September 26th, 2020

Константин Комаров - в "Новых Известиях" на "Яндекс-Новости".





Просодия полузвучаний, обрывков, полутонов, и вдруг до глубины цепляющая, - во всей душераздирающей пастельности и цветовой, и смысловой гаммы:

На третьей остановке от тебя
я был с автобуса за безбилетность ссажен
и вышел в мир, бессовестно грубя
всем встречным, ну а ты осталась с Сашей...
под серым, кем-то высосанным небом,
лишенным даже оспинки огня,
и извинюсь, а ты пойдешь за хлебом:
без хлеба жить сложней, чем без меня…


Константин Комаров - в "Новых Известиях" на "Яндекс-Новости"
https://newssearch.yandex.ru/yandsearch?rpt=nnews2&grhow=clutop&from=tabbar&text=константин%20комаров%20поэт

полностью - https://newizv.ru/news/culture/26-09-2020/konstantin-komarov-ni-o-chyom-nichego-ne-uznayut-esli-ya-obo-vsyom-ne-skazhu

Константин Комаров - на заглавной странице "Новых Известий".




Поэзия Константина Комарова возникает и живет среди бытовых подробностей, приземленных, типичных, примелькавшихся, и вовсе не стоящих даже обычного, а не то что поэтического внимания. Унылые эти подробности порой кажутся симулякрами. Все узнаваемо, напрямую соотносится с реальностью, и строфы составляются из вдруг промелькнувших в памяти, полу-осознаваемых временных обрывков, чуть ли ни со спастическими душевными болевыми ощущениями...
На третьей остановке от тебя
я был с автобуса за безбилетность ссажен
и вышел в мир, бессовестно грубя
всем встречным, ну а ты осталась с Сашей...
под серым, кем-то высосанным небом,
лишенным даже оспинки огня,
и извинюсь, а ты пойдешь за хлебом:
без хлеба жить сложней, чем без меня…

полностью - https://newizv.ru/news/culture/26-09-2020/konstantin-komarov-ni-o-chyom-nichego-ne-uznayut-esli-ya-obo-vsyom-ne-skazhu

"Я ощущал груз Ленского кудрей поверх погон мне падавших на плечи..."


Типография "Искра революции" - это сильно!





* * *
Когда я жил не ведая скорбей,
Со взводом повторяя повороты,
Зачем в угрюмой памяти моей
Звучали недозволенные ноты?

Зачем среди плантаций и садов,
В угаре мандариновых набегов,
Свет тусклый вспоминавшихся стихов
Меня лишал плодов, заслуг, успехов?

Зачем среди подтянутых парней,
Произнося торжественные речи,
Я ощущал груз Ленского кудрей
Поверх погон мне падавших на плечи?

На стрельбище, в ликующей стране,
Где все стреляло, пело и светилось.
Зачем, наперекор всему, во мне
«My soul is dark"* - опять произносилось...

* - "Душа моя мрачна" Байрон.

Осенью 1969 года в карантине - в первый месяц до принятия присяги - я служил в Батуми, в 90-м полку.
Жесткий солдатский быт, многократные подъемы - с мгновенным наматыванием, а потом разматыванием портянок, часовая зарядка, построения, поверки, маршировка по плацу, мытье этого плаца чуть ли ни зубными щетками, потом казарма, драки призывников со старослужащими и пр. не оставляли ни минуты одиночества.
С удивлением я ощутил, что все английские стихи, выученные мной в детстве - с 11 до 13 лет - под наставничеством моей воспитательницы и троюродной сестры Наталье Константиновны Орловской (О роде Орловских http://alikhanov.livejournal.com/744889.html),
всплыли в моей памяти.
Маршируя по плацу, выполняя марш-броски в противогазе, я декламировал про себя лорда Байрона, Томаса Мура, Эдгара По...
Странная - и спасшая меня - защитная реакция.
Англоязычная библиотека - http://alikhanov.livejournal.com/85342.html

Рисунки матери "Забор", Малеевка", "Вакханалия одиночества", фотографии







***
От зарплаты до зарплаты
Мать копила на духи.
Зряшние не делав траты -
Не терпела чепухи!

Будущий, а не вчерашний
День вступал в свои права -
Лился из Кремлевской башни
Запах - "Красная Москва"!

Приседания, наклоны -
Физзарядку - на балкон!
Ставила на подоконник
Удивительный флакон.

Улыбалась нежным светом
Башня древнего Кремля,
И сияла ей с рассветом
Вся Советская земля...

опубликовано в журнале "Наш Современник" №7 2019 г.,
в "День поэзии" 2019
https://alikhanov.livejournal.com/3002444.html


***
Если душу щемяще тревожит -
Стороной уже не пронесет.
И никто никогда не поможет,
И случайно ничто не спасет.

Мать моя из деревни бежала,
И из дома отец уходил.
Их предчувствие только спасало,
Век двадцатый их гнал и учил:

Убегайте с пустыми руками,
Вынимая кусок изо рта...
Кто придет этой ночью за вами,
Сами пусть отворят ворота.
.



МАТЬ


Читала, радовалась, пела,
Росла и крепла со страной.
С живой Волошиной сидела
За школьной партой за одной.

Ты все парады начинала,
Вручала Сталину цветы.
И ты всегда собой венчала
Из физкультурников торты.

Такая преданность и сила
Была в твоём лице простом,
Что даже Мухина слепила
С тебя колхозницу с серпом.

На танцы бегала в пилотке,
Платочек синий был мечтой.
И танцевали патриотки
Лишь под оркестр духовой...

Когда до пятачка с картошкой
Родная сузилась земля,
На мотоцикле под бомбёжкой
Пакеты мчала из Кремля.

И за Кавказом оказалась.
Когда закончились бои,
Держава твёрдо опиралась
На плечи гордые твои...

И вот опять в большой разрухе,
Всем помогала, как могла.
Но у России для старухи
Не оказалось ни краюхи,
Ни даже тёплого угла.

И ощущая виноватой
Себя, сама не зная в чем,
Под флаг
Под звёздно-полосатый
Ты добралась почти ползком.

Забыв года чересполосиц,
Вновь молодою стала мать,
И в океан авианосец
Тебя уходит защищать.

Журнал "Знамя"





















УЛИЦА ВЕРЫ ВОЛОШИНОЙ

И снова спрашиваю мать –
Как вы пробились воевать?
Мать говорит: «Пришли вдвоем,
Забраковал нас военком.
Я тут же принялась реветь,
Но военком сказал: «- Не сметь!
Умеешь мотоцикл водить –
Повестки будешь развозить».
Я с каскою на голове
Помчалась по пустой Москве.
А Вера, уж такое дело,
На третьем курсе заболела,
Но скрыли мы - не знал никто –
Она не сдала ГТО!
Сказалась не больной - голодной,
Врачи ее признали годной.

Перед глазами, как живая,
Она мне машет из трамвая
И по ветру летит коса...

Так в подмосковные леса,
В тыл фрицам, под огонь засады,
Послали девушек отряды.
В плен Веру раненную взяли
Под Крюково.
Ее пытали,
Сломить подругу не смогли –
Ее повесили враги».




***
“И вечная как Пушкин, и родная”

Отец был арестован, раскулачен
Как до Москвы добраться из Твери
В мороз, в метель... Но путь был предназначен,
И шла ты от зари и до зари.

Ладошки замерзали и коленки
И вспомнить не могла ты - сколько дней -
Вы шли вдвоем из дальней деревеньки
Шла с матерью - шла с бабушкой моей.

Их туеска вытряхивала крохи,
И смилостивилась к тебе судьба -
Ты оказалась символом эпохи,
Для выставки изваянным с тебя!

Ты победила голод и потраву
И шагом ввысь - бессмертен образ твой:
Тебе постален памятник по праву -
Стоишь ты как Россия над Москвой!