December 5th, 2020

Михаил Грозовский - в "Новых Известиях" - на "Яндекс-Новости".





Тонкая инструментовка стиха, всегда утонченная аллитерация только усиливают и может быть даже делают осуществимым благородный замысел поэта — воздействовать на глубокие детские струны, которые всегда остаются в душе каждого взрослого.
Олицетворяя — уподобляя живому средствами искусства, Михаил Грозовский стремится смоделировать и даже исправить нашу беспощадную реальность, и тем самым спасти род человеческий. Эмоциональная окраска лексики позволяет поэту привести общепонятные, но давно забытые, явления живой природы в качестве спасительного примера.
И вовсе не в детских, а во вполне взрослых стихах:

В лесу, где березняк и ельник,
где вперемешку свет и мгла,
великолепный муравейник
примкнул к подножию ствола...
И можно не бояться рабства
и в кучу спрятаться под ель,
поскольку равенство и братство
здесь только средство, а не цель...
И он стоит, как божья норма
меж пятен света и теней,
к стволу прижавшись...
Смысл и форма
в неразделимости своей...


полностью: https://newizv.ru/news/culture/05-12-2020/mihail-grozovskiy-slov-smertonosnoe-kruzhenie-strashney-ob-yatiy-i-strastey

Михаил Грозовский - в "Новых Известиях" - на "Яндекс-Новости"
https://newssearch.yandex.ru/yandsearch?rpt=nnews2&grhow=clutop&from=tabbar&text=михаил%20грозовский

Поэт Михаил Грозовский - на заглавной странице "Новых Известий".


Поэт Михаил Грозовский - на заглавной странице "Новых Известий".



Тонкая инструментовка стиха, всегда утонченная аллитерация только усиливают и может быть даже делают осуществимым благородный замысел поэта — воздействовать на глубокие детские струны, которые всегда остаются в душе каждого взрослого.
Олицетворяя — уподобляя живому средствами искусства, Михаил Грозовский стремится смоделировать и даже исправить нашу беспощадную реальность, и тем самым спасти род человеческий. Эмоциональная окраска лексики позволяет поэту привести общепонятные, но давно забытые, явления живой природы в качестве спасительного примера.
И вовсе не в детских, а во вполне взрослых стихах:

В лесу, где березняк и ельник,
где вперемешку свет и мгла,
великолепный муравейник
примкнул к подножию ствола...
И можно не бояться рабства
и в кучу спрятаться под ель,
поскольку равенство и братство
здесь только средство, а не цель...
И он стоит, как божья норма
меж пятен света и теней,
к стволу прижавшись...
Смысл и форма
в неразделимости своей...


полностью - https://newizv.ru/news/culture/05-12-2020/mihail-grozovskiy-slov-smertonosnoe-kruzhenie-strashney-ob-yatiy-i-strastey

"Тракт шел из Гориц, через Вереинку, Болдеево, Никитское, Чухово, Пустыри, Стоянцы..."



1 сентября 1987 года двоюродная сестра моей матери Варя Астраханова написала ей письмо:

"Недавно ездили мы с Толей на его машине под Горицы - 10 км. от Гориц -деревня Чухово, за брусникой.

Походила по лесам своей Тверской губернии.
Тянет родина, вечный зов предков - приди к нам!..

Прошла 2 километра по старинному тракту-дороге, на Стоянцы-Корчову.
Тракт шел из Гориц, через Вереинку, Болдеево, Никитское, Чухово, Пустыри, Стоянцы и дальше не знаю деревни.

Вот по этой теперь заросшей проселочной дороге мчались ямщики, горемычкмнские тройки, ездили твой и мой отцы, такие тогда молодые, задорные к своим невестам...

Вот что рассказала мне и Толе та дорога, по которой мы шли с ним вместе за брусникой и все вспоминали, вспоминали...

Дядя Сережа был крестным отцом Толи.
Он его смутно, но помнит.

До свидания. Обнимаю Варя"

Какая прекрасная проза!

Прадед мой держал в Горицах извоз, и это его тройки на старой семейной фотографии.

"с тоскою натыкаюсь я на кучи мурлыкающих сереньких фетят..." - Евгений Евтушенко


Тихая поэзия

В поэзии сегодня как-то рыхло.
Бубенчиков полно - набата нет.
Трибунная поэзия притихла,
а "тихая" криклива: "С нами Фет!"

Без спросу превращая Фета в фетиш,
бубенчики бренчат с прогнивших дуг:
"Эстрада, ты за все еще ответишь.
Ты горлопанством унижаешь дух".

Дух, значит, шепот, робкое дыханье,
и все? А где набат - народный глас?
За смирными чистюлями-стихами
не трусость ли скрывается подчас?

Идет игра в свободу от эпохи, но,
прячась от сегодня во вчера,
помещичьи лирические вздохи
скрывают суть холопского нутра.

Мне дорог Фет, хоть есть поэты лучше,
но, как на расплодившихся котят,
с тоскою натыкаюсь я на кучи
мурлыкающих сереньких фетят.

Все это лжевозвышенное фетство,
мурлыканье с расчетом на века -
от крыс и от сраженья с ними бегство
в тот уголок, где блюдце молока.

Не рождена эстрадною франтихой
поэзия,
но нет в борьбе стыда.
Поэзия, будь громкой или тихой -
не будь тихоней лживой никогда!

1971