November 2nd, 2021

"Любовь в раю? А где ж если ни там?.." - ранняя лирика.





* * *
В румянце Евы так необычайно
Пылают маки - несть числа цветам!
И яблоко! Какая ж это тайна –
Любовь в раю? А где ж если ни там?




* * *
Вдоль берега полно закраины и промоен,
Снежок фаты летит, а таинство идет –
И все-таки река не поднимает лед,
И он лежит тяжел, по зимнему спокоен .

И наступает час, который был обещан
При сотворении - сейчас наверняка
Сквозь зимний циферблат помчатся стрелки трещин,
Роженицей надежд загомонит река.

* * *
Лживый ангел, мне все о себе нашепчи -
Верю каждому слову в ночи.

Я могу не дышать, я могу умереть,
Стоит только тебе захотеть.

За порывом продуманным кто уследит?
Куда хочет лететь - пусть летит.


* * *
Однажды в мае, в электричке,
Где свет мелькал на сквозняке,
Я вышел в тамбур, чиркал спички,
И коробок чихал в руке.

На голос слева оглянулся,
Взгляд справа на себе поймал.
Заговорил, перемигнулся,
И телефончик записал.

Уже под осень постирушку
Я начал, вывернул карман,
И тамбурную хохотушку
Вдруг вспомнил, закрывая кран.

Я номер накрутил с ухмылкой,
Разговорил ни без труда.
И к ней отправился с бутылкой,
И задержался навсегда.

* * *
Не говоря, признаюсь.
Не приходя, уйду.
Не встретившись, прощаюсь,
И ничего не жду.

Не видев, не забуду,
Не зная, все пойму.
С тобою рядом буду,
Невидим никому.

С тобою встречусь взглядом,
Ты не увидишь глаз.
С тобою буду рядом
Всегда, как и сейчас.



* * *
Брызги света влетают в овраг,
Лопухи прожигая насквозь.
Это страсть нас пометила так -
Мы уже не окажемся врозь.

А когда зачастят январи,
И метели следы заметут,
Снова солнечные пузыри
Сквозь забвение в сердце всплывут!



БЕССМЕРТНАЯ ПРИЧЕСКА

Причина всех напастей
Скандалов и расстройств
Необычайный мастер
Покинет свой роллс-ройс.

Всем не хватает лоска.
Ах, очередь прикинь –
Вдоль дома, вкруг киосков
Цепочка герцогинь.

И слышен ропот бунта
На мрачных площадях,
Ведь стоит тридцать фунтов
Великих ножниц взмах.

А ты рукой подростка
Откинешь локон с глаз
И возникает враз
Бессмертная прическа.



* * *
Всеми фибрами слова и звука,
как мелодия в ткани стиха
мы с тобой ощущаем друг друга
глубже тела и слаще греха.
Эта беспрекословная близость,
что ломает мосты в резонанс,
прямо в воздух – как птицы с карнизов –
здесь взлетала еще прежде нас.



* * *
Лишь путь открылся коридорный,
И мы во всю помчались прыть.
На счастье легок шаг проворный -
И мы успели жизнь прожить.


* * *
И вдруг начнется ливень проливной.
Он собирался исподволь над нами.
Тугими стенами из водяных стенаний
Он спрячет нас от гласности людской,
И быстрой, легкомысленной струей
Размоет голоса воспоминаний.
1969 г.

***
Язык базаров и казарм
Мне удалось преодолеть -
Я был к себе излишне строг.
Мне есть еще о чем сказать -
А мне казалось в феврале,
Что мне осталось восемь строк.


***
Сквозь леденящий и застывший вечер
Проносятся деревья и дома.
Хоть это поэтический обман, -
Кусает щеки, щиплет уши ветер...


***
Снова время свернулось, как кокон,
И повисло над стылой водой, -
Как в пространстве морозном, жестоком,
Сохраниться, остаться собой?

Перелетной судьбою высокой
Не успел улететь синевой, -
Прячься быстро под жухлой осокой,
Под слежавшейся, палой листвой.

Пережить невозможно морозы,
Можно только переумереть -
По весне и шмели, и стрекозы
Вновь появятся сразу лететь!..


* * *
Читаю Герцена, а на дворе февраль,
Туман и кажется, что Англии пределы
Открыли предо мной возможность речи смелой -
Свободна мысль моя, не стеснена печаль.
И вот мне кажется, я призван зашуметь,
Разбередить российский сон тяжелый,
И обличительные, гневные глаголы
Через пролив уже готовы полететь.
Но мной не будет пущен ни один -
Я горьким знанием последствий поздних полон.
Мне страшно пробуждающим глаголом
Коснуться темных, страждущих глубин.

1972 год.


***
А мы еще не понимали -
каких дождались перемен.
У нас вдруг рабство отобрали,
Свободу дали нам взамен! -
Теперь нам за нее платить
Всем-всем что довелось нажить.


***
Чувство беспечности, чувство долга -
Все ожиданием стало весны.
Горечь разлуки продлится недолго -
мы навсегда в нашу жизнь влюблены


***
Пройду наискосок поднявшийся подлесок,
Тропинок нет - травой поляны заросли.
Начну кружить, плутать, не встречу даже беса, -
Следы его копыт горят из-под земли.
А был бы люд честной - была б молва, да смута -
Соблазном поманить, отмерить за грехи, -
Бес был бы тут как тут, и рад бы всех попутать, -
А здесь чертополох, крапива, лопухи…


***
Взгляд подниму, но не выше берез,
Взгляд опущу, но не ниже травы.
Всё из молвы на просвет синевы
Ветер принес, ветер унес...

***
Вдыхая сигарету натощак,
Свет утра бесконечно ощущать,
Вживаться в камни, прозревать сквозь мхи
Суть смысла, и изнанку чепухи,
И вдаль смотреть вдоль солнечной аллеи,
Не вдохновляясь, и не сожалея…


***
Стреножены лучи... Как кроны сшить краями? -
Полетом мотыльков, стрекоз - из света в тень…
Гладь среза, словно заводь, расходится кругами -
Сюда упало время, как камень в воду, в пень.

"Что там? - между мной и Богом…" - ранняя лирика.





ПРЕДЗИМЬЕ

Где ж тайный взор души, чтоб прозревать ни слово,
Ни чувственность свою, а нежный образ твой.
Меня не ослепил блеск снежного покрова,
В снегах я поражен ни снежной слепотой.
Стесненный космос мой зима сужает снова:
Чуть вздрагивает ель над скованной рекой -
Когда же застит лес ночной морозной мглой,
Становится ясней, как родина сурова.
За светлой далью дней, и за пределом зренья,
За пеленою лет, в пространной дымке снов,
Я робостью своей был скован без оков.
И вот теперь всю жизнь все длятся те мгновенья -
Ты убегаешь вдаль, как лыжница скользя.
Ты здесь, ты все же есть, но высмотреть нельзя.


***
С утра иду за простоквашей.
Я есть, живу я музой Вашей -
Сама Аврора мне явилась,
И в долготу недель твердит -
Отныне чтобы ни случилось -
А речка подо льдом блестит!..

1974 г.


* * *
Расстелюсь я мхом зеленым по земле сырой,
Буду каждую песчинку чувствовать спиной.
Будет вянуть лист осенний на груди моей.
После ляжет снег тяжелый - и на много дней!
Буду жить с землею вместе, с белым светом - врозь.
Пусть найдет меня под снегом одинокой лось.


* * *
То ли пьян, то ли тверез
Побреду среди берез...
То ль изба, то ли сарай -
Гостя позднего встречай.

А на ветках спят грачи,
Словно вывалялись в саже.
Появился из ночи,
И опять уйду туда же.

Костерок из бересты
Разведу перед порогом.
Пошевелятся листы -
Что там? - между мной и Богом…


***
Спиною обопрусь о темный ствол -
Что потерял я, то и приобрел.
Существованье жалкое влачу,
Но знать не знаю, если не хочу.
А свет над речкой помнить буду рад.
И чем я беден, тем же и богат.


***
Если соболь в капкан попадает,
Он еще не попался, нет -
Лапу сам себе отгрызает,
И на трех в тайгу уползает,
Оставляя кровавый след...
1974.


***
Листья горят. А в далеком краю полигонов
Миролюбивые танки кромсают мишень.
Листья горят. А в Горицах ворует иконы
Житель ограбленный выморочных деревень.

В городе, бьющем с носка, беспощадном, любимом
Тянется жизни моей несуровая нить.
Листья горят...
Горьковатым, рассеянным дымом
Я надышусь, чтобы долгую зиму прожить.

1975.