А вот стал опять застенчив.
И мне делиться с вами больше нет охоты
Сама одолею невзгоды.
Вы без моих печалей
Лучше заживете
В золотом умчусь я вертолете.
Буду я с друзьями в небесах кружиться
Жить буду я не на нервах
И под нами будет пролетать столицы
Рим или Рио-де-Жанейро.
С высоты сразу видно станет –
В засуху как все вянет,
Где пожары, где войны,
Мир наш беспокойный.
И на танец не тянет…
с 17 мин. еще песни "Сядь в любой поезд" и "Лежу под грушей"