April 8th, 2021

"Подавай победу поновей!.." - стихи 1977 года



"Подавай победу поновей!.." - стихи 1977 года
***
Вновь в первых числах года
Перечитаю Пушкина.
Нет ближе
На свете человека мне, чем он.
Ни с кем я так беспечно не смеюсь,
Никто так верно мне не объяcнит
Зачем живу я.
Смутные печали,
Подспудные желания, любовь -
Весь русский мир прекрасней
И ясней.
Спасибо, Пушкин!


***
Не получилось - и не надо.
И неудача есть награда
За то, что верил, долго ждал,
За то, что духом не упал.
И отойдешь ты от удара.
Лишь неопределенность - кара.


***
Ухарские выкажу замашки,
И пока до озера дойду,
Выпрастаю плечи из рубашки,
Загореть успею на ходу.
Солнце и недальняя дорога,
Вдоль опушки леса, вдоль ручья.
Аист над водою длинноного
Постоит и отразит струя
Птицу.
Я увижу спозаранку
У опушки низкую землянку
Полуразвалившийся накат.
Здесь снаряд десятки лет назад
Вывернул всю землю наизнанку,
Хорошо как не задел солдат...

Волоколамск


.


***
Забор посередине поля, -
И с той, и с этой стороны:
Крапива, разнотравье, воля
Зачем они разделены?

Судогда.


***
Главная одержана победа!
Но, глядишь, победный день прошел,
И как-будто сделано полдела:
Тот великий, все решивший гол,

Ничего сегодня не решает,
И неповторимостью своей,
Долгой славой исподволь мешает -
Подавай победу поновей!

Эшеры.
В 1977 году летом на Олимпийской базе... -
http://alikhanov.livejournal.com/135509.html


* * *
Когда туман, явившийся над пашней,
Чуть убыстряет сумерек приход,
Июльский день, почти уже вчерашний,
Еще переполняет небосвод,
И месяц из-за облака встает -

Что может быть прекрасней этих далей! -
Темнеющих опушек островки,
И запах сена, словно дым печалей,
Окрестных сел живые огоньки,
И тусклый блеск темнеющей реки.

Волоколамск.


***
Нет и не будет свободных мест.
Занято все и внутри, и окрест -

Двери закрыты. На много веков
Список составлен очередников.

Но сократиться в инстанции квота,
Значит из списка выпадет кто-то.

Может быть, скоро отменят его,
Может, не будет вообще ничего.

Скатертный переулок.


***
Все упорней с тобой порываю.
Что ж я взглядом ищу, ожидаю
Неожиданной встречи с тобой?..
Прощено ли, да все ж не забыто,
И трагедии нашего быта
Не вершатся последней главой.


* * *
Там, за неподвижной заводью зеленой,
В сизой дымке времени светится вода.
Там струя стремится к цели отдаленной.
Ряска стала в заводи, не плывет туда.
А над кромкой берега изогнулись ивы,
Солнечные блики по стволам плывут.
Я пришел печальный, а уйду счастливый.
Жаль, что так недолго постоял я тут.
Волоколамск, на покосе в яблоневых садах.


***
Сосны, пришедшие к берегу Волги -
Корни их волжскою влагой наволгли,
Вязкий суглинок размыла вода.
Ох, как не хочется пасть исполину -
И обопрется о гладь, как о спину,
Всеми ветвями - и сгинет туда!
И понесла его - словно не смыла,
А зашептала и уговорила
Берег сосновый сменить на иной...
Тихо на Волге.
Не шелохнутся
Чуткие сосны. А силы мятутся,
Силы подспудные глади речной.
Тутаев.

"В раскатистом шуме большого порога..."



* * *

Завсегдатай клуба, Метрополя,
Щедро раздававший серебро,
Подниму картофелину с поля,
Положу в дырявое ведро.

Накрывая для бригады ужин,
Рифмы бормочу - я все не сник! -
Пусть я как поэт, пока не нужен,
Нужен как шофер и истопник.

Лишь бы мне не сгинуть ненароком,
Лишь бы оказаться понужней,
Лишь бы ближе - тем ли, этим боком, -
Все равно, кем быть среди людей.


ВОСПОМИНАНИЕ О СПОРТИВНОЙ РАБОТЕ

Я занимался волейбольной сферой –
Наискосок бесчисленных бумаг
Двусмысленный старался ставить знак,
Считая, что с обыденщиной серой
Не надобно решений волевых, -
Держи лишь меч дамоклов мер крутых.

Среди болот, лесов, полей и гор
Суровый телефонный разговор
Пересекал безмолвные просторы.
Что проводов начальственная нить,
От ветра трепеща, могла вершить?
И смело я пускался в разговоры.

Слегка скучая, зная все заране,
Я жизнь свою смотрел как на экране.
И перевоплощался иногда,
Чтоб искренность придать служебным фразам.
И преуспел во всем, живя по фазам,
И вроде бы не приносил вреда.

Я поздно ощутил свою причастность
К тому, чем занимался много лет.
Давая свой поверхностный совет,
Внося во все значительность и ясность
С поставщиком налаживал я связь,
А жизнь моя веревочкой вилась

Немножко в стороне.
Входя в струю,
Чтобы никчемность не раскрыть свою,
Я каждый раз умело прикрывался
Приверженности фиговым листком.
Но маска оказалась вдруг лицом,
Трюк перевоплощения сорвался.

И в трубку улетающее слово,
Бесследно исчезая всякий раз,
Не пропадает, как в пустыне глас,
А формирует образ прожитого,
Который и становится тобой,
Хотя всего не помнишь за собой.


* * *
В раскатистом шуме большого порога
У самой реки мы пожили немного,
Стремился на север поток.
Хотя и березы вокруг шелестели,
И сосны порою под ветром скрипели,
Мы слышали только порог.

Опять меж домов я слоняюсь угрюмо.
Как будто и не было этого шума,
И голос простора угас.
Вдали самолет прошумит ненароком.
А там, у далекой реки, под порогом
Как-будто и не было нас...

У реки Мегра.