alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

Елизавета Трофимова - в "Новых Известиях" .



Каждый поэт, как известно, сам создаёт собственных предшественников – сам, хоть бы и бессознательно, выбирает прежде писавших себе в предшественники, и у Трофимовой они – мощные: от Цветаевой – которую мы узнаём в первом же стихотворении книги - до, например, Пауля Целана.

Елизавета Трофимова родилась в Дзержинске. Автор стихотворного сборника «Улица Сердобольская». Работает в Благотворительном фонде «Предания», делится новостями о подопечных фонда.


На прошедшей неделе, в понедельник, в Фонде «Нового мира» прошла презентация первого сборника стихов «Улица Сердобольская» Елизаветы Трофимовой, поэта из Санкт-Петербурга, слайд-шоу:

https://www.facebook.com/alikhanov.ivanovich/videos/10220696360621895/

Просодия Елизаветы Трофимовой содержит множество трансформирующихся образов, имеющих за собой многосложные значения, а порой целые иерархии. Строфы ее, отпечатанные, наконец, на бумаге, мне, как постоянному экранному пользователю, кажутся активным текстом, настолько стихи Трофимовой созвучны действительности. Странным образом в бумажную версию вписалась и гиперреальность, и киберпространство! Возникает глубокое и тайное ощущение сопричастности - кажется, что, пробегая глазами, читатель сам активно участвует в развитии текста! Это совершенно новое свойство лирики - иллюзия возможной обратной связи, которое создается временными соотношениями между возникающими чувствами, действием и самим моментом чтения!


Утонченное, врожденное чувство слова, интонационные возможности, позволяют Трофимовой вводить в текст намеренные нарушения причинно-следственных связей. Нарочитая гротескность, как средство выразительности, вживляется в краткий сюжет стиха:

иди и думай ничего
как будто мысли — это маки
свое раскрывшее нутро
вблизи района сололаки

и много о себе не мни
ты только трещина на зданьи
не исцеленная одним
неловким друга состраданьем...


В тбилисском районе Сололаки мне довелось вырасти, и поэтому, когда пришло время задавать вопросы, я спросил Елизавету Трофимову, что же ей там запомнилось.


- Там ручки на всех входных дверях в подъездах, такие же как на межкомнатных, повсюду ты чувствуешь себя, как дома - ответила Елизавета.


И стало очевидным, что «Издревле русский наш Парнас» притянул на Кавказ и Елизавету, как некогда Александра Пушкина, который 1829 году именно в Сололаках праздновал свое 30-тилетие. Спустя 70 лет в 1900-03 годах в Сололаках жил Николай Гумилев, и после гимназии преподавал местным обитателям марксизм. Отсюда и пронзительная строфа концовки стихотворения Елизаветы Трофимовой:


пусть обветшает твой фасад
изничтожая в полной мере
сплошной вины тяжелый плат
и горя каменные двери...


Не привыкшая к московским пробкам, Елизавета в час пик добираясь до Пушкинской площади на такси, и минут на сорок опоздала на презентацию, но за это время зал только полнился. Рядом со мной ждала встречи Ольга Анатольевна Балла - заведующая отделом критики и библиографии журнала «Знамя». И как только началась презентация, Ольга Балла предварила авторское выступление, зачитав блестящее эссе, посвященное творчеству Елизаветы Трофимовой.


Видео-фильм - «Дана Курская - поэт и издатель, и Ольга Балла - критик, редактор, эссеист, анонсируют выступление Елизаветы Трофимовой» - https://youtu.be/HKWgul29DKc


Ольга Балла любезно дала нам разрешение опубликовать свое блестящее эссе: «Я считаю Елизавету Трофимову одним из самых интересных поэтов её поколения – нынешних двадцатилетних, - с большим потенциалом роста и большим будущим, с огромной поэтической энергией, которая ощущается прямо физически. Этот человек способен ворочать большие пласты.


Она ещё в самом своём начале, но у неё уже собственный, дерзкий, упрямый, узнаваемый голос. Перед нами тот редкостно счастливый случай, когда большая начитанность, культурная насыщенность (а в случае Трофимовой она на зависть большая) и даже переполненность культурными реминисценциями, цитатами разной степени скрытости (доходящая до переусложнённости – но для полной сил молодости это нормально) – когда вот всё это не задавливает юной авторской индивидуальности и не делает поэтической речи автора вторичной, - но задаёт ей внутреннюю перспективу. добавляет ей внутренних измерений.


Разумеется, в этой первой маленькой – очень концентрированной - книжечке мы видим следы узнаваемых влияний, - воздействия авторов, во многом решающим образом определившим поэтическую динамику XX века. Каждый поэт, как известно, сам создаёт собственных предшественников – сам, хоть бы и бессознательно, выбирает прежде писавших себе в предшественники, и у Трофимовой они – мощные: от Цветаевой – которую мы узнаём в первом же стихотворении книги - до, например, Пауля Целана. То есть – в основном это первая половина и середина прошлого века: времени демиургического и катастрофического, сдвигавшего те самые «литосферные плиты» - упомянутые в первом стихотворении книги – которые продолжают своё движение и до сих пор. Вот у Лизы слышен гул этого сдвигания. Она – современник демиургического времени.


Это - следы сильных, властных влияний, которым не только нельзя не поддаться, но даже и грех не поддаться: они – школа, и трудная школа, которую необходимо пройти – для обретения чувства формы, для владения ею. В случае Трофимовой я назвала бы эти следы рубцами, шрамами, ожогами (от взаимодействия с чужим открытым огнём) – ещё и не всегда вполне зажившими, - следами происходящей на наших глазах борьбы с этими влияниями, соперничества с ними, сопротивления им и вызова им.


Видно, что автор находится ещё в стадии становления, что это становление бурно. У Трофимовой крупный взгляд – какой бывает только у сильных поэтов, - то, что она пишет – это (бесстрашная) лирика и метафизика одновременно.


Внутри себя, для собственного удобопонимания, я делю поэтов по стихиям: по преобладающему в них элементу. Есть поэты воздуха, земли, воды и огня. Елизавета Трофимова – человек огня.


Думаю, она – из тех поэтов, усилиями которых XXI век будет перерастать XX-й и уже его перерастает, будет отвязываться от XX-го (давно пора!), в чьих текстах происходит активное становление поэтики нашего набирающего силу столетия».


Видео фильм - Презентация сборника «Улица Сердобольная»:
https://youtu.be/8Vegvgc5r2o

Свидетельством такого становления стали новые форматы общения поэтов, критиков и читателей. В начале года, весной, с Елизаветой Трофимовой прошла встреча в музее Пастернака. Наш автор поэт Борис Кутенков в 40-ом Литературно-критический проекте «Полёт разборов» представил творчество Елизаветы Трофимовой (ссылка - https://ok.ru/video/1074272866599).


Виктор Качалин поэт, философ, художник в журнале «Знамя» отметил: «Стихи Трофимовой уходят корнями и в греческую трагедию, и в русский фольклор, не сбиваясь ни на пересказ, ни на стилизацию. Метафоры не загромождают речь, не привязывают читателя насильно к закрученному колесу смыслов. Нет у неё и распространённой в современной поэзии верлибро-фотографичности. Плач, страх, сострадание, восторг могут быть не только в греческой трагедии — и прорастают сквозь танцующую, не статичную, экстатичную ткань стихов — «в тишину и вспять». Искомая тишина — не для самозачарованного успокоения от травмы, а снова в мир: ранить, ненароком исцелять, делать родным, любить...».

Радость от встречи, надеемся, испытают и наши читатели:

***
как радостно увидеть снегопад,
когда он в петербурге или пскове
спускается, как запоздалый брат,
не зная, что родные вы до крови,

что резус-фактор вам не отменил
жужжащий звук всевидения пленки,
а посреди пылающих светил
застенчивые бродят шестеренки

и надобно их всех угомонить
простым до бессердечья чудо-средством —
ложись скорей и да сплетется нить,
снежинка на язык: почти как в детстве.


***
хорошо бы питаться простым
черноземным осколочком хлеба
самой вкусной холодной водой
из ручья беглых воспоминаний
где кружились пылинки мальки
а с утра самыйчистоумытый
ты берёшь и срываешься в грецию
не познавшую евросоюза
и она тебя белая ближняя
вся встречает развалиной пены
в ней молочной морской несоленой
каждый глаз как легчайшие сливки
ведь затем ты купался в слезах
чтобы стать одиссеем из некто
в недостойном грозная кси
чуть похожа на два трезубца
развернется тысяча встреч
чтоб вернувшись домой в петербурге
ты случайно не встретил меня
пока я недостаточно берег
пока я не песок и не камень
отбивайся от хитрых торговцев
не дары и не смех приносящих
только шепчущих что всё конечно
но ведь это совсем не койне
не наречие наше простое
по нему ты узнаешь меня
под смущенные возгласы хора


* * *
сердце гирю я не отдам тебе
своих мутных рек не отдам тебе
бесконечных рук не отдам тебе
боли, имярек, не отдам тебе
не отдам тебе облаков и слез
песни я моей не отдам тебе
и - теперь -
стиха не отдам тебе
но и смерти я не отдам тебя


полностью - https://newizv.ru/news/culture/07-12-2019/elizaveta-trofimova-chinit-sebya-chinit-chtob-zla-ne-uchinit
Tags: Дана Курская, Москва, Новые Известия, Санкт-Петербург, поэт о поэтах
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments