alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

8 лет со дня смерти отца.

078
Отец - Иван Иванович Алиханов - судья Всесоюзной категории на соревнованиях по вольной борьбе.
Отец всегда носил на лацкане пиджака значок Судьи Всесоюзной категории.
6 фотографий и 7 стихотворений памяти отца


080г _Kniga otsa

080д _Kniga otsa
Учебники по борьбе.

083
Отец со своими учениками в зале борьбы.


Книга отца "Дней минувших анекдоты"
http://www.rus-kniga.biz/tv11085261-1948477.html
http://www.gdekniga.biz/boks/ozon/1948477.html
http://www.kvest.com/book.asp?tvr_code='242043'
и еще на сотнях сайтов...


076
Отец - фотокорреспондент

080_Vistuplenie
Отец на научной конференции.


CIMG0237
2002 год
Сан-Рафаэль, Калифорния.


* * *
На подножке, на опушке, на…
Горюю без конца –
Гибель Пушкина,
Смерть отца.




* * *
Отцу
Чтобы выжить – терпи,
И в мороз собирай
По Голодной степи
Саксаул и курай.

Над костром зашумит
Чайник…
Слышишь сквозь сон? –
Это внучка гудит
В золотой саксофон.


* * *
Прощай, родимый дом, прощай, моя квартира.
Здесь длилась жизнь семьи, и вот она прошла.
Чтоб удержаться здесь нам рода не хватило,
Нас много меньше тех, которым несть числа.

Нам столько нанесли кровавого урона,
Отняли у семьи, не передав стране.
И вот нас меньше их, которым нет закона,
Вернее, сам закон на ихней стороне.

И письма, и счета, и пачку облигаций
Из ящиков стола все вытрясли в мешки.
А среди них конверт, где реабилитаций
С синюшным гербом лжи ненужные листки.

И вновь вся наша жизнь вдруг превратилась в небыль.
Все речи этих лет как длинный приговор.
И в беженецкий скарб вдруг превратилась мебель,
Когда ее за час вдруг вынесли во двор.

Дубовая кровать, резная спинка стула,
К которым так привык еще мой детский взгляд,
Что с ними делать мне здесь посреди разгула,
Который вновь кружит, ломая все подряд.

Но я построю дом, дождусь цветенья сада.
Меня не разделить с моей больной страной.
Ведь я и есть теперь последняя преграда,
И хаос у меня клубится за спиной.




* * *
Все письма дошли по своим адресам,
И собраны в пачки, и стали архивом.
Семьи больше нет, и в забвенье счастливом
Сквозь строчки внимаю родным голосам...


ОТЕЦ

Чем жил, что делал я когда-то,
Что думал о делах моих -
Все уместилось очень сжато
Между десятком запятых.
Порою я почти срывался,
Теряя почву, колею.
Но как я ни сопротивлялся,
Отец мой сделал жизнь мою.
О ней бы он сказал, конечно,
Свободней, медленней, точней,
Не так неловко и беспечно,
Как я здесь написал о ней.
Но занят он. Он воспитатель
Непревзойденных мастеров,
И я - единственный мечтатель
Среди его учеников.
Пока следил я зарожденье
Подач, ударов кистевых,
Во стольких создал он движения
Куда прекраснее моих!
В разгуле собственных стремлений
Мне жаль, что мне не повторить
Его открытий, заблуждений -
Свои придется пережить.
И лишь его я почитаю,
Его слова, черты лица.
И потому я не признаю
Иного, общего отца.
Явлением отцовской жизни
Судьба моя освещена.
И жизнь отца, во мне, как в призме,
Причудливо преломлена.

* * *
Адмирал, пианист ли заводчик –
ничто не спасало.
Конфискация, ссылка, а
по возвращенью - расстрел.
Все большая семья под кровавую руку попала,
И лишь по недосмотру отец мой один уцелел.

Поднимая страницы
тяжелых семейных альбомов,
Принимал я в наследство
достоинство скорбной семьи.
И когда глуповатый Никита,
средь праведных громов,
Открывал всему миру глаза - опускал я свои...

* * *
Нам без прощанья довелось проститься -
Отец, отец развеяли твой прах.
И над землей ты полетел, как птица,
Стал облаком, стал ветром в небесах...
Tags: Дней минувших анекдоты, Иван Алиханов, Калифорния, отец
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments