alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

"можно ли Пушкину поехать подлечиться во Псков..."

IMG_7087

"...можно ли Пушкину поехать подлечиться в Псков..."
В стихотворении «Андрей Шенье», Пушкин, быть может, применяет к себе следующие слова французского поэта:

Как сладко жизнь моя лилась и утекала!
Зачем от жизни сей, ленивой и простой,
Я кинулся туда, где ужас роковой,
Где страсти дикие, где буйные невежды
И злоба, и корысть! Куда, мои надежды,
Вы завлекли меня! Что делать было мне,
Мне, верному любви, стихам и тишине,
На низком поприще с презренными бойцами!
Мне ль было управлять строптивыми конями
И круто напрягать бессильные бразды?
И что ж оставлю я? Забытые следы
Безумной ревности и дерзости ничтожной.
Погибни, голос мой, и ты, о призрак ложной,
Ты, слово, звук пустой...

Это стихотворение вообще «полно загадочных предчувствий», что, говоря о пророчестве своем, поэт как бы предвидит свою судьбу в случае успеха революции (Соч., ред. Венгерова, т. II, стр. 526).
Источник: http://pushkin.niv.ru/pushk…/…/modzalevskij/1815-1825-48.htm
Канцелярия Коллегии 22 июня,(1825) за № 4007, ответила, что Пушкин еще 8 июня 1824 г. был
«уволен вовсе от службы и тогда же повелено было перевести его из Одессы на жительство в Псковскую губернию, а потому он в ведомстве Коллегии более не считается. По сему случаю сообщено было г. Курляндскому, Эстляндскому и Псковскому генерал-губернатору...
маркизу Паулуччи о высочайшей его Имп. величества воле, чтобы колл. секр. Пушкин находился под надзором местного начальства
»
Немедленно по получении этого ответа из Коллегии,
Начальник Главного Штаба барон И. И. Дибич сообщил О. О. Дюгамелю (временно замещавшему марк. Ф. О. Паулуччи по управлению гражданскими делами в Остзейских и Псковской губерниях) и
Псковскому гражданскому губернатору Б. А. фон-Адеркасу (!),
что Император Александр позволил Пушкину
«приехать в Псков и иметь там пребывание до излечения от болезни»,
при чем губернатору было предписано «иметь наблюдение за поведением и разговорами г. Пушкина» («Русск. Стар.» 1908 г., т. 136, стр. 114—115). Псковскому же губернатору письмо Дибича было послано 26 июня и о нем немедленно извещен был Пушкин, который только накануне, 25 июня, писал П. А. Осиповой:
"Быть может уж недолго мне
В изгнанье мирном оставаться,
Вздыхать о милой старине
И сельской музе в тишине
Душой беспечной предаваться;
Но и вдали, в краю чужом,
Я буду мыслию всегдашней
Бродить Тригорского кругом,
В лугах, у речки, над холмом,
В саду, под сенью лип домашней..."


Легко можно представить себе, какое впечатление произвело на поэта, как неприятно удивило его это известие о «неожиданной милости его величества», — как писал Пушкин.
Источник: http://pushkin.niv.ru/pushk…/…/modzalevskij/1815-1825-40.htm
Вот, стало быть, чем был озабочен Император Александр I - до его кончины в Таганроге оставалось 5 месяцев - и начальник его Генерального штаба барон И. И. Дибич -
можно ли Пушкину поехать подлечиться во Псков...
Tags: Псков, Пушкин, история, милость, начальство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments