alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

Михаил Свищев - в "Новых Известиях".

Снимок экрана 2020-01-20 в 1.21.22

"На вполне реалистичной почве прорастают колдовские зерна, отчего пресловутая действительность, явленная в стихах Михаила Свищева, производит смешанный эффект – отрезвляющий и чародейственный одновременно", - написала о творчестве поэта Марина Гарбер. И с ней сложно не согласиться.

Михаил Свищёв родился в 1969 году в Москве. Окончил Литературный институт имени Максима Горького.Стихи публиковались в журналах: «Наш современник», «Новая Юность», «Октябрь», «Нева», «Дружба народов», «День и ночь», «Сибирские огни», «Интерпоэзия» и других, висят на многочленных ресурсах Сети.

Автор стихотворных сборников: «Последний экземпляр», «Одно из трёх», «Кладбище велосипедов», «Антифриз», «Пешеходная голубка». По стихам сборника «Последний экземпляр» в театре «Телос» режиссером Еленой Пенкиной был поставлен одноименный спектакль.
Творчество отмечено Международной Волошинской премией, лауреат конкурсов имени Николая Гумилева, премией «Народный поэт», «Поэт Года», «Премией 12-ть».


Работал лаборантом, архивариусом, телохранителем, журналистом. В настоящее время Главный редактором Издательского дома «ПЛАС альянс». Член Союза писателей России.


На этой неделе, в среду, прошло награждение поэтов-победителей «Премии 12-ть», которая была организована и проведена нашим автором Григорием Горновым. Декларированная им цель: сравнение поэтического творчества разных поколений - вне возрастных рамок, которые присущи большинству нынешних поэтических ристалищ.

Вручение «Премии 12-ть» - слайд-шоу -
https://www.facebook.com/alikhanov.ivanovich/videos/10220565224863583/

Сама церемония прошла в 9-ом корпусе - когда-то цехе «Инструментального завода», с выгравированной на широких железных дверях небольшой надписью «Love-Lofte» (так и в интернет-адресе).

На этом заводе, и в расположенных неподалеку «Электроламповом», и на заводе «Салют» в 80-е годы мне довелось неоднократно выступать перед рабочими от «Бюро пропаганды Союза писателей». У проходной завода за 20 минут до начала обеденного перерыва меня встречал «культурник». Само же выступление всегда начиналось в цеху ровно через 15 минут после начала обеденного перерыва - рабочие, которые хотели послушать, обычно сидели с тарелками, и доедали второе, и для них «средь фрезерных станков, сверлильных, шлифовальных, я не читал стихов осенних и печальных» ...


Победителем стал Михаил Свищёв, создающий новую смысловую и фонетическую организацию стиха. В его стихи уходишь, и возникает чувство, что тексты Свищёва - наконец-то! – намечают сокровенные и нехоженые мировозренческие пути русской поэзии. Поэзия Свищёва позволяет покинуть привычный ментальный ареал, который возникнув, ощущается все назойливее, припевающе существуя в «прикольных приделах» продвинутой просодии постмодерна.


Михаил Свищёв пишет медленно, мало - по его собственному признанию - «Пять лет литстуденчества ознаменовались двумя десятками стихов – специально потом подсчитал. По стиху в квартал, если усреднять...». После окончания Литературного института на 8-мь долгих лет Свищёв вообще отошел от поэзии, но получилось прямо по Николаю Ушакову – «Чем продолжительней молчанье, тем удивительнее речь».


Поэтическая концентрация, языковая сущность и насыщенность настолько сильны в его текстах, что порой кажется - все неисчислимые события карамзинских томов, написанных великим историком в Остафьево, вмещаются в несколько поэтических строк:

Лихие прабабки справляли столетья,
Все сказки счастливо кончались венцами.
От браков рождались здоровые дети,
Которые нас называли отцами...

Не то привычке, не то по ошибке
И вскоре ошибки своей устыдились...
Они дотемна собирали пожитки
И все как один досветла уходили.

Они волокли чемоданы и лица,
Они занимали вагоны и трюмы,
А после — ложились в чужие больницы,
А после — садились в далекие тюрьмы...

И были, наверно, по-своему правы,
И жили, наверно, своими умами,
Украдкой молясь за четыре канавы,
Которые мы называли холмами.



Лексические, фонетические и словообразовательные возможности поэтического дара Свищёва представляются значительными. Эпохи сменятся ни столетиями, а прилагательными. Но в этом и сложность, и многовариантность значений стиха воспринимаются легко, и, главное, совершенно не видны следы, может быть, многолетней работы:


То ли хочется спеть, то ли чудится степь,
то ли время запуталось в конском хвосте,
словно цепкий июльский репейник.
И, припомнив мотив, они курят всю ночь,
и глядят, и молчат, и хозяйская дочь
подаёт им четвёртый кофейник.
И не весел никто, и никто не сердит,
где кончается спирт, начинается флирт –
приглашают хозяйку на танец.
Но за шторой давно рассвело, и уже
время прятать обратно свой маршальский жезл
в комиссарский застиранный ранец...


Выступление Михаила Свищёва на «Премии 12-ть», видео: https://youtu.be/AWi8ifToAac


Мне особенно нравится сдержанная улыбка Свищёва, и его почти мандельштамовского понимания всего и вся: «Душа ведь женщина, ей нравятся безделки». С той же зоркостью, и с тем же трагическим юмором, и прощением к человеческим слабостям, поэт вглядывается в судьбы Европы и мира. Невольно, следуя за его ассоциациями, соглашаешься, и строфы поэта становятся не только твоим читательским опытом, но и житейским. Сознательное от бессознательного неотделимо и внутренняя речь, а потом и мнение, формируется и совпадает со стихом:

Европу лишают покоя
не Киплинг, не сыр и не счёт —
кончается что-то такое,
чего очень нужно ещё,

кто первый швырнёт в неё камень,
свинцовое грохнет трюмо?!
На улице пахнет быками,
а в комнате пахнет ярмом,

кофейник со скатерти сброшен
и, в рог наливая вина,
Европа, как женщина с прошлым,
без памяти в жизнь влюблена…


Игорь Дуардович – литературный критик, литературовед и журналист, в интервью с поэтом, свидетельствует: «Михаил Свищев понял, что слова попадают в мишени быстрее пуль. Когда-то мой первый учитель – руководитель лито «Москворечье» Олег Новопокровский – сказал: «Рано или поздно ты поймешь, что кроме стихов, ничем больше в этой жизни тебе заниматься не хочется. И лучше, чтобы это не случилось слишком поздно».

– Каково ваше привычное отношение к только что написанному?

– Точнее всего сформулировал ответ на этот болезненный вопрос мой друг, поэт и бард Александр Нечаев. Он сказал, что только что написанное стихотворение удобнее рассматривать как единственное, представить себе, что больше ты ничего не написал и не напишешь, и тебя будут судить только по этим строчкам.

– Ваши новые стихи отличаются от прошлых. Строка короче, меланхоличный тон сменили энергичные, направленные лирические жесты. Восприятие предметности бытия стало более чувственным. Насколько изменился ваш лирический герой?

– Чем «старые» отличаются от «новых»? Где проходит водораздел и как он выглядит? Сначала казалось, что его нет. Что я продолжил писать с того места, где остановился восемь лет назад... я увидел совсем иные принципы разделения «на стихи» и «на не стихи», во-вторых, возможности поэзии стали занимать меня больше, чем поиски доказательств, что она – это в самом деле она. Появилось недоверие к слишком поэтичным фонетике и лексике – всему тому, что ранее служило этими самыми доказательствами. Возник интерес к повседневной речи, ее мелодике... Вполне возможно, что я пишу стихи потому, что уверился – больше ничего важного я делать не умею. А раз делать все равно что-то нужно, лучше делать то единственное, в чем не разочаровался...».

Елена Сафронова - прозаик, публицист и критик из Рязани анализирует: «… книга Михаила Свищёва – классная... автор, выбирающий уверенную силлабо-тонику, чёткий ритм, конкретные рифмы, сюжетные линии в каждом стихотворении, выступает едва ли не «оппозиционером» к мейнстриму стихотворной техники в современной поэзии... узнаваемая по трафаретным штрихам реальность сталинского СССР – символ не другой России, а другого мира, всегда сопутствующего поэту Михаилу Свищёву и его преданным читателям...

Михаил Свищёв любит и умеет работать с эпиграфами, и жаль, что не все стихи в сборнике начинаются с них. Но те, что есть, разом точны и фантазийны, лишний раз восхищая тонкостью владения автора художественным словом, своим и чужим... у Михаила Свищёва почти всегда – внешне простые конструкции оказываются вратами в неизведанное, «чёрными дырами», в которых теряется не только земная система координат, но порой и система ценностей... черта от саночек становится не только следом на снегу, но и водоразделом между неведомыми пространствами...».

Но главное на «стихи.ру» свыше пяти тысяч рецензий от более чем 200 тысяч постоянных читателей! Глубокая убежденность поэта в своем призвании, при крайне жесткой самооценке собственного творчества - такая своеобразная «госприемка», которая дает гарантию и нашему читателю - эти стихи настоящие:

***

Развернёшь в линеечку часослов,
Что с балкона припрут коты,
И прочтёшь с обложки - всегда готов,
А готов ли на деле ты?

Пусть случался грош за щекой твоей,
За подкладкой - икорный нож,
А в походной кузне - мешок гвоздей,
Потому что, как запряжёшь,

Так и скачут годы в ноздрю ноздря,
Календарика лишь держись -
Если каждый день проходил не зря,
То не зря ли прошла вся жизнь?

***
«Когда разлюбишь» - песенка сия
Не новая, как патока на броме,
Даёт душе почувствовать себя
Блокадницей в элитном гастрономе,

Когда напрасно пряный дух колбас
Ударит в ноздри, крепче, чем настойка...
Когда поймёшь - не то что бы спаслась,
Но возвратилась к заводским настройкам.



***

Ты не попортил борозды.
Как пятаки на дне бассейна,
Теперь получки - до звезды,
И восемь дней до воскресенья,

Подобран галстук в цвет ремню,
Ограда крашена под зелень -
Ты лёг на облачко вздремнуть,
А нам соврал, что лёг под землю,

Среди панелей долевых
Паллиативной терапии
Чтоб не завидовали мы
И лошадей не торопили.


полностью - https://newizv.ru/news/culture/23-11-2019/mihail-svischev-konchaetsya-chto-to-takoe-chego-ochen-nuzhno-esche
Tags: Михаил Свищёв, Новые Известия, поэт о поэтах
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments