alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Categories:

Братья Беренсы, "До того, как все исчезло...", "Извечная потребность веры...", Версия - подборка.

Огромное спасибо Людмиле Чеботарёвой - Люче!









https://issuu.com/luche1/docs/january-vol_2-issuu?fbclid=IwAR2-ddHqSuopgGUQeENJ3DBRiYaRS3tLIaWo6OkkH9Ln2-r5wswJ0fNFSUY

БРАТЬЯ БЕРЕНСЫ

(100 лет Исхода Русской эскадры)
И верою и правдой комиссарам
Евгений служит, но теряет флот.
Брат Михаил эскадры уведет,
Чтобы войну решить одним ударом,
На Балтику вернувшись через год.
Но у Туниса не прожить задаром –
И вот по царским, по долгам, по старым
Француз за уголь предъявляет счет.
И русский флот уходит за долги –
Друзья-французы хуже, чем враги.
Родные братья, ссориться не смейте,
А сохраняйте флот и корабли! –
Их силуэты у чужой земли
Растаяли на Бизертинском рейде.


***
До того, как все исчезнет,
Вспомни — было ли чего-то?
Запоют пески в пустыне — обеззвучат имена.
И едва мы разлучились —
Сквозь зарницы небосвода
Полетели вдруг столетья без тебя и без меня.

Не хранит следов пространство, —
Вновь ли, встарь, во время оно —
За эпохой, за минутой, за звездою в Вифлеем,
Скоро семь коров промчится
В сновиденье фараона:
Если тощие в начале — значит тучных нет совсем…


***
Извечная потребность веры
К порогу храма приведет.
Забитые крест на крест двери
Взломает страждущий народ.

Ни алтаря, ни свеч сиянья:
Увидит пораженный взор
Следы глумленья, поруганья,
И срам, и мусор, и позор.

Но, походя, на всякий случай,
Прикинет — что тут можно взять? -
Да все подряд! — себя не мучай, —
Того не стоит благодать.

Вновь поколенье у порога
Без Книги, сбитое с пути,
Средь хлама ищет в храме Бога —
Спасенье хочет обрести.

Сжимая грешное пространство
В непогрешимый ореол,
Он нам прощал пороки, пьянство,
По тюрьмам вместе с нами шел.

И нам же объявился странник,
Хотя и не назвался он,
Его узнали тотчас — странным
Сияньем слабым окружен.

Пройдя измену, казнь и муки,
Пришествовал и в этот раз,
Хоть были вывернуты руки,
И прожит смертный, крестный час.

Бог беззащитней человека,
Среди людей слабее всех,
Не озлобившийся калека
И видит, и прощает грех.

Не зря намедни мы молились
То в мрачный свод, то в небосклон:
Глаза у нас опять открылись -
Явился он! Явился он!

Лет просветленных исчисленье
Начнется с чистого листа —
Вновь утвердится просветленье
Оплотом крови и креста.

И снова казнь! Вновь хохот черни
Услышит он - в который раз! —
В предгрозовой и предвечерний,
В предсмертный, в предбессмертный час...


ВЕРСИЯ

“...как поэт, радуюсь восшествию на престол Константина I.
В нём очень много романтизма; бурная его молодость, походы с Суворовым…”
А.С, Пушкин 16 декабря 1825 года - письмо П. А. Катенину из Михайловского

«Любезный Константин! Предстаю перед моим Государем с присягою… которую уже и принёс ему со всеми меня окружавшими, в церкви, в ту самую минуту, когда разразилась над нами весть о жесточайшем из всех несчастий. Как сострадаю я тебе и как все мы несчастливы! Бога ради, не покидай нас и не оставляй одиноких. Твой брат, верный подданный на жизнь и на смерть Николай».

Из личного письма Николая императору Константину Первому - своему старшему брату в Варшаву с известием о принесении им присяги.
9 декабря 1825 год.
( Письмо А.С. Пушкина датировано неделей позже письма Николая)

Н.Д. Потаповой

Вся Гвардия - второй за месяц раз! —
На площади Сенатской собралась,
Чтоб верность подтвердить переприсягой.
- А как же император Константин?
К его сверженью вовсе нет причин! -
Воскрикнул Милорадович с отвагой.
Так смерть ему за слово вопреки!
А сквозь заиндевелые штыки
Парок дыханья в воздухе морозном...
И за полдень все длится плац-парад,
И жаждет трона вероломный брат,
Дрожа во властолюбии нервозном.
Вдруг Николай кивком своим велел
Дать залп!
От крови тут же захмелел,
Ад разверзая гибельной отмашкой, -
“Пли!” прокричал фейерверкер 9-ть раз! -
Все высочайший повторял приказ,
В безумии размахивая шашкой...
И утолен властолюбивый пыл.
Но как бы он в Европе ни прослыл
Убийцей в беспощадной схватке братской! -
Все Польше остается старший брат.
Но кто ж отныне будет виноват
В кровавой каше площади Сенатской?
И вот по спискам усыпленных Лож,
Врываются в дома — без зова вхож,
Находит царь безвинно виноватых.**
Средь им же обескровленных родов,
И сирот обездоленных, и вдов,
Страданием и ужасом объятых...
И на душу, и на руку нечист,
Бунтарь, клятвопреступник, декабрист,
Напраслину в историю возводит!
Тень на плетень, и ложь, и произвол,
И пыточный кропают протокол...
В Европе - по газетам - гладко вроде…
Потешил императорскую спесь.
И полилась елеем в уши лесть -
Что не дал он слабинку человечью.
Но есть и у истории судьба -
Твои потомки проклянут тебя,
Когда наганы запалят картечью!
Самодержавных рук кровавый зуд —
Ему из канцелярии несут
Доносы, донесенеья - как на блюдце.
Из каземата путь на эшафот, -
К Ипатьевскому дому приведет
Погибельное рвенье правдолюбцев.
Кандальный звон — бумажный произвол,
И чести незапятнанный глагол,
Погонит в рудники, в Читу, за Яик.
По всей Сибири гибли молча, врозь...
А сталинским историкам пришлось
Все очень кстати для марксистских баек...
Их взяли в казематах на измор, -
Взошли на эшафот, и приговор,
Себе же подписав собственноручно,
Трон не спасли…
Смолчал и Карамзин -
Все понимал тогда лишь только он один -
Безвременно ушедший и беззвучно...


* фамилия Фейерверкера, кричавшего артиллеристам «Пли!» — была Бакунин.
На Сенатской площади было убито - по свидетельствам современников - 1500 человек.

**Император Александр Первый закрыл все масонские ложи Рескриптом от 1 августа 1822 года :
«О уничтожении масонских лож и всяких тайных обществ».
Ко дню переприсяги Императору Николаю Первому, масонские ложи не собирались 3 года и 3 месяца.
2001 — 2020 гг.

Из письма Н. Д. Потаповой от 13 ноября 2017 г. автора книги «Трибуны сырых казематов» http://award.gaidarfund.ru/articles/2942/tab1

"Сергей Иванович, добрый день.
Большое спасибо за Ваш отклик и замечательные стихи!
И за цитату Пушкина.
Что касается Карамзина, 19 декабря он писал И.И. Дмитриеву:
"я был во Дворце с дочерьми, выходил и на Исаакиевскую площадь, видел ужасные лица, слышал ужасные слова и камней 5-6 упало к моим ногам".
Как многие, кто был принят при дворе, он прибыл в Зимний дворец, чтобы поздравить нового императора и выходил посмотреть, что происходит на улице. В момент выстрелов артиллерии он находился рядом с Марией Федоровной и Александрой Федоровной в кабинете, "я случился подле них", пишет он. Потом вышел к другим собравшимся в большой зале дворца.
Спасибо еще раз за Ваш интерес!
С уважением, Наталья Потапова."
Tags: Версия, Израиль, Наталья Потапова, подборка, стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments