March 1st, 2021

Огромное спасибо Людмиле Чеботаревой за прекрасную подборку в альманахе «Кологод»!




Огромное спасибо Людмиле Чеботаревой за прекрасную подборку в февральском выпуске альманаха «Кологод».



Огромное спасибо Людмиле Чеботаревой за прекрасную подборку в февральском выпуске альманаха «Кологод».

ЗИМНИЙ СОНЕТ

Где ж тайный взор души, чтоб прозревать не слово,
Не чувственность свою, а нежный образ твой.
Меня не ослепил блеск снежного покрова,
В снегах я поражен ни снежной слепотой.
Стесненный космос мой зима сужает снова:
Чуть вздрагивает ель над скованной рекой -
Когда же застит лес ночной морозной мглой
Становится ясней, как родина сурова.

За светлой далью дней и за пределом зренья,
За пеленою лет, в пространной дымке снов,
Я робостью своей был скован без оков,
И вот теперь всю жизнь все длятся те мгновенья -

Ты убегаешь вдаль, как лыжница скользя,
Ты здесь, ты все же есть, но высмотреть нельзя…

* * *
Обрывается нить
Невесомого счастья -
Так легко уходить,
Если не возвращаться…


* * *
Что возраст? - Дней мелькает ластик,
Стирает разницу.
Люблю тебя, как шестиклассник
Пятиклассницу.
И снова замысел неведом
Любовной азбуки -
За косу дернуть, чтобы следом
За мной гналась бы ты…


* * *
От бабочек, шмелей и мошкары
Колодезную воду очищая,
Форель жила в колодце.
Лишь лучи
Высокого полуденного солнца
Касались просветленной водной глади,
Среди замшелых отражений сруба,
Всмотревшись сверху, вдруг я замечал
И круговой, и быстрый ход форели...
И где бы я c тех пор ни находился -
На севере у семужной реки,
Мчась через остров Медный в вездеходе,
Среди секвой в горах Съерра Невады,
Возле картин Вермеера, Эль-Греко,
Нисколько, никогда, не сомневался:
Усердный виноградарь поливает
Колодезной водой тугие лозы…
Вот я приехал - белая сирень,
И завязь за калиткой приоткрытой,
И груши распускающийся цвет,
Вовнутрь себя обрушился колодец.
И молодость моя, как та форель,
Описывает вечные круги
Во времени, исчезнувшем…


* * *
Брызги света влетают в овраг,
Лопухи прожигая насквозь.
Это страсть нас пометила так -
Мы уже не окажемся врозь.

А когда зачастят январи,
И метели слова заметут,
Снова солнечные пузыри
Из забвения в сердце всплывут…

* * *
Вам было все равно, когда вы выбирали -
Родиться в поздний век или в какой другой,
Жить теснотой октав на чуть глухом рояле,
Листать все тот же том прилежною рукой.
Дигест потом сонат непостижимый строй
Так оказался прост, что был озвучен в зале.
А образ ваш сиял над дымной суетой,
Как в ладанке финифть, как профиль на эмали.

Самодостаточность - вот каверзный итог,
И знает меньше вас ворчливый педагог,
И подошли к концу года упорных штудий.
И вот, накинув плащ, все не уйти никак -

Там подворотен ждет губительный сквозняк,
Где зависть, лед и злость бьют изо всех орудий.


* * *
Все те же фрески в отблесках свечей,
И тот же путь от церкви и до дома -
Ступает добродетельно мадонна,
Растит и кормит пятерых детей.
И светел лик, чело в заботах хмуро,
А для Петрарки все она Лаура.


НА ЗАМЕНУ СТАРОГО ЭЛЕКТРОСЧЕТЧИКА

Старый счетчик крутился, гудя по утрам,
На пороге больших перемен, -
Кипятильник шипел, покидая стакан,
И сушил твои волосы фен.

Он считал киловатты тех бдений ночных
В коммунальной моей тесноте.
На любви экономили мы на двоих
И нам было светло в темноте.

Самой лучшей из харьковских электробритв
Я наощупь водил по щекам.
И осталось за свет, что в годах тех горит,
Доплатить по последним счетам.


***
Чуть прикоснулся - тут же я
Стал виноват со дня творенья.
Уходит легкость бытия
От первого прикосновенья.
Ах, почему нельзя любить,
И даже на ходу пленяться,
Чтобы потом не задаваться
Вопросом - быть или не быть?..

ФОРНАРИНА

С подмастерьем по Фарнезе
Шел однажды Рафаэль,
И, участвуя в ликбезе,
Он имел благую цель:

Он искал лицо Психеи,
Чтоб на все бы времена -
Встретил ты ее в музее:
Сразу видишь – вот она.

Тут навстречу – Форнарина!
Папа – местный хлебопек.
И пошла писать картина,
И пустилась наутек!

Было – ваше, стало – наше, -
Кто же в Риме без греха! -
Дал он золота папаше
За невесту пастуха.

Форнарина же не дура –
Подцепила дурака,
Подвернулась ей халтура
На грядущие века:

Если удовлетворенный
Плотский пыл маэстро сник -
Значит одухотворенный
У Мадонны выйдет лик,

Изумительные плечи,
Крылья ангела оплечь.
Вовсе нет противоречья
В трепетанье губ и свеч!

Заглушен любовный лепет
Бормотанием молитв,
Пусть не страсть, а только трепет,
Как свеча во тьме, горит.


https://issuu.com/luche1/docs/february-vol_2-issuu?fbclid=IwAR0DA-ptA7rsJ7BahioWBqVvOuRh9-T6owu6qJa4IxGaxX9uuMzQ7reZyO8

"Клубничное время" повесть - Общее время звучания: 2 часа 30 минут.



Моя проза звучит.
роман "Гон" Общее время звучания: 13 часов 56 минут.
http://audioboo.ru/alihanovserg/735-alihanov-sergey-gon.html
78 тысяч сайтов с которых можно скачать роман "Гон"

Роман "Оленька, Живчик и туз"
Длительность 9 часов, 22 минуты 15 секунд.
http://detectivebooks.ru/book/20058327/
90 тысяч сайтов с которых можно скачать роман "Оленька, Живчик и туз"


"Клубничное время" повесть
http://akniga.org/18394-klubnichnoe-vremya-sergey-alihanov.html
"
Общее время звучания: 2 часа 30 минут.
100 тысяч сайтов с которых можно скачать повесть "Клубничное время".

повесть «Фигуральные бобы»
http://allmediabooks.com/2011/04/04/figuralnye-boby-sergej-alixanov/
В повести «Фигуральные бобы», с веселой, скоморошной интонацией Сергей Алиханов рассказывает историю, в которой бывший «спец. сотрудник» добывает свой хлеб, отнимая нажитое у аферистов и их посредников.
Подобные приемчики — как раз и есть та «сила», которая легко ломает «солому» отечественных деловых взаимоотношений.

Время звучания: 2:05:22
В повести «Фигуральные бобы»,

Музыкальные посиделки в Сололаки..


Юрий Константинович Орлов

К весне 66 года я окончательно провалил экзаменационную сессию в Политехническом институте.
Преподавательница по математике Ардгомелашвили - благословенно ее имя! - сказала, что она ни за что не поставит мне положительную оценку, и пусть я - пока еще есть возможность, перебираюсь в другой институт.

Мой отец рассказал об этом своему сослуживцу профессору Льву Владимировичу Чхаидзе.
Тот сказал, что его сын Лев - профессиональный математик, и он может позаниматься со мной.

Когда я пришел на первый урок, в доме Чхаидзе я встретился с Юрием Орловым, который пригласил меня на музыкальные субботние посиделки.

Принципиальность преподавательницы по математике – вот что сыграло определяющую роль в этом моем знакомстве с Юрием Орловым.
Ни за что, ни за какие коврижки она не хотела мне ставить тройку - и это изменило мою судьбу.

Юрий Орлов жил тогда на улице Энгельса вместе с родителями.
http://alikhanov.livejournal.com/100244.html - о Юрии Орлове.

Пластинки с классической музыкой - по 50 штук в каждой упаковочной коробке - занимали всю его 12-ти метровую комнату.
Музыку мы слушали по субботам - 4-5 часов - с перерывами на чтение стихов - в этой небольшой комнате.

Вход в подъезд – несколько ступенек и входная дверь налево.
И сразу же налево за этой дверью - дверь в комнату Орлова.
Его квартира была на первом этаже, и посетители посиделок стучали прямо в стекло его окна - чтобы им открыли входную дверь.

Улица Энгельса идет вдоль горы, за которой расположен Ботанический сад.
По этой улице еще в моем детстве ходили трамваи на фуникулер.
Трамваи шли вдоль горы вниз по улице, потом на колхозную площадь и там разворачивались.
Верхний круг трамваи делали в том месте, где сейчас сквер возле нижней станции фуникулера на Мтацминду.

Степан Ананьев тоже жил на улице Энгельса и был постоянным посетителем субботних музыкальных посиделок.

Степан тогда только что вышел из лагеря - он отсидел 4-ре года за «Манифест Технократов» - единственный рукописный экземпляр которого нашли у него под подушкой при обыске.
Степан - перед тем как загреметь - учился на Философском факультете Московского университета вместе со Щедровицким, о нем мне Степан Ананьев рассказывал еще в те годы.

Лет 10 спустя - уже в Москве - я познакомился и с Щедровицким, и с Генисаретским, и даже пару раз был на их философских семинарах. Там все беседы и лекции проводились под непрерывную магнитофонную запись на катушечный магнитофон "Яуза" - с тем чтобы потом, в случае задержания, было чем оправдываться перед органами.
Семинары эти оказались для меня слишком уж философскими.
Такими они и были в действительности.

Степан Ананьев сидел в тюрьме и в лагере с 62 года по 66 год вместе с Валерой Дунаевским, который получил срок за рассказ «Пуся голосует».
В рассказе Валерия Дунаевского карманник Пуся - в день выборов, спасаясь от преследования, забежал на избирательный участок. Хотя все избирательные бюллетени обычно кидали в ящик еще ранним утром, участки были открыты весь день.

Пуся стал расспрашивать скучающих членов избирательной комиссии о том, о сем, и слушал их объяснения, пока не миновала опасность. Затем воришка смылся.

Этот рассказ Валерия Дунаевского перед процессом, отправившим его в тюрьму, прошел экспертизу, и был признан "антисоветским" Союзом грузинских советских писателей.
Экспертиза эта, подписанная самим тов. Аба-зе, послужила основанием для приговора.
Валера показал мне копию этой экспертизы...

Эти музыкальные посиделки были последним костерком русской культуры на Кавказе.

Ермолов – Грибоедов - Пушкин – Лермонтов - Толстой - Есенин...
Воронцов - и другие русские наместники, среди которых был и мой дальний родственник Орловский (был наместником Тифлисской губернии с 1860 по 1876 годы http://alikhanov.livejournal.com/29601.html - здесь его фотография).

И вот теперь мы - несколько человек, читавшие друг другу русские стихи и слушавшие музыку Чайковского и Скрябина в исполнении Юдиной и Софроницкого, были последним очажком русской культуры, который возник в Закавказье в начале 18-го века и затухал в конце 20 –го, уже после большевистского наглого вторжения.

Но мы тогда не понимали этого.

Порка портних...

300px-AstolphedeCustineI

http://ru.wikipedia.org/wiki/Кюстин,_Астольф_де
Перечитал Де Кюстина "Россия 1839 года".
Сейчас особенно поразила сцена порки крепостных портних в Московском жандармском застенке - их привела туда собственница-барыня и одновременно - хозяйка модного московского салона!

Рабовладелица сама присутствовала и надзирала за поркой!
Портних истязали и искалечили только за то, что у них были любовники.

Француз - невольный свидетель - насчитал сотню ударов розгами - и сбился со счета.
Так пороли всех провинившихся крепостных, находившихся в услужении.

Это было всего 178 лет назад.
Моя бабушка с материнской стороны родилась в 1899 году - 60 лет спустя.
Дед с отцовской всего 30 лет спустя!
Это было вовсе не так давно...

Не скажешь подлинную - скажешь подноготную.
(Длиннники - это палки прутья – в подлинной пытке показал то-то, в подноготной – поговорки -
http://alikhanov.livejournal.com/431442.html

Невыносимое чтение об ужасной николаевской России -
https://ru.wikisource.org/wiki/%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F_%D0%B2_1839_%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D1%83_(%D0%B4%D0%B5_%D0%9A%D1%8E%D1%81%D1%82%D0%B8%D0%BD)