February 24th, 2021

Японские впечатления 1989 года.



Первая возможность, которой воспользовался я в качестве члена Союза писателей СССР - отправился в круиз в Японию на две недели на теплоходе.
Цена вместе с билетами на самолет до Хабаровска и обратно, от Хабаровска до Владивостака и обратно - на поезде, и весь круиз - стоил две тысячи рублей, может быть, чуть больше, но не намного.
Япония - для японцев, никого кроме них там не увидишь.
Из Кобе почтой отправил в Токию на русскую кафедру в тамошний Университет книжку стихов “Лен лежит”.
http://alikhanov.livejournal.com/1026699.html
Как приплыли в Токию - тут же отправился в Токийский университет.
Встретился с тамошним профессором.
Он покатал меня на метро, показал столичные виды.
Профессор этот мне и рассказал, что у него зарплата огромная - на одну месячную зарплату мог бы купить автомобиль.
А приезжий человек в Японии вообще не может ничего ни купить, ни устроиться на работу.
Ценовой ценз, так сказать,
Но в том самом Кобе, откуда я ему книжку отправил, едва причалил наш теплоход, мы увидели прямо на причале сотни три автомобилей - на обмен.
Мой приятель - советский наш поэт - выменял тут же портфельчик с сувенирами на вполне приличную “Тойоту”.
Счастливый продавец - с восторгом рассказывал наш поэт, даже и не открыл этот портфельчик с сувенирами.
И все радовался, пока подъемный кран поднимал его старую “Тойоту" на борт круизного теплохода.
Я конечно рассказал профессору русской кафедры. этот случай с подержанным автомобилем
Вон мол, какая у вас бывает дешевизна.
- Этому автомобилю больше шести лет - объяснил мне профессор, - Надо платить налог на старую машину или утилизировать, или представить справку что старого автомобиля больше нет на территории Японии. Иначе новую машину купить нельзя.
- Значит, дешевле всего сбагрить это старье нам, - догадался я.
- Что значит “сбагрить”? - спросил меня профессор.
- То и значит, - объяснил я.
Еше помню, шли мы - вся писательская тургруппа, по какому-то искусственному острову, только что возведенному.
Вдруг видим - впереди вприсядку — вроде чуть-чуть приплясывая — сплошная людская шеренга двигается.
Подходим - оказывается рабочии мостят этот остров - и быстро так, и все время в ряд, а за ними готовая мостовая.
Тут Лида Григорьева, поэтесса, и спрашивает у экскурсовода:
- А на чем вы тут возводите все эти искусственные острова?
- На ложных идеологических предпосылках, - ответил я ей, опередив экскурсовода.
Тогда эта шутка показалась всем нам - советским писателям, очень смешной - при наших насквозь проетых-проеденных марксистско-ленинской идеологией мозгах.
А сейчас я думаю - зря мы так весело тогда смеялись

Памяти Эдуарда Лимонова.



Памяти Эдуарда Лимонова.
Год как его не стало.
Стихи его я впервые прочел в 1981 году - "По улице идет Кропоткин", "На курорте в Баден-Бадене" - небольшая самиздатовская брошюрка - все сразу запомнилось наизусть. В 1988 году в Лос-Анжелесе в издательстве "Панорама" Александр Половец -будущий создатель "Фонда Булата Окуджавы" - мне подарил книжку "Трое. Не размыкая уст" - Лимонов - один из трех авторов, еще Алексей Цветков, Александр Кузьминский.
Первый его Творческий вечер в Москве на котором мне удалось побывать по его возвращению - в Московской писательской организации в маленьком зале - во втором холле ЦДЛ по лестнице вверх.
Познакомился с ним на книжной выставке ВДНХ. Лимонов сидел один в павильоне издательства - экземпляры его огромной книги прозы лежали за ним. Сотрудницы, видимо, отошли перекусить. Я стал читать ему его стихи. Лимонов прослушал, и пригласил меня в штаб своей партии, сказал адрес.
На следующий же день я пошел на Фрунзенскую набережную, спустился в подвал - дверь открыта - там сидела девушка. По ее разрешению я взял по одному экземпляру газеты "Лимонка" - подшивки лежали на столе, и ушел.
На следующий 2004 год, опять на ВДНХа, я увидел Лимонова в буфете с охраной. Подошел, поздоровался. Лимонов взял из пачки только что изданную книгу, спросил кто я, подписал и подарил.
В ответ я подарил ему книгу мемуаров моего отца "Дней минувших анекдоты".
При следующей - последней и мгновенной встрече, и опять на ежегодной Книжной Выставке - я успел только спросить его:
- Ну что, прочли книгу моего отца?
- Не успел, конфисковали вместе с креслом, - сказал с усмешкой Эдуард Лимонов.