alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

“Рейнский”, "англосаксонский" и "чиновничий" капитализм.

Коммунистическая идеология, которой мы исповедовали 70 лет, имела чисто западное происхождение. «Карлы-марлы борода» ( выражение Маяковского) вздыбилась не в России, но «развивалась" эта борода, над нашей страной.

Многочисленные европейские революции девятнадцатого века сыграли на западе роль прививок.
В двадцатом веке с его возросшими техническими возможностями, запад уже не относился к коммунизму как возможной и успешной социальной системе. Лекарство в Европе было легко найдено. Россия же выбрала коммунизм именно как свой «особенный» путь развития.

Мы с беспощадной серьезностью и с несгибаемой решимостью стали строить «наш» мир с коммунистической - «статью», из знаменитого четверостишья Тютчева - в прямо противоположном смысле, который вкладывал в него поэт, говоря что «в Россию можно только верить».

Тютчев противопоставлял крепостническую, скованную Россию революционной Европе, Россию у которой «особенная» –вот ключевое слово! - монархически несгибаемая «стать». Именно в эту кондовую «стать» и предлагал верить поэт. В своих имперских статьях Тютчев - поэт -дипломат развивал эту же мысль и подробнее, и шире.

К началу «перестройки» в мире сложилось два основных вида капитализма - американский, точнее, англосаксонский капитализм акционерных компаний, управляемых наемными менеджерами (shareholder capitalism) и весьма соответствующий «протестатской этике» характерной для большинства англоязычного населения.

И европейский (stakeholder capitalism), так называемый “рейнский” капитализм, распространный в Германии и на европейском континенте. Это капитализм владельцев крупных долей в компаниях, ими же управляемых, и который весьма соответствует традиционной этике населения центральноевропейских стран.
читать

Англосаксонский капитализм – это публичные компании со множеством мелких акционеров. Характерный пример «General Motors» – самая крупная компания по производству американских автомобилей, акции которой принадлежат более миллиону человек, среди которых нет ни одного владельца которому принадлежит больше 1% акций. Для англосаксонского вида капитализма характерны принятие рискованных решений, меньшая зависимость бизнеса от государства, открытость экономических границ, большое значение фондового рынка, частые колебания различных индексов деловой активности. Финансирование компаний в англосаксонсокй модели капитализма происходит путем размещения акций «под идею» – в расчете на будущие дивиденды.

Подобный капитализм даже отдает социалистическим душком – прибыли в основном инвестируются в развитие бизнеса.

Образец «рейнского капитализма – это компания «BMW» – тоже производящая автомобили, но которая принадлежит одной семье, и ей же – по собственному усмотрению - управляется.

Разумеется, обоим этим формам капитализма присущ тщательный учет прибыли, анализирия получение которой - посредством прибавочной стоимости - Карл Маркс и написал свой "Капитал".

В России еще обремененной ущербной бюрократической этикой социализма, был выбран третий путь капиталистического развития, соответствующей все той же «особенности нашей стати».

Ваучеризация была способом передачи контроля над предприятиями трудовым коллективам. Этот путь мгновенного создания капитализма, при котором государство (справедливо или по-чубайсовски – сейчас уже не имеет никакого значения) передала ненадолго предприятия трудовым коллективам - совершенно не понимавших сути происходившего.

При мгновенной раздаче государственной собственности в частные руки, сами чиновники отнюдь не утратили внерыночного контроля за деятельностью этих компаний.

В России была создалась третья модель, особенный – «феодальный» капитализм, в начальной стадии которого говорилось «круче солцевских, только шаболовские».

То есть вызов РУБОПа, а вовсе не контрольный пакет акций был наиболее эффективным средством контроля и управления предприятием.

Главное в процессе силового «управления» при феодальном капитализме - это торопливое личное обогащение за счет управления денежными потоками.

Деньги потому и шли и идут в офшорные, в номерные, а чиновничьи, возлеправительственные, в консультационные и прочие карманы, что понятие прибыли при феодальном капитализме и – добавим при существовавшем налогообложении - выродилось.

Предприниматель, показывающий в отчетах прибыль, рассматривался как недоумок, и подлежал быстрому разорению.

Целое десятилетие по бухгалтерским плану (счет 80) практически все предприятия работали себе в убыток.

«Налогооблагаемая база» зачастую была всего лишь одной семидесятой частью денежного потока (особенно в добывающих отраслях), и при «феодальном капитализме» всерьез не рассматривалась.

Реально выплачиваемые дивиденды за последние годы составляли тысячные доли процента от теневых денежных потоков эффективно функционирующих предприятий.
Не было прибыли а значит не было и никакого капитализма.

В первое десятилетие после перестройки «Особенная стать» нашего начального феодального капитализма как раз и была в том, что все отчеты и все цифры были совершенной фикцией.

Именно благодаря отчетности - основное предназначение которой было навести тень на плетень - было совершенно не ясно восторжествуют ли реформы или они потонут в фиктивной отчетности.

При феодальном капитализме главным собственником все еще оставался чиновник, косвенно контролирующий предприятия, и поэтому феодальный капитализм был не эффективен!

То есть наш особенный «феодальный» капитализм капитализмом вовсе не был!

Но вполне реальным настоящим и подлинным - было само напряженное становление нового общества. В немыслимом, огненном – и в прямом и в переносном смысле огненном тигле, в этом пятнадцатилетии, спрессовавшем в себе целую эпоху, оказалась суть, которая может оправдать и в моральном, и в финансовом и даже в интеллектуальном аспекте все наши утраты и лишения.

В России – наконец-то! - сформировалось предпринимательское сословие, состоящее из собственников и управленцев. Их волевые, умные, сосредоточенные, уверенные, здоровые, а главное веселые лица обнадеживают.

Естественный отбор, которые сумели пройти эти люди, средний возраст которых 40-45 лет, дал им такой опыт, которого нет и никогда не будет у их западных коллег.

Эти люди выучили по книгам или в забугорных университетах (у кого было на это время) все особенности и «рейнского», и «англосаксонского капитализмов, но самое главное они на собственной шкуре испытали все прелести доморощенного феодального капитализма. Они жили и работали все эти годы по самым жестоким российским законам естественного выживания.

Само появление этого класса отечественных предпринимателей свидетельствует - что не зря была затеяна и пресловутая «перестройка», а затем проведена на менее приватизация. Жертвы были не напрасны и эпоха феодального капитализм «отечественного разлива» прошла, точнее, проходит, заканчивается.

Самодурство и всевластие чиновников всегда было неэффективным, а теперь этот новый класс набрал силу и может об этом заявить прямо! А значит наш феодальный капитализм скоро приобретет вид то рейнского, то ли англосаксонского капитализма, когда менеджеры российских компаний будут весьма мирно, а главное успешно сосуществовать со своими многочисленными акционерами.

Возникновение предпринимательского сословия оправдывает все революции, катаклизмы и долгие переходные периоды и двадцатого и нашего века.

Заканчивается сумрачная катакомбная бухгалтерия полутеневого бизнеса переходного периода, одной из характеристик которого как раз и является бесконтрольное бегство капиталов.

И в этом надежда на скорое, небывалое, но возможное, а главное «особенное» возрождение России. По словам Александра Блока - это надо «приветствовать звоном щита».
Tags: Россия, история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments