alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

"Дней минувших анекдоты..." - "моя тетя Анна вышла замуж за Валериана Орловского."

4. Следующая третья по-старшинству моя тетя Анна вышла замуж за Валериана Орловского.

025
Его отец - Константин Иванович Орловский с 1860 по 1876 года был тифлисским губернатором (фото 25).

Вот документ полутора вековой давности, относящийся к женитьбе Анны, который чудом пережил годы всеобщего разорения, обысков, арестов, выселений и прочих экзекуций. Воспроизвожу его без «ятей», которых нет на пишущей машинке.
читать


Актовая бумага.
Цена сорок пять руб. сер.
Рядная запись

Тысяча восемь сот семьдесят шестого года Сентября четырнадцатого дня я, Действительный Статский Советник Михаил Егорович Алиханов и дочь моя Анна Михайловна Алиханова, составили сию рядную запись в том, что я, Алиханов, сговорив дочь мою Анну за Титулярного Советника Валериана Константиновича Орловскаго, в приданое за дочерью моею я, сверх приличнаго гардероба и разных движимых вещей, назначил ей деньгами двадцать тысяч рублей с тем, что деньги эти, с согласия дочери моей Анны, остаются у меня на хранении впредь до их востребования, а по востребовании я обязываюсь выдать эту сумму, то есть двадцать тысяч рублей сполна дочери моей Анне Михайловне. А до того, на все время, пока деньги эти будут храниться у меня, обязываюсь производить дочери моей Анне в виде процентов по тысячи пять сот рублей в год. За сим я, Анна Алиханова, оставаясь вполне довольною и благодарною за все мне назначенное и считая себя вполне выделенною, сим объявляю, что за себя и наследников моих отрекаюсь от дальнейшаго наследства в имуществе родителя моего Действительного Статскаго Советника Михаила Егоровича Алиханова».

Муж моей тети Анны - Валериан Константинович, в свою очередь, дослужился до генеральского чина действительного статского советника и был членом судебной палаты. У этой супружеской пары было четверо детей — Елена, Константин, Наталья и Мария.
Мужа Елены — Александра Шахбудагова я помню уже бывшим саперным полковником царской армии.

http://alikhanov.livejournal.com/160832.html
http://alikhanov.livejournal.com/161250.html
(Судьба сына тети моего отца Ивана - Анны,
то есть двоюродного брата моего отца - автора книги "Дней минувших анекдоты".)

044
Тифлисские фотографии сделанные Гри-Гри Адельхановым - двоюродным братом моего отца.

045



013

046


В 1917 году дашнаки — армянские националисты — присвоили ему звание генерала с тем, чтобы Шахбудагов возглавил саперную службу в армянской армии, но, столкнувшись с ограничением своих возможностей в поддержке армейской дисциплины, он отказался от должности. В 1939 году он был арестован и уже не вернулся. Было у них с Еленой трое детей — Алик, Нелли и Ника.

У Алика, который едва не погиб во время антиармянских погромов в 1990 г, в Баку (недавно он скончался в возрасте 87 лет) есть приемная дочь. Своих детей у него не было.

У Ники было два сына, но на них генерация прервалась. И только у Нелли имеются от единственного сына Коки - внучка и внук, который в 15 лет стал чемпионом СССР по теннису в своем возрасте. Они эмигрировали в США и сейчас живут в Сан-Франциско.

Константин Валерианович был инженером-железнодорожником. При советской власти, насколько я помню, он делал сметы на строительство различных объектов. Котя, как его звали дома, умер своей смертью в возрасте 80-ти лет. Его супруга Татьяна Константиновна, урожденная Надежина, была дочерью военного полковника, который принимал участие в русско-турецкой войне, был свое время начальником отбитых у турок крепостей Ардагана и Карса. Был ранен. Уже в чине генерала воевал в первую мировую войну.

Тетя Таня - так я ее называл из-за разницы в возрасте, в совершенстве владела английским и французским, при меньшевиках работала в английском посольстве, за что была впоследствии арестована. Единственная изо всех моих родственников,

Татьяна Константиновна Орловская (Надежина), через пять лет вернулась из лагеря домой. Я запомнил из ее скупых рассказов, что следователь на допросе ударил ее металлическим прутом по лежащей на столе руке. Тетя Таня поразила следователя силой духа — она не отдернула, а пододвинула руку поближе, чем спасла себя от дальнейших истязаний. Дочь их Наталья Константиновна Орловская — доктор наук, профессор кафедры иностранной литературы Грузинского Государственного университета, автор ряда книг, никогда не была замужем. Сейчас ей уже за восемьдесят.

Вторая дочь моей тети Анны — Наталья вышла замуж за видного юриста Бориса Смиттена, который в свое время вел известное дело генерала Сухомлинова и был сенатором во временном правительстве. Затем Смиттен сражался в добровольческой армии и, отступая, вместе с семьей и свояченицей Марией оказался в Париже. Мария умерла, не выйдя замуж. Борис долгое время, как и многие офицеры русской добровольческой армии, работал шофером такси в Париже.

У Бориса Смиттен и Натальи было двое детей — Анна, у которой так и не образовалась семья, и Сергей. Сергея давно уже нет, но в Париже живет семья его дочери.

Эта генеалогическая ветвь все же дала жалкие побеги в лице четырех моих правнучатых племянников.

В шутливой переписке с ныне уже покойным моим двоюродным племянником Аликом Шахбудаговым, я написал поэму под названием «Се ля ви», в которой пунктирно прослеживается история этой ветви, начатой моей тетей Аннетой Орловской. .


СЕ ЛЯ ВИ
(Такова жизнь)


Пускай слыву я старовером,
 Мне все равно, я даже рад,
 Пишу Онегина размером,

Пою, друзья, на старый лад.
«Казначейша»
 М. Ю. Лермонтов
Молчание — золото.
Поговорка

Сускац! (арм.) (Молчи!)

1.
Ma tant Annet имела дочек
И Котю, сына одного.

О дочке Неточке — ни строчки.

О ней не знаем ничего.

И если б знали бы — молчали,

Чтоб не случилось бы печали.

Уже привыкли мы молчать,

Чтобы потом не закричать.

Хотя сейчас не так уж строго,

Но сохраняет память нам -

По тем кромешным временам

Мы уповали лишь на бога.

А нынче Ницца и Париж
Не преступленье, а престиж.

2.

Когда армяне, даже цивилизованные, слышат звуки зурны, они начинают хлопать в такт ладонями и, приговаривая «таши-таши», пускаются в пляс.
«Армяне» М. Нейман


Женился Котя на Татьяне.

И, с этим именем давно,

Как у поэтов боле ранних,

Перо и наше скреплено.

И тут приспела к делу каша,

И ту же родилась Наташа.

(Созвучней в мире рифмы нет,

Решил наш аксакал-поэт).

О ней рассказывать не станем,

То ветвь особая для всех.

Ее успех — и наш успех.

Я верю день такой настанет,

Чтоб раздавались всюду «таши»

В честь нашей дорогой Наташи.

Мысль эта в общем не нова,

Об этом пел Саят-Нова.

3.
Одна ласточка не делает весны.

Пословица


Семья жила неплохо эта
За счет Орловских прибылей
И дружбою была согрета

Известных чехов Прибилей.

И часто слышал я рассказ
О том, что дядя Николас,

Мыслитель мудрый, как Сократ,

Любой пустяк твердил стократ.

Он все один вопрос решал:
По счету ласточка какая,

На север с юга прилетая,

Дает нам о весне сигнал?

Он не закончил свой подсчет,

Но все же заслужил почет.


4.
«Все в обители Приама

Возвещало брачный пир.»
«Кассандра» Жуковский


Еленочка была красива.

За Шахбудагова пошла,
И родила ему два сына,

И дочку тоже родила.

Генеалогия, как в сказке.

Детей крестили по-армянски.

Младенцев солью посыпал

Буржуй, и князь, и генерал.

Вокруг крутились няни, бонны,

Сменил, возможно, их Трике,

Француз убогий в парике

Из оккупированной зоны.

Et ce tera, et ce tera...

Мосье прогнали со двора.


5.
«Зато читал Адама Смита

И был изрядный эконом»
А. С. Пушкин


Сын старший Александр — Алик,

Не потому, что невелик,

А просто так его все звали

(В ходу французский был язык).

И вот герой наш молодой,

Средь молодежи золотой,

Лицей окончил с «prix d’hommeur»

На Шахбудаговский манер.

Пути ему везде открыты,

Но он предвидел, почему

Не нужно золота ему.

Он предался Адаму Смиту,

И экономике страны

Его все силы отданы.


6.

Дети — это цветы жизни на могиле родителей.

Народная мудрость

Брат Ника и сестрица Нелли

Не сходны были в той поре:

Сестрица нежится в постели,

А Ника, шустрый, во дворе,

Он на трапеции вертится,

А ей вертеться не годится.

Она потупит нежно взор,

А он летит во весь опор.

Различья эти, ясно, были...

Собравши весь остаток сил,

Сестрицу Яша покорил,

А брат женился на Людмиле

И стал радистом. А она

Осталась Яшина жена.

(От этих браков были дети,

Но мы опустим ветви эти).



6.

«Боже! Кого только здесь не встретишь?!»

«Невский проспект»
Н. Гоголь


И вот проспектом Головинским

Идет герой наш молодой.

Ему князь Миша Аргутинский

Слегка кивает головой.

Князь Петя Бебутов прелестный,

Он критик, театрал известный,

Навстречу Алику идет

И руку важно подает.

Справляется про маму с папой,

Он не спешит. Ему сто лет.

Он жалуется на балет

И на прощанье машет шляпой...

Pardon, я, кажется, забыл

Князь Петя котелок носил.

8.

Скажи, зачем же, Переслени,

От нас ты едешь в Эривань?

П. Опочихин


Представьте, наш герой приходит

В отель шикарный «Ориант».

Своих друзей он здесь находит,

Бежит знакомый официант.

Пуская дым прозрачным клубом,

Сидит и ест, любимый клубом,

Над чашей пенистой «Клико»

Неподражаемый Коко.

То был тот самый Переслени,

Большой любитель серных бань.

По части пьянства сущий гений,

Что все стремился в Эривань.

И сел герой наш vis-a-vis,

Сказав - "Bonjour и c’est la vie..."


9.
Хай-гиди Абастуман!
(Арм.)


Ту жизнь представить трудно очень,

Ее мы знаем лишь на слух:

Быт был безбеден, крепок, прочен,

Но слишком много было мух.

Сидя за карточной игрой,

Закусывали вист икрой,

А женщины от тяжких дум
Все трескали рахат-лукум.

Хаджи Рахманов* полон снеди...

Привозят прямо во дворы

На ишаках земли дары.

Крестьяне, города соседи...

Таков был наш Тифлисский быт,

Оригинальный колорит.

*Название магазина



10.
«Будь здоров и полон силы

Наш Бакинский Аксакал!»

Иван Алиханов (старший)


Как сон прошли былые годы,

Сменялись взгляды, entre nous,

Навоевались все народы

И трижды прокляли войну.

И Алик наш переменился,

Остепенился и женился.

Немало мят. Окончен бал,

Но все ж фасон не потерял.

Он ищет в магазинах книжку

И скоро он ее найдет,

Но ей же Богу, не идет

Скакать по улицам вприпрыжку.

Пришлю ее, чтоб аксакал

В припрыжке ног не поломал.

11.

«Скоро по производству мяса и молока
мы догоним штат Айову».

(Из газет первой половины 60-х годов)


Не надо прыгать. Рано утром

Ступай тихонько за порог,

Приткнись-ка в очередь уютно,

Достань-ка молоко, творог.

И, кстати, также не забудь,

Купи и масла где-нибудь.

Пройди сюда, туда подайся,

Без масла в дом не возвращайся...

И долго будешь жить, мой друг...

Потом поэму почитаешь,

Кого-то вспомнишь и узнаешь

И тем заполнишь свой досуг.

А что прошло, то не зови,

Как говорится, cest la vie.


12.


Да, наш герой в Баку остался,

Считать казну, ее беречь.

И в общем в жизни не сдавался...

До новых встреч, до новых встреч!

Живет с женою дорогою,

Рифмованной грешит строкою.

Есть дочь и внучка у него...

Не нужно больше ничего!

Он вспоминает, как сквозь сон,

Тифлис родной и сердцу милый

И, если собирает силы,

К Наташе приезжает он.

Приходит, смотрит на диван

На нем сидит ma tant Сюзанн (моя вторая жена).
Tags: Дней минувших анекдоты, Иван Алиханов, Тифлис, память, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments