August 21st, 2021

Сергей Ивкин - на Заглавной странице "Новых Известий"





В последнии десятилетия не только Россия, но и русская поэзия прирастает в основном Сибирью, с присущей сибирякам языковой свободой и памятью. Особая чувственность, классика «высокого стиля», присущая поэтике Сергея Ивкина, в едином потоке его внутренней лирической речи весьма отличаются от столичной разноголосицы.

полностью -
https://newizv.ru/news/culture/21-08-2021/sergey-ivkin-vsyakiy-raz-ya-presekayu-impuls-obnazhit-izlishestvo-lyubvi

Сергей Ивкин - в "Новых Известиях"



В последнии десятилетия не только Россия, но и русская поэзия прирастает в основном Сибирью, с присущей сибирякам языковой свободой и памятью. Особая чувственность, классика «высокого стиля», присущая поэтике Сергея Ивкина, в едином потоке его внутренней лирической речи весьма отличаются от столичной разноголосицы.
Сергей Алиханов

Сергей Ивкин родился в 1979 году в Екатеринбурге. Окончил Художественно-педагогический институт при Российском государственном профессионально-педагогическом университете (Екатеринбург).

Автор поэтических сборников: «Пересечение собачьего парка». «Конец оценок». «Воробьиные боги». «Йод», «ГУЛ» (Галерея уральской литературы), «Символы счастья», «Голая книга», «Грунт», «Щебень и щебет», «Имя мне – дым».

Стихи включены в «Антологию современной Уральской поэзии».

Творчество отмечено премиями: «Пилигрим», «Новый Транзит», «Илья», Дипломант конкурса имени И.А. Бродского в номинации «Большое стихотворение», конкурса переводчиков «Военный дневник», Лауреат «MyPrize».

Живет и работает в Екатеринбурге.

Вдохновенная эмоциональность и сознания, и мышления позволяет поэту обходиться без невольных заимствований. Интертекстуальная насыщенность строф, обусловлена исключительно художественными и творческими задачами:

Холодный грунт развеяли ветра

Взошли деревья на корнях паучьих

Я так любил их перескрип певучий

И бледное сияние костра

Смотри я стал похож на них сестра

Вот облако ложится на волну

И рыба хлещет птицу плавниками

Прости сестра мы были двойниками

Пока бежали на одну луну

Я ветви к отражению тяну...

Поэт не ставит под сомнения возможность собственного творческого выживания. Совершенное владение формой возрождает в первозданности и саму реальность — ни это ли высшая цель мастерства? Индивидуальный дар раскрывается на фоне типичной жизни. Лучшая терапия — полное и адекватное выражение в языке событий и сопутствующих чувств, и тогда в поэтическом даре открывается сокровенность читательского спасения:

Пока меня не отдали под Суд

за время, разбазаренное на ме-

лочёвку, я приеду в дом к отцу,

увидеть неутраченное нами,

наговориться, души отворить.

Засуетится мать на нищей кухне

и будет что-то вкусное варить,

и до утра светильник не потухнет...

Отец стоит и руку жмёт. Он вновь

на свой престол продавленный садится.

И яркий свет, избыточный, дневной,

в иконы превращает наши лица...

Сергей Ивкин читает в рамках проекта «Галерея уральской литературы» стихи, видео:

https://youtu.be/EOSWVqaC7mI

Творчеству поэта посвящены статьи.

Евгений Степанов поэт, литературовед, издатель и наш автор написал: «Особое место в уральской плеяде поэтов занимает екатеринбуржец Сергей Ивкин, который — во многом —стал олицетворением своего поэтического поколения... образованных, начитанных поэтов, хорошо знающих что и как было сделано в поэзии до них...

Они аккумулируют культуру, собирают ее и не делают даже попыток совершить верификационные революции. Отсюда — и стиль. Сдержанный, спокойный, без крайностей. Традиционный.

Сергей Ивкин — поэт силлабо-тонической школы… ему хорошо, комфортно в традиции... вместе с тем, Ивкин обогащает свою просодию за счет всех возможностей языка, не чураясь языка улицы, просторечных слов, книжного дискурса. Литературная речь в его поэзии соседствует с офисным сленгом, современными жаргонизмами, аббревиатурами.

Поэт дает читателю (прежде всего, самому себе) новую модель поведения, как жить в мире, любить и говорить о Боге, восхищаться поэзией классиков и современников, когда страна тотально коммерциализирована...

Поэзия — это не только язык и разговор о человеке. Поэзия — это постоянно совершенствующиеся технологии. Амплитуда поэтических приемов Ивкина велика. Здесь все в меру, столько, сколько нужно. ...широкая амплитуда приемов, умелое их использование... приобретает черты определенной новации; «талант — единственная новость, которая всегда права» …».

Ольга Маркитантова поэт, литературовед, филолог поделилась: «...первая проблема поэта... освобождении души от боли прошлых ошибок через их осмысление, о внутренней трансформации и принятии окружающей действительности, как она есть…

В суровом северном климате не до нежностей и сантиментов, поэтому, так важно сохранить тепло сердца. Осознание неизбежности потерь на следующем уровне развития души оказывается жаждой освобождения… ощущается широкая амплитуда ритмического колебания внутри строки. С нее начинается крупная нервная вибрация поэтической речи, проходящая сквозь все стихи... большую роль играет поэтическое переосмысление различных фактов с их последующим включением в личное психологическое пространство...

В основе этого желание поэта противостоять растворению в Лете дорогих ему миров путём сохранения памяти о самом себе…

Поэзия Сергея Ивкина продолжает генерировать новые смыслы бытия, наслаивает новые кольца общемирового древа культуры... незаживающий саднящий рубец, она же — освобождение от боли, обновление, возвращение к себе подлинному...».

Валерий Шубинский — поэт и переводчик, историк литературы в журнале «Формаслов» поделился: «Сергей Ивкин — очень типичный, характерный уральский поэт, что замечательно. Потому что это одна из самых сильных поэтических школ России последних десятилетий.

Что характерно для уральской поэзии? Урал — это один из самых старых индустриальных регионов в России. И, может быть, поэтому — такая ремесленность в очень хорошем смысле этого слова, ощущение сделанности текста, ощущение его конструктивности…

Это сильная сторона уральцев. И вообще восприятие мира как объекта человеческих рук, объекта человеческого мастерства. Я помню это ощущение ещё в дни моей юности…

Сейчас стиль уральских поэтов немного изменился. в истинно уральских традициях.

Но в чём проявляется дух эпохи? Здесь уже не индустриальная, а постиндустриальная парадигма. Здесь мышление программиста в стихах, человека, воспринимающего мир как программу. И это тоже очень интересно.

У Ивкина этот рациональный, программистский, постиндустриальный, как угодно можно называть, взгляд на текст, сочетается с острым ощущением сюрреальности. И текст очень быстро соскальзывает в такое правильное поэтическое безумие… интересна игра со стихотворной графикой, возникает ощущение, что каждый отдельный блок слов — это какая-то отдельная сущность. …очень точное ощущение сюрреальности мира… это постиндустриальный уровень; но подключается вечность, абсолютное время поэзии, и время текста становится тройным, и оптика становится тройной.

...прямой человеческий лиризм, исповедальность — всё это сейчас банализирует поэзию. И поэт должен это либо как-то необычно повернуть, либо он оказывается в струе очень многократно прожившей себя традиции. Я заново открыл для себя поэзию Сергея Ивкина...».

И наши читатели откроют для себе стихи:

***

Эту вселенную нужно сдавать в ремонт.

Не в кракелюрах, а в трещинах кислород.

Солнце моё, ты выжато, как лимон.

Всё до последней капли ушло в народ.

Прежде обходчик Вова пинал столбы.

И провода звенели чистейшим ля.

Ну а сейчас электричество жрут грибы.

И потому под ногами горит земля.

Воду подняли, когда прохудился шельф.

Так и висит атмосферою над хребтом.

Солнце моё, залезай отсыпаться в сейф.

Переговоры с подрядчиком — на потом.

Руки дойдут, мы научимся, не скули.

Выключи мысли, в ленте листай котят.

Мы обещаем скорейший апгрейд Земли.

Может какие фиксики прилетят.


Collapse )

Тая Ларина - в "Новых Известиях"


В минувший четверг, на одной из самых популярных поэтических площадок Москвы —в кафе «Экслибрис», Тая Ларина представила свой новый сборник стихов - «Закон радости».
Сергей Алиханов

Тая Ларина родилась в Москве. Окончила Литературный институт имени Горького и Московский государственный психолого-педагогический университет.

Стихи публиковались в журналах: «Нева», «Юность», «Новая Юность», «Север», «Кольцо А», «Введенская сторона», «Луч», «Литературный факел», «Ликбез», «LiteraruS» (Финляндия), «Лексикон», «Флорида» (США), «45-я параллель» и других Интернет-изданиях. Тая - автор книг «Просо» и «Закон радости».

Тая Ларина - победитель конкурса среди молодых авторов имени Л. И. Ошанина. Ее творчество отмечено премией «Триумф», премией имени Анны Ахматовой.

Член Союза писателей России.

В просодии Лариной и внутренний, и внешний мир вербально воссоздается, воплощаясь в тексты, своеобразными лирическими обращениями, конечно, в первую очередь к самой себе. В концепции постмодернизма личность является содержательным компонентом многих многомерных категорий. Тем удивительней, что в стихах Лариной суть всегда является простой и даже очевидной — когда поэт уже подвел лирический, глубинный смысл в заключительных строчках:

Мы росли, словно трава возле забора,

Выросли и – вот – свернули горы,

Русла рек поворотили вспять,

После нас уж мира не узнать.

После нас – потоп или цунами,

Это всё задумывалось нами –

В мире оставляли мы свой след.

След остался, только мира нет.

Collapse )

Василий Дворцов - в "Новых Известиях"



На минувшей неделе в Шолоховском зале Союза писателей России с большим успехом прошел юбилейный творческий вечер Василия Дворцова, посвященный 60-летию выдающегося поэта, прозаика, драматурга и иконописца.
Сергей Алиханов

Василий Дворцов родился в Томске в 1960 году. Учился в Новосибирском Государственном медицинском университете, окончил Новосибирское государственное Художественное училище. Дворцов - автор романов: «Аз буки ведал…», «Каиново колено», «Terra Обдория», «Звезда Марии», а также стихотворных сборников и 14 пьес, которые поставлены и идут в театрах страны. В качестве театрального художника оформил более пятидесяти спектаклей.

Он так же художник и реставратор Русской православной церкви.

Творчество и общественная деятельность отмечены премиями: имени И .А. Гончарова, имени В. И. Нарбута, Фонда «Возрождение Тобольска» имени Александра Дунина-Горкавича, «Российский писатель» в номинации «Наставник», имени Н. С. Гумилёва, «Российский писатель» в номинации «Поэзия», «Золотой витязь», имени И. А. Бунина, Святого благоверного князя Александра Невского, имени А. Н. Толстого, имени Эдуарда Володина, журнала «Москва», «Русского переплёта», Патриаршим знаком «За вклад в развитие русской литературы».

Действительный член Академии Российской словесности. Член Союза Писателей России...

Для начала стоит посмотреть слайд-шоу с творческого вечера Василия Дворцова -

https://youtu.be/b4c_eL5M4i0

Словно былинный богатырь современной русской поэзии, Василий Дворцов начал свой бенефис с чтения поэмы «Правый мир», посвященной солдатам Великой Отечественной войны и своему деду Илье Васильевичу Дворцову. Эта поэма — одно из самых трагических и необходимых произведений о войне, — недаром ее изучают в школах!

Формат нашей рубрики не предусматривает публикацию обширных произведений — тем более Василий Владимирович просил обнародовать не более 20 своих стихотворений. Вдохновляющее, замечательное чтение поэмы стало зачином всего Творческого вечера (видео-фильм: https://youtu.be/57P6gR3HqgI).

Архивные документы, посвященные боевому пути Ильи Васильевича Дворцова, я стал искать сразу же после Творческого вечера, поскольку нашел описание боев, в которых сражался брат моего отца, мой дядя Михаил Иванович Алиханов, награжденный Орденом Великой Отечественной войны 1 степени за форсирование Одера в феврале 1945 года, и погибший в мае 1945 года при освобождении Гданьска.

По действующему тогда в Красной Армии Боевому Уставу, каждый день после боев подводился учет ежедневных ротных потерь, а затем писались ходатайства о награждении бойцов и взводных командиров, особо отличившихся в течение прошедшего боевого дня. Эти записи велись полковыми писарями в штабных землянах на пишущей машинке, или от руки при свете керосиновых ламп.

И несказанно повезло! — вот наградные документы Ильи Васильевича Дворцова — они были найдены! Сканы этих бесценных документов выставлены на сайте «подвигнарода.ру»:

https://flic.kr/p/2iyzLJP Илья Васильевич Дворцов — общий перечень наград,

https://flic.kr/p/2iyytYF — ходатайство 1941 г.,

https://flic.kr/p/2iyzLYb - ходатайство 1945 г.,

https://flic.kr/p/2iyzLm9 наградной лист,

https://flic.kr/p/2iyyumz фотография Илья Васильевич Дворцов.

Вот расшифровка: «Ходатайство о награждении лейтенанта Дворцова Орденом «Красное Знамя».

Краткое конкретное изложение личного боевого подвига: «В бою у ст. Погостье 16.09.41 под сильным минометным и артиллерийским огнем противника эскадрон тов. Дворцова был окружен противником.

Тов. Дворцов личным примером храбрости воодушевляя бойцов три раза водил эскадрон в контратаку, при чем было убито и ранено более сорока фашистов. Раненный тов. Дворцов продолжал уничтожать врага, будучи окруженный врагом, наносил ему большие потери. Получив приказ на отход, прорвал кольцо окружения и вывел эскадрон к новому рубежу обороны.

Ходатайствуем о награждении лейтенанта Дворцова Орденом Красного Знамени».

Комиссар 109 кавалерийского полка политрук Нарышок.

После Победы над фашисткой Германией спустя 4 года, уже гвардии майор Дворцов сражается на Дальнем Востоке: «Ходатайство о награждении Гвардии майора Дворцова Орденом «Красной Звезды». Дата подвига 14.08.45.

«За период выполнению боевой задачи гвардии майор Дворцов лично организовывал и руководил переправой и также правильно организовал движение полка по маршруту пустынно-болотистой местности и преодолению Хребта Большой Хинган. 14.08. 45 года на станции Болта лично организовал вылавливание и уничтожение разрозненных групп японцев, засевших на сопках». (Подпись не отсканирована.)

Фотография Ильи Васильевича Дворцова, которая выставлена в начале поэмы его внуком, теперь будет находиться и на сайте «подвигнарода.ру».

Ну а творчество Василия Дворцова уходит корнями - словно в древнерусские богатырские былины — в сражения Великой Отечественной войны, и в этом природа колоссального воздействия стихов Василия Дворцова на слушателей. Поэтический пафос основан на реальных воинских подвигах советских солдат и его деда-героя, которые по боевым подробностям и деталям сравнялись, а зачастую и превзошли былинные предания древнерусских богатырей. И приведенные штабные записи - бесценное тому свидетельство! Время выявило подлинный масштаб сражений, и величие героев Великой. Отечественной войны, которая теперь является новой эпической эпохой в жизни народа.

Ритмическая организация стихов Василия Дворцова зачастую схожа с солдатскими пословицами, и с боевыми поговорками:

Мы шагали с тобой

По дороге крутой.

И тащилась судьба

За военной трубой.

Только ворон кружил

Высоко синевой -

Надо мной и тобой.

Побратим-братан-братушка,

Пополам с тобой ели варево,

И одна у нас была кружечка, -

Да только жизнь по углам все расставила…

Недаром, даже такое мирное, казалось бы, дело как составление «толкового словаря живого великорусского языка» стало возможным исключительно благодаря тому, что военный хирург Владимир Иванович Даль - на войнах! - записывал и вятские, и тамбовские, и курские значения и выражения. Даль принимал участие в русско-турецкой войне, в подавлении польского восстания, в хивинском походе, в дороге, переезжая из конца в конец бескрайней Российской империи с командировочными предписаниями, с подорожными с войны на войну, оперировал раненных солдат. В полковом же обозе шла телега, груженная записками Даля, которая иногда терялась, но потом - слава Богу! - всегда находилась. Телега эта и была гружена будущим словарем…

В просодии Василия Дворцова ощутимы тонические говорные формы, строфам присуща и песенная, и речитативная напевность, свойственные устному, подлинно народному творчеству — и этом природа столь глубокого воздействия:

Кто успел - пусть нет на нём суда.

Кто не смог - навек теперь в стоп-кадре.

Маяком сияла на кокарде

Каждому в судьбе его звезда.

В этом воля наша, господа.

Есть приказ - оставить, пропустить,

Развести им коридор дороги.

Только вот отстрелянные ноги

Не прикажешь снова прирастить.

Чтоб понять всё это и простить:

Говори, сестрёнка, говори,

О любви, о смерти, о любви…

Человек в высшей степени современный, Василий Владимирович ведет и страницу в Фейсбуке. И там он иногда делится стихами, выражающими — с возвышенной грустью —саму мимолетность бытия. Мне бесконечно дороги эти его строки:

Скрипучей порошью бежали

Меж чёрных елей эти дни.

Вокруг мечтали и стяжали,

Кляли и клеили скрижали,

И бесконечно провожали

Созвездий спелые огни…

Бог даст, да обнулятся снова

Зима, отвар, петардный бой.

Меж звёзд счастливая подкова.

Бумажно-снежная основа

Под первопутным скрипом слова.

И одинокости покой.

Поэзии Василия Дворцова посвящено множество статей, аналитических трудов и научных исследований.

Кубанская поэтесса Нелли Василинина, автор многих поэтических сборников, радуется душевному общению: «С первой страницы... Василия Дворцова – сразу погружаешься в богатый, многокрасочный и многозвучный мир, где, казалось бы, знакомые слова обрели новое звучание, более глубокий смысл, может быть, самый глубинный. И слова эти не просто находки, так говорит душа поэта – это ее язык, дыхание, видение, ее движение...

Всего одно слово..., и сразу видишь, какие волны черные, тяжелые, холодные с маслянистом блеском, сразу же ощущается мощь и опасность стихии, чем точнее образ или определение, тем они многограннее, полнокровнее, богаче, ближе к сути вещей. В этом сказывается талант и мастерство.

До глубины души меня тронули стихи, где удивительно нерастраченное, не смотря на то, что с нами в последнее время происходит, чувство Родины, нерасторжимость с ней и поистине сыновья любовь.

Стихи – высоко-художественны, жизненны и глубоки, они – судьба, за которую плачены, по словам автора, «неслыханные цены...».

Прозаик, публицист, главный редактор газеты «Российский писатель» Николай Дорошенко анализирует: «Василий Дворцов - из Сибири…помню как, открывши для себя Павла Васильева, я изумился его сибирской энергии... нас одаривал русским языковым богачеством и богатырством Валентин Распутин…

Вот и читая Василия Дворцова, я вынужден отдавать себе отчет в том, что не только природными кладовыми, но и своей духовной полнотою в наше неурочное время спасает Россию Сибирь.

Но если проза поэта Есенина интересна лишь тем, что её написал гениальный поэт, то стихи крупнейшего современного прозаика Василия Дворцова вполне самодостаточны, они могут стать в первый ряд современной русской поэзии... скажу просто: стихи прозаика Василия Дворцова - это результат его богатейшей художественной оснастки, его внутренней, личностной и изобразительной свободы.

Да, талантливейший прозаик Василий Дворцов всего лишь нетерпеливо бросил мне, читателю, горсть сверкающих поэтических слов, но в них я узнаю так же и вечные, как созвездия в небе, силуэты собственных житейских волнений и опытов...».

Александр Орлов поэт и школьный учитель, присутствовавший на юбилее Дворцова: «В своих стихах Василий Дворцов приглашает всех на братский пир и на это торжество русского слова созываются многие, но разделяют с поэтом праздник избранные, которых он величает сердечными друзьями. Поэзия Дворцова широка и открыта, и эти два определения отражают её духовную глубину. Помимо всего поражает лексическая насыщенность автора. Порой кажется, что он через словесное многообразие народа познал его душу. Поэтому он понятен каждому русскому человеку куда бы ни приводили его дороги жизни или смерти, ведь стихи Василия Дворцова призваны - воскрешать…».

Письмо

Я на север гляжу, где твой дом,

Где зажгла ты огонь у окна.

Город зябнет за тонким дождем,

И по стеклам ползет тишина.

И я вижу твой клетчатый плед,

Как нахохлилась ты над столом,

Абажуром изрезанный свет

Над моим - слишком кратким письмом:

«...Ты прости меня, слышишь, не мог отказать -

Как ребятам по жизни смотрел бы в глаза?

Ты прости, ты прости - все нельзя рассказать...»

Рассказать... Рассказать...

Я на север гляжу, где звезда

Закачалась в ладонях ветвей,

Где когда-нибудь будет она

Отражаться в глазах сыновей.

Что ты! Что ты - не спорю с тобой!

Пусть родится красавица дочь.

Вот покончу с проклятой войной -

Будет звездами взорвана ночь!

«...Мы под самым аулом неделю стоим.

Днем жара, тошнотворный пожарищный дым.

Но нам все-таки легче, чем многим другим...»

Чем другим... Чем другим...

Я на север гляжу, где судьбой

Мне дарованы лучшие дни -

Заградившись панельной стеной,

Были мы бесконечно одни...

Из долины вздымается тень,

Все отчетливей трассы свинца.

Я на север гляжу через щель -

Чтобы снайпер не видел лица.

«...А у дома березы ссыпают листву,

И рябина сгорает в закатном ветру.

Я люблю. Я люблю тебя - значит приду.

Я приду... Я приду».

Collapse )