alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

Книга стихов в газете в "МК" в номере от 24 декабря 1989 года.

В 90-х годах в "МК" публиковались сквозные подборки стихов.

CIMG0335
Такая подборка была очень значимым достижением для поэта.


CIMG0326

CIMG0331

Книга стихов в газете в "МК" в номере от 24 декабря 1989 года.

***
Здесь от могилы братской до могилы
Полкилометра, километр от силы,
А у высот они идут подряд.
Здесь раньше срока люди умирали,
Вдоль этих мест сейчас проходит ралли,
И кто-то бродит в поисках опят.

И сколько там кукушка ни кукует -
Их поколенью скоро срок минует,
И есть предел у долгих вдовьих мук.
И поросли окопы лебедою,
Брат горевал над давнею бедою,
Горюет сын и не сумеет внук...

Волоколамск.

***
Не хочется стареть,
Последнюю лишь треть
Еще прожить осталось,
К себе такая жалость, -
Не хочется стареть.
Как мало я успел,
Хотя так много дел
Успешно завершилось.
Все зря, - скажи на милость! -
Как мало я успел.
Лишь стаи листьев, птиц,
Да тысячи страниц
Я пробежал глазами,
Уж осень за плечами,
Да стаи листьев, птиц...


***
Жил в коммунальной я каморке,
Внимал соседке-тараторке,
И думал долгие года,
О тех, кто был хоть раз в Нью-Йорке,
И тех, кто не был никогда.

Предметом зависти и злобы,
Средь темных улиц небоскребы
Стоят вокруг, куда ни глянь.
Когда я прожил миг особый,
Какую преступил я грань?

1988 г.

* * *
Где дом стоял - нет больше ничего.
Но строить стены не начну сначала,
Хоть землю жаль, и деда моего,
Зарытого у Беломорканала.

По воле было, стало по судьбе.
След заметен великой круговертью.
И дом бы рухнул сам бы по себе,
И дед бы умер собственною смертью.

Что было внове - стало вдруг старо,
Когда ж околемались недобитки,
И стали жить, да наживать добро,
И внуки оказались не в убытке.

И вот мы прикатили по лугам -
Старухи в деревеньке встрепенулись:
"- Гляди-ка, раскулаченные к нам
На "Жигулях" вернулись..."



* * *
Путь атлантической селёдки
Скрестился вновь с его путем -
Закусит капитан подлодки,
Закажет музыку потом.
Чужих прицелов перекрестья
Следят за ним из глубины,
А он все топчется на месте,
В "России", посреди страны.


***
Мимолетен сентябрь в Туруханском краю,
Осень длится едва ли неделю,
И пока добредёшь от причала к жилью,
Дождь сменяется мокрой метелью.

Приведет к магазину дощатый настил,
По грязи доберусь и до почты.
Каждый домик всем видом своим повторил
И рельеф, и неровности почвы.

Никогда не сказать на страницах письма
Этот ветер, что чувствуешь грудью.
Деревянные, низкие эти дома,
Обращенные к небу, к безлюдью...

Енисей. 1983 г.


* * *
«Ты сам свой высший суд.»
А. С. Пушкин

Вновь сам свои стихи ты судишь беспристрастно,
И видишь, что они написаны прекрасно!
Но все же никогда не забывай о том,
Что судишь ты себя не пушкинским судом.
Хотя в душе твоей восторг и торжество –
Твой суд не превзошел таланта твоего.

1980 г.


***
Дорого стоит свобода, да все ж окупается.
Экономически выгодно петь - что взбредет,
И не страшиться, что кто-нибудь вдруг покопается -
Определить - соответствует то, что поет,
С чем - не известно.
А звезды того полушария
Ритмам молится заставили, как дурака,
Нашу планету...
Приносит им адская ария
Столько же, сколько нам нефть, и икра, и пенька…


ПОСУДОМОЙКА

За все вперед расплачиваясь койкой,
В загранку все равно не прошустришь.
Один лишь путь - идти посудомойкой,
И вот он - первый порт - почти Париж.
В отбросах роясь, быть нетрудно стойкой.
Пред роскошью витрин ты вся дрожишь.
Уйми озноб, не урони престиж.
Не зря старпом грозил головомойкой.
Я верю - не решишься ты на кражу,
Хоть не унять тоску по макияжу.
Десятки миллионов женских глаз
В хватающем твоем я вижу взоре.
- Пошли, мы через день уходим в море,
А там ты обойдешься без прикрас.

1989 г.


* * *
У дороги на Ржев,
среди рек, лесов,
На сыром картофельном поле
На ведре сидит Эдуард Стрельцов -
Эпоха в футболе.
Выбирает и выгребает он
Из грязи непролазной клубни,
А в Москве ревет большой стадион,
Отражаясь в хрустальном кубке.
Вся страна следила за пасом твоим,
Бедолага Эдик.
Ты прошел по всем полям мировым
От победы к победе.
Но нашел ты поле своё.
У него вид не броский,
Слышь? -
Отсидел ты в Новомосковске,
На ведре теперь посидишь.
А в Бразилии выезжает Пеле
Из дворца на своем лимузине.
На водку хватает тебе, на хлеб,
Сапоги твои на резине.
Бекенбауэр, вы негодяй! -
Вы торгуете собственным именем.
А у нас поля чуть-чуть погодя
Поутру покроются инеем
Называли тебя величайшим гением
Сэр Рамсей, Бобби Мур.
Не обделил тебя бог и смирением.
Кончай перекур!
Волоколамск.

***
Взгляни на Гиндзу, чтоб ее забыть,
И выпей пиво, не запомнив вкуса.
Но жаден взгляд и жажду утолить
Так хочется... А память все обуза -
Она, как губка, впитывала страх,
На звезды озираясь в небесах.


1989 г. Токио.

***
Ты смутно проживешь и эти дни,
А не в пример тебе в пылу победном,
Десантники на плоскогорье бедном
Все что творят - все ведают они.

Но все таки совсем не в том беда,
Что ты и честь, и ум свой пропиваешь,
А в том, что как они ты твердо знаешь
Что нет над нами Высшего суда...


* * *
Я с лесами родными прощусь -
На корню продается Русь.
Выпьем друг, с великой тоски,
Мы с тобой беспечны, как ангелы.
Ни за так отдаем куски
Размером с Англию.
Были скаредами цари,
И мысля подо лбишком неузким
Все крутилась: дури, не дури -
Русское остается русским.
Примем муки, в грязи полежим.
Эх, как наторговали щедро:
Мы с тобою на тоник да джин
Поменяли леса и недра...

Волоколамск.
***
Листья горят. А в далеком краю полигонов
Миролюбивые танки кромсают мишень.
Листья горят. А в Горицах ворует иконы
Житель ограбленный выморочных деревень.
В городе, бьющем с носка, беспощадном, любимом
Тянется жизни моей несуровая нить.
Листья горят... Горьковатым, рассеянным дымом
Я надышусь, чтобы долгую зиму прожить.
1974 год.


***
Исчезли, как Майя,
но нет после вас
ни знаков, ни пирамид.
Планета немая -
гудит контрабас,
и высится здание МИД.
Век проклят и прожит,
и вы по судьбе
лишь прах и виденья Земли.
Никто не поможет,
раз сами себе
ничем вы не помогли.
А судя по данным -
вас в лагерях
погибло, как на войне.
И кажется странным -
как на дверях,
крест был на стране.

***
Ты уже была в аду,
И не очень испугалась.
Вот и у меня осталась.
Может, что-то на роду
И написано - но смылось.
Отвыкать не приходилось,
Потому что, нет привычки
Ни к чему - есть только дрожь.
Скоро в доме выйдут спички,
Ты прикуривать уйдешь.


* * *
Я по тебе уже тоскую, Ангара,
Хотя еще смотрю на струи ледяные,
Прозрачные насквозь, чистейшие в России.
Прощай, я ухожу, мне улетать пора.
Я видел много рек, но всех прекрасней ты.
И ни одной из них не видел я начала,
Лишь ты стремишь свой бег, из-подо льдов Байкала
Бегуньей уходя со стартовой черты...

1982 г.

Tags: МК: стихи, книга в газете, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments