alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Categories:

Памяти Степана Ананьева - сегодня День его рождения.


Юрий Константинович Орлов - друг Степана Ананьев и мой друг.

К весне 1966 года я окончательно провалил экзаменационную сессию в Политехническом институте.
Преподавательница по математике Ардгомелашвили - благословенно ее имя! - сказала, что она ни за что не поставит мне положительную оценку, и пусть я - пока еще есть возможность, перебираюсь в другой институт.

Мой отец рассказал об этом своему сослуживцу профессору Льву Владимировичу Чхаидзе.
Тот сказал, что его сын Лев - профессиональный математик, и он может позаниматься со мной.

Когда я пришел на первый урок, в доме Чхаидзе я встретился с Юрием Орловым, который пригласил меня на музыкальные субботние посиделки.

Принципиальность преподавательницы по математике – вот что сыграло определяющую роль в этом моем знакомстве с Юрием Орловым.
Ни за что, ни за какие коврижки она не хотела мне ставить тройку - и это изменило мою судьбу.

Юрий Орлов жил тогда на улице Энгельса вместе с родителями.
Юрий Константинович Орлов - друг Степана Ананьев и мой друг - это его фотография, фотографии Степана Ананьев не сохранилось.

Пластинки с классической музыкой - по 50 штук в каждой упаковочной коробке - занимали всю его 12-ти метровую комнату.
Музыку мы слушали по субботам - 4-5 часов - с перерывами на чтение стихов - в этой небольшой комнате.

Вход в подъезд – несколько ступенек и входная дверь налево.
И сразу же налево за этой дверью - дверь в комнату Орлова.
Его квартира была на первом этаже, и посетители посиделок стучали прямо в стекло его окна - чтобы им открыли входную дверь.

Улица Энгельса идет вдоль горы, за которой расположен Ботанический сад.
По этой улице еще в моем детстве ходили трамваи на фуникулер.
Трамваи шли вдоль горы вниз по улице, потом на колхозную площадь и там разворачивались.
Верхний круг трамваи делали в том месте, где сейчас сквер возле нижней станции фуникулера на Мтацминду.

Степан Ананьев тоже жил на улице Энгельса и был постоянным посетителем субботних музыкальных посиделок.

Степан Ананьев тогда только что вышел из лагеря - он отсидел 4-ре года за «Манифест Технократов» - единственный рукописный экземпляр которого нашли у него под подушкой при обыске в общежитии.
Степан - перед тем как загреметь - учился на Философском факультете Московского университета вместе со Щедровицким, о нем мне Степан Ананьев рассказывал еще в те годы.

10 лет спустя - уже в Москве - я познакомился и с Щедровицким, и с Генисаретским, и даже пару раз был у них на философских семинарах. Все беседы и лекции на этих семинарах проводились под непрерывную магнитофонную запись на катушечный магнитофон "Яуза" - с тем чтобы потом, в случае задержания, было чем оправдываться перед органами.
Семинары эти оказались для меня слишком уж философскими.
Такими они и были в действительности.

Степан Ананьев сидел в тюрьме и в лагере с 62 года по 66 год вместе с Валерой Дунаевским, который получил срок за рассказ «Пуся голосует».
В рассказе Валерия Дунаевского карманник Пуся - в день выборов, спасаясь от преследования, забежал на избирательный участок. Хотя все избирательные бюллетени обычно кидали в ящик еще ранним утром, участки были открыты весь день.

Пуся стал расспрашивать скучающих членов избирательной комиссии о том, о сем, и слушал их объяснения, пока не миновала опасность. Затем воришка смылся.

Этот рассказ Валерия Дунаевского перед процессом, отправившим его в тюрьму, прошел экспертизу, и был признан "антисоветским" Союзом грузинских советских писателей.
Экспертиза эта, подписанная неким самим тов. ...зе., послужила основанием для приговора.
Валера показал мне копию этой экспертизы... ВСкоре он уехал в Израиль.


Эти музыкальные посиделки были последним костерком русской культуры на Кавказе.

Ермолов – Грибоедов - Пушкин – Лермонтов - Толстой - Есенин - Гумилев...

Воронцов - и другие русские наместники, среди которых был и мой дальний родственник Орловский - который был наместником Тифлисской губернии с 1860 по 1876 годы http://alikhanov.livejournal.com/29601.html - здесь его фотография).

И вот теперь мы - несколько человек, читавшие друг другу русские стихи и слушавшие музыку Чайковского и Скрябина в исполнении Юдиной и Софроницкого, были последним очажком русской культуры, который возник в Закавказье в начале 18-го века и затухал в конце 20 –го, уже после большевистского наглого вторжения.

Но мы тогда не понимали этого.

***
Валерию Дунаевскому

Пока над нами не растет ковыль.
Не слой сырой земли - сухая пыль,
Лишь пыли взмет остался между нами.
И словно смерть покрыла нас крылами,
И в небыль обратила жизнь и быль.

Вся жизнь моя пошла куда-то вкось.
Как тяжело и жить, и верить врозь.
Груз общий не неволил наши плечи.
Запамятовать час условной встречи
Не приходилось, а теперь пришлось.

Да, многого теперь навеки нет -
Ни встреч, ни откровений, ни бесед,
Ни долгих по окрестностям осенним
Прогулок - с опозданием оценим
Их уходящий благотворный свет...

Сквозь нашу жизнь - ростки разрыв-травы.
А если связь, то типа тетивы.
Хотя ты жив меж морем и пустыней,
Я здесь пока что жив, но все ж отныне
Мы друг для друга навсегда мертвы.

О, связей человеческих урод -
Нет дружбы, нет семьи, а есть народ.
И горько усмехнуться смогут боги,
Когда с тебя скощённые налоги
Пойдут на пулю, что меня убьет
1975 год

Первая публикация - Альманах «Информпространство" 2006 г.
Tags: Сололаки, Степан Ананьев, Тифлис, Юрий Орлов, память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments