alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

"СВИСТИШЬ - ПРЕСТИЖ" - повесть, 5,6 и 7 главы.

5.
Покойный Барышников женился на Виктории месяца за четыре
до своей гибели и, похоже, не успел как следует познакомиться со своей женой - у него в банке разом осуществлялось слишком много проектов. Виктория была подругой его дочери от первого брака - Жанны, которая и познакомила их, с единственной целью раскрутить папашу.
- На фиг он мне нужен, - сказала тогда Виктория.
- Дура, - сказала умная дочка. - Ты что, хочешь всю жизнь живым мылом подрабатывать? И я на голодном пайке - штуку в месяц выдает, давится от жадности. А ты пробивку сделаешь и мне будешь отстегивать.
- Было бы с чего, - сказала Виктория.
- Он миллионами крутит, я точно знаю.
- Понтов больше.
читать
- У тебя не убавиться, дай ему разок-другой. А как он втянется, так сразу давай только через ЗАГс.
А станешь моей мамашей, смотри, меня не кинь.
- Стану, то не кину, не боись, - пообещала Виктория.
А теперь вот, меньше чем через полгода и делить почти нечего.
"Может, на сороковинах отравить всех гостей, и дело с концом, - размышляла вдова. Раздобыть яду какого-нибудь. Наверняка заказчик - кто-то из них.
Впрочем, лучше выждать. Высмотрю, кто из них был раньше знаком с адвокатом. Если кто не придет на поминки - значит это он и есть. Будет у меня хоть зацепка в борьбе за эти самолеты.
А если все придут - что тогда?..
Нет, не выйдет, ничего не получится. Нажрутся, посудачат о том, о сем. С Алексеем Валерьевичем все и так давно знакомы, и не разберешь - кто раньше, а кто позже. Их человек двадцать будет – все члены правления, с женами, напьются, ерунда получится. Тут все должно решить одно слово, жест, взгляд. Их бы огорошить чем-нибудь. На сороковинах этих последний срок - потом , как пучина, сомкнется, - ничего не выведаешь."

6.

В "Престижс-банке", Председателем которого был расстрелянный Барышников, начала работать группа аудиторов.
Учредителем банка был концерн, поставляющий деревообрабатывающие станки и сушилки на лесопилки в Мурашинский район. В оплату за станки пиловочник из этой северной области поставляли кому-то через Прибалтику.
В учредителях числилась и церковь Святой великомученницы Параскевы Пятницы, Амурская филармония города Благовещенска - в общем, одни декорации.

После убийства положение банка пошатнулось, так как межбанковские кредиты пробивал в ЦБ покойный банкир, он же эти кредиты и раздавал. Реальной информацией по "Престиж-банку" владел только убитый Барышников, что и стоило ему головы.

Сразу после покушения Правление банка, ссылаясь на Устав, противилось внеочередной проверке. Но теперь, когда практически все кредиторы отказались платить и перед банком встала реальная угроза потери лицензии и незапланированного банкротства, аудиторская проверка началась.
На второй день проверки состоялась встреча семи проверяющих с Правлением банка.
В Правление входили новый Президент банка Инна Игоревна Мисина - опытный финансист, энергичный деятель, призванный аж из "Промсельбанка", чтобы поправить пошатнувшийся имидж. Два ее заместителя, упитанные господа Кукин и Кликушин, весьма похожие друг на друга, и отличавшиеся главный образом пристрастиями к часам (Кукин носил только "Pateк Filipр", а Кликушин предпочитал обыкновенный "Rollex"), главный бухгалтер господин Урикзоненфельд, скучный немец, а не хитрый еврей, как все ошибочно думали, начальник валютного управления, человек предкавказской национальности господин Тер-Сиропов, начальник кредитного отдела господин Росляков, и Президент Лесного концерна, видный ученый академик Забиров. Все господа по настоящему богатые, с тем особенным лоском, который появляется у людей, дети которых, и внуки, да и правнуки уже никогда не должны будут заботиться о хлебе насущном.
Это сразу отметил Леня Свешник, стажер одного из отделов МВД по расследованию заказных убийств, включенный в число проверяющих, своему напарнику, тоже стажеру Алексею Лукичеву. Их негласно включили в комиссию ЦБ , по согласованию руководства этих ведомств.
- Посмотри, как им решетка личит. Особенно, если ее из окон вынуть и перед ними поставить. Только пару-тройку конвоиров добавить...
- Какая решетка? - в голос спросил Лукичев.
- Потише, - с ужимкой стеснения сказал Свешник.
- Какая разница - тихо, громко, все равно - глухой висяк. Потому нас сюда и направили, - сказал Лукичев.
- Копнем на удачу, может, чего и выйдет.
- Копай - не копай, собака где-нибудь в Швейцарии или в Эмиратах давно зарыта. Погляди на них - эти ребята не первый раз замужем.
Лукичев, мощный брюнет 34 лет, бывший боксер, бывший сотрудник Днепропетровского КГБ, потерявший на Украине работу, оставивший там и семью, которую некуда перевозить, теперь проходил в Москве переквалификацию.

Свешник, 23 лет, заканчивавший спецшколу МВД, стройный , способный парень, со смазливым лицом, темными глазами и длинными ресницами. Поворачивая голову, он всегда чуть опережал поворот подбородком, отчего его несомненная мужественность носила несколько киношный характер. Своей бессмысленной, веселой энергией он походил на КВНщика брежневских времен.
Многоопытному Правлению после первого же совместного с комиссией совещания стало ясно, кто в числе аудиторов служит в МВД и будет пытаться найти экономический след убийства.

7.

В выделенных аудиторам комнатах прошла первая неделя работы над документами.
Просмотрев досье многочисленных должников банка, Лукичев стал сокрушаться, что не может немедленно открыть огонь по всем служащим.
В течении почти четырех лет своей деятельности "Престиж-банк", присосавшись к финансам Центробанка, а значит и страны, перекачивал деньги из казны в частные карманы примкнувших к банку жуликов, на скорую руку замаскировавшихся под звучными названиями фирм-однодневок.
Деньги брались под заведомо нереальные проценты - каждые 10 дней надо было отдавать примерно 1/8 занятого - что было в принципе невозможно.
- Все кредиты брались под хлопок в ладоши, - резюмировал Лукичев.
- Не может быть, - съязвил Свешник.
Фиктивный уставной капитал, состоявший в основном из ценных бумаг, выпущенных самим банком, приватизированного здания и нескольких десятков деревообрабатывающих станков "second hand", не покрывал и тысячной доли розданных кредитов.
- Посмотри, - сказал Лукичев, - как нагло работают. Эти банки, как кингстоны, через них вся наша экономика потопла. А вина их только в том, что они якобы ошиблись в подборе клиентов, вроде недобросовестные люди попались. А вот посмотри, что они брали в обеспечение кредита - жабий яд! Цена - 20 000 долларов за грамм! Судя по всему, и сейчас у них в сейфе - канистрочка с жабий ядом гарантирует возврат тринадцати миллионов долларов. Думаю, еще не скоро эти ребята придут за своей отравой.
- Если вы утопнете, и ко дну прилипнете, вы сперва намокнете, а потом привыкнете, - Свешник процитировал Высоцкого.
Лукичев однако продолжал с той же серьезностью:
- Барышников наверняка и сам пяток фирм научредил, которым тоже кредитов надавал от вольного. Затем эти барышниковские фирмы под фиктивные «консультационные» контракты перегоняли деньги на его же собственные офшоры на Ангигуа или на Барбадосе.
- Сам он и перегнал.
- Нет, за нами послал. Теперь надо копаться - будь они неладны! - в этих регистрационных палатах, выяснять, кто там среди учредителей этих фирм с кем связан, и кто кому родственник. Гадость какая! Это месяцы, точнее, годы работы.
Свешник протянул Лукичеву папку.
- Погляди. Они готовятся к закрытию банка. Если мы сделаем вид, что наткнулись на явные следы хищений, инспирированных самим банком, то мы не успеем вытряхнуть из этих жирных котов хоть какой-нибудь компромат. Итогом всех наших копаний станет срочная санация банка.
-А это еще что такое? - спросил Лукичев.
- Выкупят сами у себя долговые записки за 5-7%, а потом предъявят эти расписки ликвидационной комиссии за 100% , и долги погашены. На санации еще и наживутся. А потом немедленно откроют другой банк.
- А если мы в самом деле найдем что-нибудь существенное?
- Что именно? Все должники - потенциальные заказчики убийства. Явных следов, гарантирую, ни в этой папке и ни в какой другой уже не найти - все давно подчищено. Железобетонный висяк. Единственное, что мы можем сделать - вписать задним числом в список должников и тебя - может и нам кредитов подкинут? - подмигнул Свешник.
- Надо их за жопу брать, а не самим подставляться, - не желая опять шутить, - сказал Лукичев.
- Ну так и бери, за чем остановка, кредиты бери, любую операционистку хватай - вон их сколько тут крутится, - кивнул Свешник.
- Что предлагаешь? - серьезно спросил Лукичев.
- Тридцать семь фирм заняли от миллиарда до восьмидесяти трех миллионов - мелочь всякую отбросим. Подключать, как ты сам знаешь, к нам никого не будут, пока реальной зацепки не нащупаем. Проверять нашими с тобой силами каждую фирму и затем искать деньги, это нам с тобой не осилить. Через три года инфляция съест эти миллиарды. За это время пристрелят - судя по их работе - еще двух, трех председателей. Будем чересчур глубоко копать, то и нас пришьют.
- А мы-то кому нужны? - спросил Лукичев.
- Кому?.. Убьют - узнаем...
- Что же конкретно будем делать?
- Предлагаю выбрать по две фирмы - ты возьмешь парочку, и я возьму. Прочистим их за неделю - и, может, ёкнет у них. Сделаем вид, что и дальше так будем работать, и обязательно до кого-нибудь доберемся, - сказал Свешник.
- До кого? - спросил Лукичев.
- До того, кто убрал Барышникова, танцора нашего.
- А ты думаешь, заказчик тут ошивается?
- А где же еще. Убивают только партнеров и заимодавцев.
- Кого?
- Тех, кому должны. Гораздо дешевле убрать заимодавца, чем кредиты возвращать. Тем более что с каждого кредита, наверняка шел откат налом.
- Поясни.
- Банкир заранее знает, что деньги которые он дает, в банк не вернутся, и дает их с условием отката лично ему процентов двадцать, двадцать пять.
- Какой-то лабиринт негодяйств.
- Ладно. Возьму я в разработку ИЧП "Светоярь" - уж больно много жизнерадостности. Стащили, судя по всему, не меньше двух миллионов гринов и разбежались. И ТОО « Чифтэкс" расковыряю - ненавижу эти "экс". И украли почти столько же.
Лукичев выбрал Ассоциацию "Мемо" и акционерное общество "Преданность".
- Одни воры, все украдено. И среди этого стога ворья надо найти убийцу.
- Не стога, а стада.
- Вроде надо их копнуть, а копнешь - вспугнешь... Похоже, что наш танцор не банк возглавлял, а паханат какой-то.
Стажеры отправились в регистрационные конторы.

А госпожа Мисина стала просматривать видеоматериалы о начинающих сыщиках, снятые в помещениях банка скрытыми камерами.
Tags: Свистишь-Престиж, журнал, повесть, проза
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments