alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

Сергей Алиханов - "Архивны юноши" - выступление на Вечере "Поэты Москвы - Пушкину."



* * *
Я вспоминаю Вас всегда случайно,
Когда уже не помню, может быть.
Но вдруг и неожиданно, и тайно
Я понимаю - Вас нельзя забыть.
Благословляю каждое мгновенье -
Чем дальше Вы, тем все ясней, ясней
Я вижу Вас, прекрасное виденье.
Вы - ангел в грешной памяти моей.

НА ВЗЛЕТЕ

Мое поколенье одето, обуто,
Обучено, выслано к фронту работ.
В нем снова ни Пушкина, ни Бенвенуто,
Оно проработает срок и умрет.
Мое поколенье вошло в звездолет,
Была траектория выгнута круто.
Но мы почему-то свернули с маршрута -
Обломок упал с покоренных высот.
Все хочется вспомнить, что видели там -
Во мгле межпланетной…
И в чем покоренье –
Земле показаться звездой на мгновенье,
Погаснуть, и камнем скатиться к камням?!
Мы жили на взлете, сгорим на лету,
И пламя надежд озарит пустоту.


"Апраксину не отдавать Азов или отдать,
взяв сперва подписку, что король непременно будут отправлен.
"
"История Петра"
А.С. Пушкин

***
К Султану удрал пораженец полтавский -
Петр в этом увидел опасность, лукавство.
Карл просит у Порты огромный конвой -
Чрез Речь Посполитую хочет домой!
Король вроде бы пленник - ни денег, ни войска, -
Живет на Босфоре, и взят на довольство.
В чем суть не понятно, все как-то, все то есть:
В сем хитрости Порты, где шведская доблесть...
Петру это действует сильно на нервы -
Ночами являются призраки Нарвы.
Вдруг Карлом плененным Султан козыряет,
И Петр ему крепость Азов возвращает!
Петр принял обмен для него равноценный!
В столетиях смутных все смыслы мгновенны...

ПОСЛЕДНИЙ ПРИЕЗД В МОСКВУ

Здесь, под шатровым сводом,
Под клочьями известки,
И тем же узким входом,
Найти Указ Петровский
Намеревался Пушкин
В заботах неизбывных.
Но в синекуре ушлых,
Тех “юношей архивных”,
Не прошибить на разу -
Темны, чванливы лица.
И жизнь не по Указу,
И смертью расплатиться...

***
Эта лестница в Лицее -
центробежной силы взлет! -
вверх все звонче, все яснее,
вниз - к Державину ведет…

***
Вдоль улицы, где те же водостоки,
Фасады, камни - в тот же век жестокий.

В горах кипит имперская работа:
В ночь - кавалерия, а по утрам - пехота.

Мой прадед поставляет сбрую, седла,
Зажиточно живет, но не оседло.

Всё изменить! - решает гимназист:
Мир так несправедлив и неказист!

Для своего марксистского кружка
Он ищет и найдет ученика.

Я следом шел лет через шестьдесят,
И видел в окнах одержимый взгляд.

Бунтарская свершилась небылица,
И мой отец уехал из Тифлиса.

Взгляд в прошлое вернулся, полный сглаза -
И все корпим над картами Кавказа…

Чугун ворот просел, засов ослаб,
В засадах времени не разобрался штаб.

***
Б.А.

Влеком Синаем
И смыслом высшим -
Весь мир объять.
В Пути узнаем:
Путь мы ищем -
Всегда искать!

В канве скиржалей
Суть начертаний
Там, а не здесь:
Там дым печалей,
Там ветер знаний -
Благая весть.

Там змий и аспид
Духовных странствий -
Так значим Сфинкс!
А здесь лишь надпись
В пустом пространстве -
Утрачен смысл.

Род уничтожен -
Остался вензель,
Чугун ворот...
И Бог безбожен.
Дух в затрапезе, -
Века невзгод,

Источник бедствий -
Одни руины -
Следы потрав.
И без последствий
И нет причины,
И каждый прав.

Во тьме, во прахе
Колонны, камни,
И в душах страх.
И в вечном страхе
Искать руками -
Нащупать прах.

Растекся в плоскость
Трехмерный символ,
Мой добрый друг, -
Идей обноски
Сказать спасибо
За вечность мук.

И в настоящем
Мы слышим все же
В пустыне глас.
Мы смысл обрящем,
Прости нас, Боже!
Помилуй нас!


МАКСИМИН ФРАКИЕЦ


Мы попали в сферу Рима,
И латынь необходима.
За ночь выучить невмочь -
В Придунайском захолустье
Волны века катят к устью
Воду в ступе растолочь.

Стрекозиных радуг крылья,
Запорошит тонкой пылью
Улица вослед шагам.
Триумфальным выйди ходом,
Вывернись тогда под сводом,
Угрожая: “Аз воздам!”

С говором глухих окраин
Справился, как с братом Каин,
Императорский Сенат.
И подросток безъязыкий
Обозленный, хитрый, дикий,
Прячет ненависти взгляд.

Придорожного бурьяна
Командир и в стельку пьяный,
Лупит мать, как молотком,
Улиц пыль прибил к подметке,
И кричит, и гвозди в глотке,
Злость впиталась с молоком.

Имя - все что есть в наследстве,
И прошепчет он, как в детстве,
Несколько фракийский фраз.
И пойдет на штурм пустыни,
Легионам на латыни
Дав губительный приказ…

Таинствам моих причастий,
Стал и он тогда причастен,
И в ущербности велик -
В лютой преданности учит,
Всех носителей замучит,
Чтобы извести язык.

***
Идет ХХ век,
И я иду в кино,
Потом на велотрек
На улице Камо.

Стрелял и отнимал,
Сжимая револьвер, -
И счастье приближал
Революционер.

Пройду Верийский спуск,
И мост через Куру.
Запомню наизусть,
Ни строчки не сотру.

И через двадцать лет
Возникнет смысл иной,
И засияет свет,
Рождаемый строкой.

Пока ж кружится лист,
Шин шелестящий звук,
И велосипедист
Дает за кругом круг.

Он давит вниз педаль,
Она взлетает вверх,
И приближает даль,
Готовит смену вех...


Памяти Виктора Гофмана

1.
Возьмите на дорожку бутерброды,
И снова приходите в сентябре!
Но полетят, как хлопья снега, годы,
Мелькнут поляны в белом серебре...

Мой друг со мной, но вдруг он стал бесплотен.
Не покачнутся истины весы,
Лишь жмутся в закоулках подворотен
Сны старости, бездомные, как псы.

2.

Мир строф и строчек тесен, мал,
И вы смешайтесь с ним.
И Межиров ему сказал, -
Воэьмите псевдоним.

Стрелять в себя - сильнее слов,
И полный тезка ваш
Два тома написал стихов,
И вышел сам в тираж...

В чем Ходасевича резон
Нам не понять сейчас, -
Но Ходасевич знал о нем,
О нем, а не о вас.

Чтоб от него Вас отличить,-
Не будут морщить лбы,
И плетью не перешибить
Вам обуха судьбы.

И откровение дано,
Учитель наш постиг -
Что оба имени в одно
Сольет поисковик.

***
Держусь за поручень за ржавый -
Обсыпать наледь ни с руки -
Впечатываю шаг державы
В колдобины и бугорки.
Обледеневшая тропинка
Вдоль по которой я бреду -
Шрам от крутого поединка
В моем горячечном бреду.
Еще хватает мне сноровки
На лед затылком не упасть.
А по другому к остановке
28-го не попасть.


* * *
«Ты сам свой высший суд..."
А. С. Пушкин

Вновь сам свои стихи ты судишь беспристрастно
И видишь, что они написаны прекрасно!

Но все же никогда не забывай о том,
Что судишь ты себя не пушкинским судом.

Хотя в душе твоей восторг и торжество –
Твой суд не превзошел таланта твоего!

* * *
Вновь в первых числах года
Перечитаю Пушкина.
Нет ближе
На свете человека мне, чем он.
Ни с кем я так счастливо не смеюсь.
Никто так верно мне не объяснит
Зачем живу я.
Смутные печали,
Желания, любовь - весь русский мир
прекрасней и ясней!
Спасибо, Пушкин!

Tags: Пушкин, Пушкинский музей, вечер, музей, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments