alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

"Клубничное время" - три главы из повести.

http://www.razym.ru/12362-sergej-alixanov-klubnichnoe-vremya-mp3.html
http://runcib.ru/detektiv/17417-alihanov-sergey-klubnichnoe-vremya.html
http://nnm.ru/blogs/mikel67/sergey-alihanov-klubnichnoe-vremya-audiokniga/

http://yandex.ru/yandsearch?lr=213&text=%D1%81%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D0%B9+%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%BD%D0%BE%D0%B2+%D0%BA%D0%BB%D1%83%D0%B1%D0%BD%D0%B8%D1%87%D0%BD%D0%BE%D0%B5+%D0%B2%D1%80%D0%B5%D0%BC%D1%8F
и еще на 105 тысячах сайтов.

* * *
И пошли они вдвоем повсюду - исполкомы, жэки, заготконторы, министерства, райкомы, комиссии ветеранов, депутатов, афганцев, матерей одиночек, жилкомиссии; и рестораны, и закрытые дома - композиторов, литераторов, архитекторов, журналистов; и всюду идут - впереди Клубника, а сзади Жора. Несет Жора кейс, где Клубничные записные книжки, пропуска, визитки, а Клубника животик свой несет. Делают общее благое дело - денежки наживают.

У Клубники вид предприимчивый, энергичный, руками размахивает, все что-то объясняет, хотя и так с первого взгляда ясно - платит Жора. А у самого Жоры вид небесный, светится весь горней чистотой, молчит еще, а уши слушают, глаза все насквозь видят. Клубника же все больше меню читает, и жрет, и курит, а улучшит минуту и панибратски Жору по плечу похлопает, когда тот сидит.
А Жора улыбнется или даже рассмеется мелким горошком, и замолчит, и аккуратно рот сложит.

А за Клубничным праздничным столом из всех тех комиссий и министерств главные шишки оказываются. Сперва присматриваются, а потом стопарик выпьют, другой, да и понеслось. К закрытию кабака все уже друзья, да чего там друзья - единые духом люди, и желанье у всех одно - Жоре помочь.

И в самом деле, месяца уже через два появилась у Жоры первая контора, или, как говорят, - офис, в доме, который вот-вот должны сносить, но почему-то не сносят, но, конечно, снесут буквально на днях.

Нашли партнеры в выселенной квартире две железные кровати, поставили возле телефона, сели друг против друга и уговорились: как заработают первый миллион - покупают Клубнике студию музыкальную, чтобы он все свои песни сам бы спел и сам записал, и стали звонить-названивать.
Покупают и продают, продают и покупают - женские сапожки, подсолнечное масло, пиджаки из кожзаменителя, унитазы, шерсть в мотках, заполнили все комнаты этой шерстью, дышать нечем; и опять все продали, и снова только две кровати да еще телевизор появился.
Бегают, суетятся, а все без толку - нет миллиона.
читать

Клубника отчаялся, стол раздобыл, хочет опять катран открыть. А Жора намоет десяток-другой тысяч, купит колечко бриллиантовое и в банке его с низким поклоном нужному человеку преподнесет - вашей, дескать, супруге, с праздником разрешите поздравить, а то и не нужно никакой супруги, когда нужный человек - баба.

Но тут счастье подвалило - у Коли Жадного выкатал Клубника копию устава его фонда «Вечная память павшим матросам». Глянул в устав Жора - молодцы ребята: налоги-то со всех кооперативов, которые под маркой фонда окопались, идут на озеленение братских могил в белорусских лесах.
«Мы то чем хуже» - решил Жора. Вычеркивает «павших», Чернобыль, думает, весь уже обсидели, и пишет «Женский благотворительный фонд» - и цели одна благороднее другой определяет: помощь многодетным и начинающим матерям, искусственное осеменение, лечение бесплодия...
- Вылечим, всех вылечим, - радуется Клубника.

* * *
Зарегистрировали Фонд, покруче стали наживать. Компьютеры подвернулись, стали пропускать их партиями через свой счет, расти стали циферки. Участки там и сям под Фонд получили и передали их кому нужно, то же самое и со строениями.

Чувствует Жора - надо для отмазки и о матерях позаботиться.
Дали объявление в газету, по радио запустили рекламу: «Медовый массаж, бесплатная раздача пыльцы». Застелили кровати простынями, халаты белые надели и ждут - полетят бабочки на огонек или нет. И полетели они, да еще как - косяками.

И вот зачерпнет Клубника горстью своей корявой медок, разложит пациентку и коричневыми от табака, шершавыми пальцами поводит сначала по бесплодному чреву, а потом кругами все шире, все глубже массирует, и слюна от старания капает. А Жора в отдельном кабинете принимает. Начинает всегда со спины, никогда сразу в промежность не лезет. Спрашивает - какой стол, какой стул. Проверялся ли муж - ведь, судя по всему, это его вина, никаких женских отклонений Жора не чувствует.
И к вечеру так распалятся они на народной медицине, аж пар валит. Завели их тех пациенток, что попокладистей, пяток медицинских сестер, оклад им положили сдельный, а потом и на круглосуточное дежурство перевели - полегче им стало.


* * *

Если купить пять караваев хлеба и из них мякиш один смять, то в точности физиономия Кольки Квача получится. Любит Край на досуге рисовать его, только лист надо брать большой, и тогда как ни малюй, все равно Квач выходит. Главное - густопсовый рыжий цвет, оранжевый с ярко-красным, как следует смешать и ломоносовским париком обляпать портрет покудрявее.

И вот видит Квач - все торгуют почем зря, час от часу богатеют, а он как был на нуле, так на нуле и остается.
Мозгами раскидывает, а продавать все равно нечего. А тут еще жена, дура, день рождение устроила, с ткацкой своей фабрики подружек назвала, а они под двухкассетник, который Квач из Польши привез, танцевать стали, холодильник в угол задвинули, и два мерзавчика, две заветные четвертинки в загашнике нашли. Квач кинулся было, а они уже из горла их и выжрали. Прогнал жену в отпуск, вышел на улицу, видит, две плюгавки симпатичные слоняются: «Пойдем, - говорит им, - сухаря ко мне пить». Пошли. Пили, пили, Квач в туалет облегчиться зашел, вдруг слышит - за ним щеколду задвинули. Сразу неладное почуял, забился, как птица в клетке, вопит - а что толку, баян, думает, уже унесли.

Изловчился наконец, уперся в стенной шкаф, саданул ногой, вышиб дверь и вниз по лестнице, как орангутанг, запрыгал. Выбежал из подъезда, а уже ночь. Озирается вокруг, видит - под дальним фонарем фигурка женская промелькнула. В два шага нагнал ее Квач, за волосы схватил, потащил в оперпункт, орет – «Баян отдавай!»

Оперпункт, конечно, закрытым оказался, но смотрит Квач, вроде это совсем другая телка, не из тех, что с ним пили.
Делать нечего, отпустил ее, вернулся домой. Баян на месте, а магнитофона-то нет. И пригорюнился Квач, совсем затосковал.

http://yandex.ru/yandsearch?lr=213&text=%D0%B8%D0%B3%D1%80%D1%8B+%D0%B2+%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D0%BA%D0%B8%D0%B4%D0%BD%D0%BE%D0%B3%D0%BE+%D1%81%D0%BC%D0%BE%D1%82%D1%80%D0%B5%D1%82%D1%8C+%D0%BE%D0%BD%D0%BB%D0%B0%D0%B9%D0%BD
Телесериал "Игры в подкидного" - по повести "Клубничное время" - авторы сценария Алексей Тимм, Сергей Алиханов - висит на 270 тысячах сайтов
Tags: Россия, автор, игры в подкидного, квач, клубничное время, проза, сериал
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments