November 8th, 2021

Евгений Андреевич Беренс - Адмирал флота России - дед братьев Адмиралов Беренсов.

Портрет Берегса

Евгений Андреевич Беренс - Адмирал флота России - дед адмиралов Беренсов.
Флот России - http://flot.su/?f=_znamenitiih_rossiiyskih_flotovodtsev...
Евгений Андреевич Беренс — адмирал, член адмиралтейств-совета, уроженец Московской губернии, родился в Обухова 1809 году, умер 18 сентября 1878 года -
дед братьев Адмиралов Беренсов.
Получив образование в морском корпусе, Беренс в 1826 году был выпущен в мичмана, и молодые годы провел в неоднократных кругосветных плаваниях. Первое кругосветное плавание он совершил в 1828—1830 годах на шлюпе "Кроткий" к берегам Российско-Американской компании, и, по возвращении в Кронштадт, был произведен в лейтенанты, награжден прибавочным жалованьем по чину мичмана, и кампания сочтена к ордену святого Георгия вдвое.
В 1834 – 1836 годах Беренс вторично плавал на военном транспорте "Америка", в должности старшего офицера, к берегам той же компании, и потом, поступив на службу этой компании, принял в командование компанейский корабль "Николай", с которым и совершил третье кругосветное плавание в 1837 - 1839 годах, после чего, по 1855 год включительно, командовал ежегодно военными судами в Балтийском море. В 1855 году Беренс был произведен в контр-адмиралы, а по окончании Восточной войны, в течение 1856—1857 годов, имея флаг на винтовом корабле "Выборг", плавал с эскадрою в Средиземном море, после чего получил назначение сначала младшим, а потом старшим флагманом балтийского парового флота.
Позже Беренс исправлял должность помощника главного командира Кронштадтского порта. При преобразовании флота и организации команд, Беренс был деятельным сотрудником Его Высочества, генерал-адмирала, Великого князя Константна Николаевича, участвуя в нижеследующих комиссиях:
• По устройству кронштадтских и петербургских экипажеских магазинов и рассортированию в них портового и судового имущества;
• По определению количества материалов и припасов для действия механизма на паровых судах;
• По составлению нового положения о количестве отпуска на суда новых осветительных материалов;
• По определению запаса материалов и кораблестроительной части;
• По упразднению флотских дивизий;
• По составлению нового положения о столовых и порционных деньгах командирам судов и
• По пересмотру морского устава.
В 1864 году Беренс за отличие был произведен в вице-адмиралы, в 1866 году назначен в члены адмиралтейств совета и в 1874 году произведен в адмиралы. Имел ордена: Святого Владимира 2 степени и Белого Орла. Из иностранных орденов он имел: сардинский орден Маврикия и Лазаря и португальский — Башни и Меча со звездою.
Адмиралы Беренсы - внуки Евгения Андреевича Беренса — адмирала, члена адмиралтейств-совета


Адмирал Евгений Андреевич Беренс - дед Адмиралов Беренсов - http://alikhanov.livejournal.com/tag/%D0%B0%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8B%20%D0%91%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%81%D1%8B

Адмиралы флота России.

1 стр.

2 стр

Обложка

"Строили здесь Епифанские шлюзы..."



ЕПИФАНЬ

Посвящение Светлане Кулеминой и песня на её музыку.


* * *
Строили здесь Епифанские шлюзы,
Да пароходы рассыпались впрах.
Что для других - для себя мы обуза.
Пусть ни в барак у затопленных шахт -
В малоэтажках житуха - не ах!

Дорого, если маршруткой до Тулы,
В Новомосковском запишут прогулы.
Сорок накатит - тридцать не дашь,
А сослуживцы сживают со стула,
Как загулял - обрывается стаж.

Да уж - народец у нас хамоватый,
Лишь бы добраться до химкомбината,
Лезут в автобус набитый битком.
Втиснулся - значит дожил до зарплаты,
Из магазина - домой прямиком.

Подборка в “Литературной газете”

SAM_7180

Сергей АЛИХАНОВ

УТРО ВЕКА

Мой век – огнями за холмом,
И вновь не просиять.
Что понимаешь лишь умом,
Душой нельзя принять.

Щемит мне сердце каждый год,
Знакомый, как ладонь.
Меня уже не обожжёт
Всех войн его огонь.

