alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

"И чистотой воды, и донной сеткой света..." - стихи 1995 года.







"И чистотой воды, и донной сеткой света..." стихи 1995 года.

* * *
Мне снилась Москва. Я спешил на вокзал,
Скользил и на наледи я расшибался,
Вздыхал, но от выхлопов я задыхался,
И от отморозков в подъезд заползал.

Мне снилась Москва, открывал я капот
И днище осматривал в поисках мины.
Я шёл с монтировкою за поворот,
И очередь била из тёмной машины.

Мне снилась Москва, и я другу звонил,
И он мне немедля на помощь являлся.
Он был мне врагом, блефовал и смеялся,
И он за убийство моё заплатил.

Как только упал я, он вещи украл.
Но стоило мне заявить о пропаже -
Проламывал стену спецназ в камуфляже,
И бил, сапогами мне ребра ломал.

И я убегал и средь грязных углов,
Под пиво, рвал воблу и лапал соседку.
Квартиру свою проиграл я в рулетку.
Рулоны бумаги катил со складов.

Составы грузил, а когда перекур,
Я пил кока-колу с рисованной майки.
И вновь сто гринов я давал попрошайке,
Поскольку и не было мельче купюр.

Мне снилась Москва, и несли образа.
Нанизывал ангелов штык обелиска.
Из ящика пьяный муляж Василиска
Всей снайперской кистью мне тыкал в глаза.

Стихотворение было впервые опубликовано в журнале "Знамя" -
http://magazines.russ.ru/znamia/1999/6/alihan.html
***
Лишь в прошлом мы вольны, -
и устремимся в край,
где песенка зурны
зовет в хинкальный рай.
Сейчас, а не давно,
едим гурийский сыр, -
пока мы пьем вино,
не рухнет этот мир.
Здесь праздник навсегда -
все отдано стихам!
Мазурин - тамада.
Звени, звени, стакан!

* * *
И всё корю себя, и всё гляжу назад.
Вертится на губах то прозвище, то имя.
Подруги и друзья, о как я виноват,
Тем, что любил одних, валандался с другими.

Но что я погубил присутствием своим,
Отсутствие моё теперь уж не исправит.
Ведь молодость прошла, мы проигрались в дым.
Забвенье, нищета нам силы не прибавит.

И как ни сожалей о пагубе страстей,
Мы все разделены пространством, буйством лета,
Узорами стрекоз, и тяжестью камней,
И чистотой воды, и донной сеткой света.

Стихотворение было опубликовано в журнале "Знамя" -
http://magazines.russ.ru/znamia/1999/6/alihan.html

* * *
Новой жизни хозяин богатый,
С молодым беспощадным лицом,
И с оглядкой слегка вороватой,
Он сравним с тем кавказским отцом.

А стрелял в бильярдной пятерки,
Брал у всех без отдачи взаймы,
А теперь он проводит разборки,
И блатные его поговорки
Приговора страшней и тюрьмы.

Эх, «объявка», словцо воровское,
Разоряя, топча и губя,
Не оставит ни сна, ни покоя,
Под землею достанет тебя.

Коль в бандитских руках очутился,
Над тобой покуражатся всласть, -
Пожалеешь, что в школе учился,
Что у мамы когда-то родился,
И что мама сама родилась.

Как окружит тебя, не мигая,
Пацанов деловитая стая -
Отдавай все что есть, но вдвойне.
Арифметика очень простая
На гражданской на этой войне.

Стихотворение впервые опубликовано в журнале "Наш современник" в 1996 г.

***
Цветок умрет цветком. И в облике едином,
Исчерпав опыт дней и навык ветерков,
Бордовый георгин увянет георгином,
Внезапно ощутив всю тяжесть лепестков.

Отпугивая птиц и тень свою колебля,
Под бездной голубой рассеянно кружась,
Пока не упадет с иссушенного стебля,
Пока не обретет с землей иную связь,

Он все еще цветок. И он сознаньем божьим
Исполнен и блюдет всю целостность свою,
И принимает мир простым своим подножьем,
Предпочитая быть в саду, а не в раю.

Стихотворение впервые было опубликовано в журнале "Новый мир" - в подборке "В саду, а не в раю" -http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1998/12/alih.html

МАТЬ

Читала, радовалась, пела,
Росла и крепла со страной.
С живой Волошиной сидела
За школьной партой за одной.

Ты все парады начинала,
Вручала Сталину цветы.
И ты всегда собой венчала
Из физкультурников торты.

Такая преданность и сила
Была в твоем лице простом,
Что даже Мухина слепила
С тебя колхозницу с серпом.

На танцы бегала в пилотке,
Платочек синий был мечтой.
И танцевали патриотки
Лишь под оркестр духовой...

Когда до пятачка с картошкой
Родная сузилась земля,
На мотоцикле под бомбежкой
Пакеты мчала из Кремля,

И за Кавказом оказалась.
Когда закончили бои,
Держава твердо опиралась
На плечи гордые твои.

И вот опять в большой разрухе,
Всем помогала, как могла.
Но у России для старухи
Не оказалось ни краюхи,
Ни даже теплого угла.

И ощущая виноватой
Себя, сама не зная в чем,
Под флаг под звездно-полосатый
Ты добралась почти ползком.

Забыв года чересполосиц,
Вновь молодою стала мать,
И в океан авианосец
Тебя уходит защищать.

КОНУС КОСМОСА

Что-то в небе стоит надо мной,
Мельтешит, пропадает на время,
Появляется над синевой,
Острием опираясь о темя,

Яркой молнией наискосок
Приземлит, и обрушится круто,
И потянет, как теплый поток
Надувное крыло парашюта,

И опять среди белого дня -
Зацеплюсь головою о ветки -
Конус космоса входит в меня,
Как ракета по лазерной метке,

Проявляется зренье в руке,
Вкруг коленей мерцающий венчик,
В перевернутом внутрь колпаке
Звездный блеск зазвенит, как бубенчик...

Стихотворение было опубликовано в журнале "МЫ"


***
Ложились крейсера на дно,
И мерли с голоду старухи,
Чтобы Мишаня в БээМВухе
С волыной ехал в казино.

***
Лифты ГУМа стоят - на прилавках в лифтовых проемах
Небывалая снедь, средь которой не числится хлеб.
Хоть толпится народ - больше нету торговых объемов, -
Лифты ГУМа стоят, и гниет на складах ширпотреб.

Сквозь сиянье витрин погляжу на свою заграницу,
Ну и ценники! - в недоумении морщу свой лоб.
Вместо зимних ботинок куплю себе теплую пиццу,
И опять на мороз - поминутно сморкаться в сугроб.,,,

Стихотворение было опубликовано в журнале "МЫ”
и журнале "Знамя”
http://magazines.russ.ru/znamia/1999/6/alihan.html

ОЧЕРЕДЬ ЗА ГОНОРАРОМ В "ДЕНЬ ПОЭЗИИ"

Тогда, устав от лет суровых,
Желая просвещенной слыть,
Россия граждан непутёвых
Своих решила подкормить.

Спешили мы со всей столицы,
Стояли, прислонясь к стене,
Свои выпрастывая лица,
Из-под заснеженных кашне.

Там "Юности" один из замов,
Стоял без кресла, просто так.
В углу угрюмо ждал Шаламов,
А Смеляков курил в кулак.

И шёл совсем не по ранжиру
Один поэт вослед другим.
Так начавший стареть Межиров
Был лишь за Самченко младым.

И Мориц бедную пугая
Ухмылкою грядущих мер,
Её в упор не замечая,
Стоял боксёр и браконьер.

И даже прямиком оттуда,
Вновь улетавшие туда,
Своих мехов являя чудо,
Там становились иногда.

В тот зимний день шутила муза,
Долистывая календарь.
Стоял там я, не член Союза,
За мной - Луконин, секретарь.

О, государственной заботы
Благословенные года.
И за недолгие щедроты
Мы благодарны навсегда.

Стихотворение было опубликовано в журнале "Знамя" в 1999 году -
http://magazines.russ.ru/znamia/1999/6/alihan.html

***
В компьютерной стране я сложностью измучен,
И в лодочку сажусь послушать скрип уключин.

От косности своей хоть плачь тут от обиды!
А под такой же скрип Язон достиг Колхиды.

Две тысячи пятьсот иль больше лет спустя,
И хитроумный бог здесь был бы как дитя.

А окажись он там, на том же побережье -
Там та же простота, и все законы те же.

И если б из Арго он вылезти посмел,
Там встретили б его лишь пули вместо стрел.

КАНОИСТ-ОДИНОЧНИК

По сетке Олимпийских баз
Идет за сбором сбор.
Прибалтика, затем Кавказ,
Работа на измор.

Здесь не бывает чересчур,
Хоть воздух ловишь ртом.
Из Кяярику - в Мингечаур,
И Гали - на потом.

Водохранилищ поперек,
С веслом наперевес,
Он словно сам рождает ток
Турбин ИнгуриГЭС.

На суше очень неуклюж,
Сутулится, молчит,
Таскает штангу, входит в душ,
Питается и спит.

А утром снова раньше птиц,
Нелепый рукокрыл,
Касаясь кистью половиц,
Пошел, потом поплыл.

Стартует по шестой воде
Великий чемпион.
В честь той, которой нет нигде,
Обгонит время он.

В реляциях газетный лист,
Стреляет пулемет.
И лишь безумный каноист
Гребет, гребет, гребет...

1995 г. Озеро Тахо.
Стихотворение было опубликовано в журнале “Наш современник”,
в газете “День литературы”.

НА ФОНЕ КАКТУСОВ

За нами с рожею сердитой
Никто не гнался по пятами.
Невозвращенные кредиты
Свободу подарили нам.

И все дозволено - эпоха
И карта расползлись по швам.
Лас-Вегас! Погулять неплохо
По золотым его коврам.

И Гранд-Каньоном в Аризоне
Брести под пение песков,
Где на веселом горизонте
По году нету облачков.

И растянулись те недели,
Быть может, до скончанья дней,
Когда б противиться умели
Мы зуду алчности своей.

В Москве нас ждали, отловили,
И вытряхнули до нуля.
А после даже не убили,
Оставив жить примера для,

Перебирать цветные фотки
На фоне кактусов в песках,
Где глянец высшей обработки
На ухмыляющихся ртах.

Стихотворение опубликовано в “Московском комсомольце”



***
По аду шествовали важно,
Вещали долго и всерьез.
Стенали грешники протяжно -
Картинность мук, потоки слез.

Иронии б хоть в малой мере...
Себя он сдерживал давно.
Вложил упрек в уста Сальери,
Что, мол, бесчестье не смешно.

Прошло два года.
Спать ложился.
Взял с полки том. Потом в ночи
Вдруг рассмеялся и решился:
«-Ах, Дант надменный, получи!..»

Москва. Литовский бульвар.
Стихотворение опубликовано в “Московском комсомольце”


***
Преторианец, парень из охранки,
Сжимая меч, бочком присел на трон,
И вот в недоуменье слышит он
Нелепый шум сенатской перебранки:
“Не зря по Палатину били танки!”
Вандалы входят в Рим со всех сторон,
И кроме текстов, все идет на слом…



СМЕЩЕНИЕ ВРЕМЕН

В запоздалом гекзаметре складывать слоги,
Сущим оправдывая мерные рукописи...
И вдруг оказаться ни эпиком, а провидцем,
И за день до начала Троянской войны,
Прозрев погибель и бойню, хватать матерей за руки,
Метаться по улочкам Трои, в голос кричать: “ - Спасайтесь!
Бросайте дома, бегите с детьми из города!..”
И не заниматься писаниной...
Tags: 1995 г., Знамя, стихи
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment