August 26th, 2021

Михаил Свищев: "Кончается что-то такое, чего очень нужно еще"



"На вполне реалистичной почве прорастают колдовские зерна, отчего пресловутая действительность, явленная в стихах Михаила Свищева, производит смешанный эффект – отрезвляющий и чародейственный одновременно", - написала о творчестве поэта Марина Гарбер. И с ней сложно не согласиться.
Сергей Алиханов

Михаил Свищёв родился в 1969 году в Москве. Окончил Литературный институт имени Максима Горького.Стихи публиковались в журналах: «Наш современник», «Новая Юность», «Октябрь», «Нева», «Дружба народов», «День и ночь», «Сибирские огни», «Интерпоэзия» и других, висят на многочленных ресурсах Сети.

Автор стихотворных сборников: «Последний экземпляр», «Одно из трёх», «Кладбище велосипедов», «Антифриз», «Пешеходная голубка». По стихам сборника «Последний экземпляр» в театре «Телос» режиссером Еленой Пенкиной был поставлен одноименный спектакль.

Творчество отмечено Международной Волошинской премией, лауреат конкурсов имени Николая Гумилева, премией «Народный поэт», «Поэт Года», «Премией 12-ть».

Работал лаборантом, архивариусом, телохранителем, журналистом. В настоящее время Главный редактором Издательского дома «ПЛАС альянс». Член Союза писателей России.

На этой неделе, в среду, прошло награждение поэтов-победителей «Премии 12-ть», которая была организована и проведена нашим автором Григорием Горновым. Декларированная им цель: сравнение поэтического творчества разных поколений - вне возрастных рамок, которые присущи большинству нынешних поэтических ристалищ.

Вручение «Премии 12-ть» - слайд-шоу -

https://www.facebook.com/alikhanov.ivanovich/videos/10220565224863583/

Сама церемония прошла в 9-ом корпусе - когда-то цехе «Инструментального завода», с выгравированной на широких железных дверях небольшой надписью «Love-Lofte» (так и в интернет-адресе).

На этом заводе, и в расположенных неподалеку «Электроламповом», и на заводе «Салют» в 80-е годы мне довелось неоднократно выступать перед рабочими от «Бюро пропаганды Союза писателей». У проходной завода за 20 минут до начала обеденного перерыва меня встречал «культурник». Само же выступление всегда начиналось в цеху ровно через 15 минут после начала обеденного перерыва - рабочие, которые хотели послушать, обычно сидели с тарелками, и доедали второе, и для них «средь фрезерных станков, сверлильных, шлифовальных, я не читал стихов осенних и печальных» ...

Победителем стал Михаил Свищёв, создающий новую смысловую и фонетическую организацию стиха. В его стихи уходишь, и возникает чувство, что тексты Свищёва - наконец-то! – намечают сокровенные и нехоженые мировозренческие пути русской поэзии. Поэзия Свищёва позволяет покинуть привычный ментальный ареал, который возникнув, ощущается все назойливее, припевающе существуя в «прикольных приделах» продвинутой просодии постмодерна.

Михаил Свищёв пишет медленно, мало - по его собственному признанию - «Пять лет литстуденчества ознаменовались двумя десятками стихов – специально потом подсчитал. По стиху в квартал, если усреднять...». После окончания Литературного института на 8-мь долгих лет Свищёв вообще отошел от поэзии, но получилось прямо по Николаю Ушакову – «Чем продолжительней молчанье, тем удивительнее речь».

Поэтическая концентрация, языковая сущность и насыщенность настолько сильны в его текстах, что порой кажется - все неисчислимые события карамзинских томов, написанных великим историком в Остафьево, вмещаются в несколько поэтических строк:

Лихие прабабки справляли столетья,

Все сказки счастливо кончались венцами.

От браков рождались здоровые дети,

Которые нас называли отцами...

Не то привычке, не то по ошибке

И вскоре ошибки своей устыдились...

Они дотемна собирали пожитки

И все как один досветла уходили.

Они волокли чемоданы и лица,

Они занимали вагоны и трюмы,

А после — ложились в чужие больницы,

А после — садились в далекие тюрьмы...

И были, наверно, по-своему правы,

И жили, наверно, своими умами,

Украдкой молясь за четыре канавы,

Которые мы называли холмами.

Лексические, фонетические и словообразовательные возможности поэтического дара Свищёва представляются значительными. Эпохи сменятся ни столетиями, а прилагательными. Но в этом и сложность, и многовариантность значений стиха воспринимаются легко, и, главное, совершенно не видны следы, может быть, многолетней работы:

То ли хочется спеть, то ли чудится степь,

то ли время запуталось в конском хвосте,

словно цепкий июльский репейник.

И, припомнив мотив, они курят всю ночь,

и глядят, и молчат, и хозяйская дочь

подаёт им четвёртый кофейник.

И не весел никто, и никто не сердит,

где кончается спирт, начинается флирт –

приглашают хозяйку на танец.

Но за шторой давно рассвело, и уже

время прятать обратно свой маршальский жезл

в комиссарский застиранный ранец...

Collapse )

"Призрак белых роз..."

Песня "Взгляните на пустующую вазу..."
Музыка - Александр Шульга,
стихи - Сергей Алиханов
Исполняет солиста ансамбля "Песняры" Людмила Исупова.



Запись фонограммы мы сделали за наличные - сложились с Сашей по 100 рублей.
Свои сто рублей я тогда заработал за месяц - на стадионе "Текстильщики", проводя общефизическую подготовку сборных команд Архитектурного института по спортивным играм. В МАРХИ тогда я работал преподавателем на кафедре физвоспитания.

Людмила Исупова записала - наложила голос в студии "Мелодия" - практически без репетиции - сразу.
В 1977 году Исупова ушла из ансамбля "Песняры",
а в 1978 году поздней осенью - в начале зимы ненадолго вернулась.
Тогда и была сделана эта запись - единственная сохранившаяся запись этой исчезнувшей песни.

Александр Шульга сказал тогда - "Это наша с тобой первая настоящая песня."
Она же оказалась и последней...

Призрак белых роз

Взгляните на пустующую вазу,
И явится вам призрак белых роз,
И вы поймете, может быть, не сразу,
Что прожили всю жизнь со мною врозь...

А годы проходили беззаботно,
И день не отличался ото дня.
Припомните все то, что мимолетно,
И, может быть, вы вспомните меня.

И не соприкоснутся наши руки,
Моя я простираю к вам свои.
И пусть моя любовь сильней разлуки -
Разлука навсегда длинней любви
1975 г.



В изначальном тексте еще строфа

А ветер прошумит в зеленых кронах,
Жить прошлым предстоит наедине.
Лишь призрак белых роз в семи бутонах
Вам, может быть, напомнит обо мне.

Анна Маркина: "Сидели б дома до весны, как все приличные слоны..."



Анна Маркина ставит и пытается по-своему осмыслить ключевой вопрос не только русской литературы и не только литературы – вопрос о смысле жизни, делает ей честь... с чеховской пристальностью и тоской задумывается о высоком предназначении человека.
Сергей Алиханов

Анна Маркина родилась в Москве. Окончила с отличием Литературный институт им. Горького. Стихи публиковались в журналах: «Дружба Народов», «Зинзивер», «Новая Юность», «Аврора», «Российский писатель», «Слове/Word», «Кольцо А», «Московской вестник», «Плавучий мост» и других., висят на многочисленных ресурсах Сети. Автор поэтических сборников: «Слон», «Кисточка из пони».

Анна - дипломант поэтических фестивалей: «Господин ветер», «Поэтическая аптека», «Илья-премии», «Серебряный стрелец», призер Чемпионата Балтии по русской поэзии, победитель премии «Северная Земля», лауреат конкурса имени Бродского.

Член арт-группы #белкавкедах, с которой выступает в Москве - в ЦДЛ, Булгаковском Доме, музее Пушкина, «Библио-Глобусе», в городах: Брюсселе, Риге, Петербурге, Липецке, Ростове-на-Дону.

Главный редактор (совместно с Евгенией Джен Барановой) нового электронного литературного журнала «Формаслов». Преподаёт русский язык и литературу. Член Союза писателей Москвы.

Поэзии Анны Маркиной присуще обаяние свободы - стихи её естественны, как дыхание. Когда она читает стихи, кажется, что это не результат упорного и напряженного творчества - как есть на самом деле, а импровизация, и строчки рождаются, возникая прямо из воздуха.

Недавно, на презентации «Поэтического календаря» на 2020 год Анне достался месяц ее рождения – сентябрь.

https://www.facebook.com/alikhanov.ivanovich/posts/10220498442274060

Анна Маркина прочла:

Но учти, осмотрев все вокруг, от и до,

Не поймешь, как другие свивают гнездо.

Вместо веточек – строки (не свяжешь концов),

И весь лес, и все жители – вместо птенцов.

Collapse )

Григорий Медведев: "Всего-то один клик — вот тебе лента.ру, а вот тебе дантов ад..."



Григорий Медведев, в условиях тотального контроля, выбирает неочевидные, сложные смыслы, и может быть это спасительно. Поэт предпочитает оставаться до конца непонятым - таково его кредо, но Григорий и в жизни, и в искусстве не ищет легких путей.
Сергей Алиханов

Григорий Медведев родился в 1983 году в Петрозаводске. Учился на факультете журналистики МГУ, в Литературном институте имени А. М. Горького. Стихи публиковались в журналах «Знамя», «Новый мир», «Октябрь», «Дети Ра», «Сетевая словесность», «Пролог», висят на многих ресурсах Сети. Автор стихотворных сборников: «Карманный хлеб», «Нож-бабочка». Творчество отмечено премиями «Лицей», «Звёздный билет». Член Союза Писателей Москвы. Живет в подмосковном Пушкине, работает новостным редактором.

На недавней презентации издательства «Воймега», которая прошла в Музее «Серебряного века», Григорий Медведев читал стихи из своего нового сборника «Нож-бабочка».

Провинциальный быт - и тема, и предмет творчества поэта. Поселковая жизнь и заботы, на фоне осенних деревьев между неказистыми строениями, воплощенные в стихи без особых стилистических приемов, без какого-либо утрирования или умышленной имитации, без нарочитых речевых изысков. Повторяющиеся стилевые черты только подчеркивают рутинное ежедневное бытование.

Отнюдь ни социалистический, а реализм исключительно социальный в творчестве Григория Медведева то и дело оживляет какой-то безымянный «главный герой», фигура его промельком в каждом стихотворении. А между тем «по швам треща от износа кулиса» (Бродский) уже сорвалась, упала, ничего не прикрывает, не разделяет, да и сами поселковые действа - передвижение от подъезда к подъезду, потом к магазину или ларьку - сторонясь от посторонних глаз, не представляет никакого интереса...

Но совершенно поразительным образом, в провинциальном пространстве, в условиях засилия информационных стандартов, подавляющего электронного изобилия средств и способов заполаскивания мозгов - используя всё вышеозначенное уже в качестве подмалёвка, изобразительного средства или материала, - возникла и существует поэзия Григория Медведева, узнаваемая в своей поэтической непохожести:

Неподвижные брёвна,

тот же вид за окном,

но я вижу подробно,

что уменьшился дом.
Collapse )

Владимир Мощенко: "Не любые слова доверяю по ночам своему дневнику"



Просодии патриарха российской поэзии Владимира Мощенко свойственно стремление к первозданности. Выразительным средствам стиха присуще летописное звучание, воссоздающее глубокие, исконные, казалось бы, почти утраченные смыслы.
Сергей Алиханов

Владимир Мощенко родился в городе Артемовск в 1932 году. Окончил Литературный институт имени Горького, Высшие академические курсы МВД СССР. Автор стихотворных сборников: «Навстречу ветру», «Древо», «Солнце и снега», «Зеленая ночь», «Родословная звука», «Воспоминания о дилижансе», «Незнакомый полустанок», «Оползень», «100 стихотворений», «Вишневый переулок», «Здравствуй, странник. Избранное», «Листопад всея Руси». Автор антологий: «Строфы века», «Век перевода», романов «Блюз для Агнешки», «Беженец», «Голоса исчезают - музыка остаётся» и других книг прозы.

Член Союза Писателей СССР с 1972 года, член Союза писателей России.


Владимир Мощенко читает свои стихи
Фото:СЕРГЕЙ АЛИХАНОВ
Непрестанная изменчивость мира, и даже современность, вовсе не на переднем плане, не открытие, а фон, способ передачи глубочайших душевных раздумий и переживаний. Владимир Мощенко вовсе не нарочитый ретроград, не радетель статики художественных форм, и в своем творчестве передает все разнообразие жизни, текучесть ее и подвижность.

Этой осенью исполнилось ровно 50 лет нашей с Владимиром Николаевичем дружбе. В 1969 году в Тбилиси нас познакомил Александр Петрович Межиров, прилетевший туда на очередные юбилейные торжества. На проспекте Руставели, рядом с издательством «Мерани», мы пожали друг другу руки, и мой новый знакомый представился:

- Владимир Мощенко.

Мы были примерно одного высокого роста, и улыбнулись друг другу. В тот год я поступил в волейбольную аспирантуру ГЦОЛИФКа, готовился идти в осенний призыв в армию, и был постоянным читателем газеты «Советский спорт», главным редактором которой был поэт Николай Тарасов (именно в «Советском спорте» были впервые опубликованы стихи Евгения Евтушенко).

И тут, возле издательства, я вдруг вспомнил, что в «Советском спорте», которой читал постоянно, недавно было опубликовано стихотворение Александра Межирова «Шахматист». Невольно я процитировал первую строчку: «А у Мощенко шахматный ум...».

- Да-да - улыбнулся Александр Петрович — это он. Теперь ты знаком и с моим героем...

К тому времени Владимир Мощенко уже выпустил два сборника стихов, и работал в Тбилиси в Окружной военной газете «Советский воин». С Межировым они были знакомы уже лет десять, и неоднократно вместе ездили по Грузии.

С тех пор в течение полувека в нашем с Владимиром Мощенко общении происходили события, весьма характерные для эпохи. В самом начале 90-х недолгое время я был бизнесменом, и Владимир Николаевич пригласил меня выступить на Коллегии МВД в здание в Газетном переулке. Я поделился с людьми в сияющих погонах, на чем, по моему скромному мнению, охраняя нас, можно еще и зарабатывать. Тогдашнее мое выступление оказалось очень важным, потому что Владимир Николаевич, провожая меня до часовых на выходе, сказал:

- Мы послушали тебя, и все твердо решили делать только свое дело, и никогда не заниматься никаким бизнесом.

Вскоре, перестав заниматься торговлей, я стал зарабатывать статьями о джазовых компактах для газеты «CD-про.ру». И Владимир Мощенко - автор романа о джазе «Блюз для Агнешки» - в то, до интернетовское время, снабжал меня информацией, и делился со мной телефонами великих джазистов. С Алексеем Козловым, «Козел-на-саксе», меня познакомил, именно, Владимир Николаевич - https://alikhanov.livejournal.com/1526669.html

Все эти годы я старался не пропускать ни одного поэтического вечере Владимира Мощенко, где бы они ни происходили. Владимир Мощенко читает стихотворение - https://youtu.be/-7cGYuQ3yqU К сожалению, это один из очень немногих сохранившихся качественных видеороликов.

Сейчас Владимир Мощенко, человек весьма преклонного возраста, и живет у дочери, которая вышла замуж за испанца, в Кордове. Владимира Мощенко уже не поснимаешь в ЦДЛ, а именно там, в Малом зале, я восхищенно сказал Владимиру Николаевичу:

- Вы - последний шестидесятник, и помните все свои стихи наизусть!

- Стихи сами всплывают в моей памяти, я их вовсе не учу. Я слышу и слушаю стихи в своей черепной коробке, - тут Владимир Николаевич улыбнулся, и прикоснулся к своей голове. -- Главное же - поэту необходимо смотреть, как реагируют люди на каждую его строчку. Надо видеть глаза людей и реакцию зала - нельзя упускать.

И тут Владимир Николаевич процитировал Евгения Баратынского:

«Он знал кто он, он ведать мог, какой могучий правит бог его торжественным глаголом...».

- И, кроме того, необходимо помнить и знать свои стихи наизусть - поскольку это единственная доступная поэту форма уважения к собственному творческому труду. Эту бесценную возможность чувствовать живую обратную связь нельзя упускать. И в этом, кстати, главный секрет успеха шестидесятников - все они выступали и читали стихи, глядя в глаза переполненным тысячным залам, и только поэтому они навсегда остались в наших глазах...».

Владимир Мощенко один из феноменов поэзии называет - «по ту сторону строки», и действительно за его стихами возникает неведомое лирическое пространство:

Кем я был? Повестушкой короткой,

Тою самой подводною лодкой,

По которой соскучилось дно.

Я был узником всех одиночек.

Ты моих не запомнила строчек.

Отзовусь я тебе всё равно.

И не лгу я, что лиственным словом

Отзовусь в переулке Вишнёвом

И в шиповнике вдруг прошуршу.

Или в поле, меж теми стогами,

Стану я золотыми слогами,

Недоступными карандашу.

Collapse )