Мой век нас лишь уничтожал,
Гнал в топки, на убой.
Но лучше всех его я знал,
И потому он мой.

Меня оставил одного,
На благо ли, на зло.
Хотя всего-то ничего –
Сменилось лишь число.

И наступает утра рань,
И в предрассветной мгле
Не вижу я – куда ни глянь –
Что будет на земле.


* * *
Отцу

Чтобы выжить – терпи,
И в мороз собирай
По Голодной степи
Саксаул и курай.

Над костром зашумит
Чайник…
Слышишь сквозь сон? –
Это внучка гудит
В золотой саксофон.


ПОМОРЬЕ

Я не считал за невезенье,
Что задержались мы в Мезени.
Редеют чахлые берёзки
Над привокзальною травой.
Отлились вековые слёзки
Опять слезами да тоской.
Люд распадается на тройки –
Всё на суды да на попойки…

Какие бедные края!
Над полем стая воронья,
Кресты, заборы и избушки…
Когда бы здесь проехал Пушкин,
Он видел то же бы, что я.
С тех пор, не знаю отчего,
Не изменилось ничего.


ПО ЗИМНИКУ ЧЕРЕЗ ЧУЛЫМ

Вся наша жизнь изменится внезапно,
Хотя сейчас через Чулым бредем,
А перемены ждем уже назавтра,
Хотя река под снегом, подо льдом.

Мы верим, так сказать, в метаморфозы, -
Что вдруг проснется дремлющий карась.
А впереди шесть месяцев морозы,
Зима, считай, ещё не началась.

Еще совсем недавно бревна вмерзли,
И на Чулыме нарастает лед.
Но мы не зря же послонялись возле
Зимовий, и пропели там вразброд...

Затихнет шум пустого разговора,
И нас с тобой сюда не позовут,
Когда весной, чтоб избежать затора,
Вот этот зимник на реке взорвут.

1986

* * *
На лугах, на полянах махали косой,
Оставляли лишь в поймах осоку.
А теперь вся трава отошла в сухостой,
Ни стожка не намётано к сроку.

Род за родом все бились мы из-за межи,
Беспощадно калеча друг друга…
Если помнишь – зачем? – поскорее скажи –
Заметёт нас бескормица-вьюга.


* * *
Гляжу сквозь дым, туман и хмарь,
Вперёд или назад –
На твой кровавый календарь
И липкий циферблат.

Здесь преисподнюю со дна
Как будто прорвало –
Опять террор, погром, война,
Вновь всем смертям назло.

Чтоб адскую латать дыру,
Годятся лишь тела.
Костёр не греет на ветру,
И веется зола…


* * *
Как же значительно было тогда
Ехать верхом в Арзрум.
Видимо, в лайнерах наша беда –
Стал верхоглядом ум.

Будем на пляже лежать, загорать
И улетать невзначай.
Как же значительно было сказать
Чёрному морю: «Прощай!»


* * *
Спит баскетболистка в самолёте
После поражений и побед.
Дух порой летает ниже плоти –
Снится ей расчерченный паркет.

А закат багровый, беспредельный,
Над закатом – тёмное крыло.
Вновь турнир закончен двухнедельный,
Только напряженье не прошло.

Снятся ей зарядки, тренировки
И полёт оранжевых мячей.
Скоро предстоят переигровки
В сфере ослепительных огней.

Проступает звёздное пространство,
И над бесконечною страной
Спит она, беспечна и прекрасна,
В небо вознесённая игрой.


* * *
Мы постояли на ветру.
Я в Рим с тобой не еду.
Любви неверную игру
Играли на победу.


* * *
Развесёлыми песнями,
Как душой ни криви,
Доживая до пенсии,
До неё доживи.

Хороводы не с музами
Надо нынче водить.
Ямб без блюзовой музыки
Приказал долго жить.

Бормочи да приплясывай,
Про себя напевай -
Все припевы-балясины
Вверх по лесенке в рай...

За эту подборку в “Литературной газете” в 2005 году я получил 500 рублей - это был мой последний поэтический заработок.
За последующие поэтические подборки в журнале "Наш современник" денег мне не платили, потому что подборки были меньше чем 40 строк, а за такие подборки там гонорары не платят.