September 19th, 2020

Евгения Риц - в "Новых Известиях" на "Яндекс-Новости".




Евгения Риц в "Новых Известиях" на "Яндекс-Новости"
https://newssearch.yandex.ru/yandsearch?rpt=nnews2&grhow=clutop&from=tabbar&text=Евгения%20Риц
Рождение каждой строки и каждого стихотворения Евгении генерируются не столько происходящими в мире и обществе событиями, историческим пространством и временем, то есть внешними воздействиями, сколько в первую очередь ее собственным свободным выбором. Исключительно творческая фантазия определяет необходимость той или иной конкретики. Допуск значений исчезает — слову придается и первоначальный, и привычный, и символический смысл. Кажется, что нечеткая просодия Евгении Риц обладает лингвистической переменной - по аналогии с нечеткой логикой и математикой, полностью изменившими наш информационный мир. Каждое слово в ее стихах обретает новое качество, всегда чуть изменяя собственное значение — в зависимости от принадлежности к тому или иному тексту:

Здесь железная дорога превратилась в ртутяную,
Рдяный поезд-огонёк улетает в хлябь земную,
И поют его вагоны, бьют друг друга по бокам,
Город через запятую
Прибирает их вокзальным
Звоном к стянутым рукам…
Вьются сполохи по рельсам,
Выходи, давай, согрейся,
Из хрустального плацкарта,
Из общественного места.
Это честь твоя задета,
На неё пальто надето,
Чемоданчик на колёсах,
Сигаретка на губе.
Ветер вьётся без вопросов
Между зимних голубей…


полностью -https://newizv.ru/news/culture/19-09-2020/evgeniya-rits-i-stado-zhirnyh-volg-vo-sne-uzhe-probilo-hod

Евгения Риц - на заглавной странице "Новых Известий".





Необыкновенная легкость, в которой «сложность преодолена», и никаких следов этого преодоления не осталось вовсе. Ни на мониторе, ни на бумаге, и только в памяти читателя возникло и осталось «притянут небо к небесам», под которым стаи черных «Волг» сгинувшей советской номенклатуры, мечутся словно волки детских снов.

полностье - https://newizv.ru/news/culture/19-09-2020/evgeniya-rits-i-stado-zhirnyh-volg-vo-sne-uzhe-probilo-hod

И нет предела фантасмагориям, и явственным, и призрачным, порожденным перемешанными человеческими родами. Киношники говорят: «Как мы снимем, так и было». А у Евгении Риц — будет так, как у неё написалось:

И белый волк, и серый волк,
И стаи чёрных волг
Бегут сквозь тополиный шёлк
Под воробьиный щёлк...
И веток чёрная заря
Полна со всех сторон,
Они протянут якоря
Коры своих корон,
Притянут небо к небесам
И воду к толщам вод.
Что скажешь ты, скажи мне сам,
Покуда полон рот.
Скажу, что белый полк во мне
И красным полон род,
И стадо жирных волг во сне
Уже пробило ход.

Евгения Риц - в "Новых Известий" в рубрике "Поэт о поэтах"


5 сентября в премиальном листе Премии «Поэзия» в номинации «Стихотворение года» оказалась и Евгения Риц — в связи с этими событиями расскажем о творчестве замечательной поэтессы.

Рождение каждой строки и каждого стихотворения Евгении генерируются не столько происходящими в мире и обществе событиями, историческим пространством и временем, то есть внешними воздействиями, сколько в первую очередь ее собственным свободным выбором. Исключительно творческая фантазия определяет необходимость той или иной конкретики. Допуск значений исчезает — слову придается и первоначальный, и привычный, и символический смысл. Кажется, что нечеткая просодия Евгении Риц обладает лингвистической переменной по аналогии с нечеткой логикой и математикой, полностью изменившими наш информационный мир. Каждое слово в ее стихах обретает новое качество, всегда чуть изменяя собственное значение — в зависимости от принадлежности к тому или иному тексту:

Здесь железная дорога превратилась в ртутяную,
Рдяный поезд-огонёк улетает в хлябь земную,
И поют его вагоны, бьют друг друга по бокам,
Город через запятую
Прибирает их вокзальным
Звоном к стянутым рукам…
Вьются сполохи по рельсам,
Выходи, давай, согрейся,
Из хрустального плацкарта,
Из общественного места.
Это честь твоя задета,
На неё пальто надето,
Чемоданчик на колёсах,
Сигаретка на губе.
Ветер вьётся без вопросов
Между зимних голубей…

https://newizv.ru/story/poet-o-poetah
полностью -
https://newizv.ru/news/culture/19-09-2020/evgeniya-rits-i-stado-zhirnyh-volg-vo-sne-uzhe-probilo-hod

Алина Витухновская в "Новых Известиях" - год назад!





Алина Витухновская в "Новых Известиях" на "Яндекс-Новости" https://news.yandex.ru/yandsearch?rpt=nnews2&grhow=clutop&from=tabbar&text=алина%20витухновская
Явление Алины Витухновской образовывалось и создавалось в творчестве и самим творчеством, нормы изобразительности которого - эмоции, помноженные на внутренне чувство абсолютной свободы. Преобразовывая мир творчеством, Алина Витухновская стирает границы между реальностью жизни и искусством.

«В яростном недовольстве средней школой, и всем тем, что она мне давала, отнимая меня у меня самой, в восьмом классе я выбралась из ее стен, и с тех пор, если кто-то меня и учил, то только сам Господь Бог, да и то вряд ли» - ответила мне Алина на вопрос, что она окончила. И действительно, нельзя найти ни одного, ни единого дактилоскопического отпечатка наставничества ни на одной из страниц ее сборников и книг.

Витухновская борется - и всегда в одиночку! - против стереотипов массового сознания, против жанровых схем, против невзыскательного «среднего» потребителя со слаборазвитым художественным вкусом. Всю свою волю, свой голос и гений Алина противопоставляет средствам массовых коммуникаций. И побеждает!

"Во глубине холста..." - стихи 1987 года



ВОЛЬНАЯ ИСПАНИЯ
(Горная вершина на Кавказе)

Нет, не флаги белые* - ореол названия
Вижу над горой.
«Вольная Испания», вольная Испания -
Мы опять с тобой!

Зубы и признания на допросах выбили,
Но года летят.
Пропадая без вести, вовсе мы не выбыли
Из Интербригад!

Мы пройдем по площади вслед за пионерами,
В сердце горн звучит.
Вся страна в волнении - что за Пиренеями,
Как дела, Мадрид?

Как дела на западе, как дела на севере,
На востоке как?
И бойцы в расщелине вновь вздохнут о клевере
Между двух атак.
1987 г.
* «Белые флаги» - снежные сдувы со склонов гор.


* * *
Экраном удалось обрамить
Мелодии, слова и дни.
Унифицирована память,
Воспоминания одни.


* * *
Где дом стоял - нет больше ничего.
Но строить стены не начну сначала,
Хоть землю жаль, и деда моего,
Зарытого у Беломорканала.

По воле было, стало по судьбе.
След заметен великой круговертью.
И дом бы рухнул сам бы по себе,
И дед бы умер собственною смертью.

Что было внове - стало вдруг старо,
Когда ж околемались недобитки,
И стали жить, да наживать добро,
И внуки оказались не в убытке.

И вот мы прикатили по лугам -
Старухи в деревеньке встрепенулись:
"- Гляди-ка, раскулаченные к нам
На "Жигулях" вернулись..."




- Кто вы? - спросили старушки.
Я ответил:
- Анны Горемычкиной внуки. А дом-то наш где?
- А, раскулаченные вернулись - определились они, - вон там стоял, - указали, и продолжили разговор между собой.

На месте дома моего деда, среди травы, виднелись развалины.

http://alikhanov.livejournal.com/340354.html





* * *
Руины рода...
Голос подам из-под обломков, -
С обидою на предков, с надеждой на потомков.
Нелепо то и это,
И голос без ответа.

(Аким Салбиев - актер много раз игравший роль Пушкина в кино и режиссер - вышел и прочел это стихотворение на моем авторском вечер в ЦДЛ в 1990 году - чем меня очень поразил - мы предварительно об этом не договаривались - как это обычно бывает.)

ПОСЛЕ СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ

Сожмет виски бессонной крови шум,
Но мысль не вырвется из круга -
Приходит раньше имени на ум
Порядок цифр - и «набираю» друга.

Ты позвонишь, я трубку подниму,
А это значит - я еще не помер.
Покажется порой, мне самому
Пожизненно присвоен только номер.

А провод донесет до нас с тобой
Не голоса - вибрации мембраны,
И сервисы эпохи цифровой
Врачуют нашей мнительности раны...

А Петр был занят Северной войной.

Монарха то и дело беспокоя,
Ночами офицеры и гонцы,
Мешая спать, слонялись по покоям.

Казарменный порядок во дворцы
Ввел Петр.
Дал нумерацию постелям
И запретил их без толку менять...

На цифры не пристало нам пенять -
Судьбу петровых слуг и мы разделим.

http://alikhanov.livejournal.com/890694.html

* * *
Какое множество романов
О Первой мировой:
Вот среди унтеров-болванов
Простецкий парень с хитрецой.

А вот герой читает сводки,
И не дождавшись перемен,
Бежит в Швейцарию на лодке,
Которую дает бармен.

А вот песереди Европы
Несчастный паренек лежит,
Сдает, потом берет окопы
И будет, наконец, убит.

А вот проснувшись спозаранку,
Туман увидев за окном,
Вновь офицер бредет по замку
И размышляет о былом.

Все утешенья бесполезны,
Когда распалось бытие, -
Война разверзлась, словно бездна,
И все провалится в нее...
Тбилиси.
Романы -
“Приключения Бравого солдата Швейка”
“Возвращение в Брайсхед”
“На Запвдном фронте без перемен”
“Прощай, оружие”


ВО ГЛУБИНЕ ХОЛСТА...

Истопник и бомжиха забрались в мою мастерскую,
подобрали ключи, выдавили окно.
Я за ними слежу, но мешать не рискую -
они краски кладут на мое полотно.

Не ходили в учениках, не были самоучками,
заранее всё знают назубок.
Кроссовки пришлепнуты липучками,
как пространство - мазками наискосок.

Значит нет азбучных истин,
если никто не оробел -
что выходит из-под кисти,
тем и заполняйте пробел.

Я бы прогнал их без всяких,
но они заявились неспроста:
если уйдут - сразу иссякнет
существующее во глубине холста.