alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Categories:

"СВИСТИШЬ - ПРЕСТИЖ" - повесть - 8, 9 и 10 главы.

8.

Адвокат Алексей Валерьевич Юшков юристом не был - он был мыслителем. Когда-то он крутил баранку служебной "Волги" областного прокурора. Пригляделся к профессии, и понял, что главное в отечественной юриспруденции - это умение найти подход к судьям подход, чтобы они «повнимательнее» рассмотрели дело. Адвокат, в сущности это своеобразная мембрана между преступниками и законниками. Работа адвоката - заслужить доверие и тех и других.
А есть доверие, значит все сложится, и появится «повнимательный» подход. Глядишь, и опять все в порядке, очередное дело рассыпается, а клиент, в крайнем случае, пока ведется следствие, посидит предварительно, и срок этой короткой отсидки будет ему наказанием. И бывший обвиняемый прямо из зала суда отправится с братанами в кабак.
Поэтому Юшков, будучи очень умным человеком, в переломном 90-м году купил по случаю чистые корочки с настоящей печатью одного из юрфаков, ставшего вскоре частной академией, и вписал между паутинными линеечками гербового бланка свое имя.
читать

Вскоре новоиспеченный юрист перебрался в столицу и стал энергично обрастать связями, щедро раздавая нужным людям оплачиваемые блатарями сотовые телефоны. Крутясь там и сям, Юшков сообразил, что занимается он хотя и благородным делом, но есть варианты и покруче.
Россия погружалась в пучину неплатежей. Тысячи и тысячи производств становились должниками естественных монополий.
Долги за газ и за электроэнергию давно переросли балансовую стоимость самих предприятий, и продукция - если таковая еще и производилась - должна была идти в счет погашения все возрастающих долгов. Большинство продукции было неликвидно.
А попытка снижения цены ниже объявленной себестоимости тут же каралось дурным двойным налогообложением. Наступила эпоха взаимозачетов, мягкой бухгалтерии, когда давальческое сырье перерабатывалась за счет давальческого газа и давальческого электричества, превращалось в давальческие удобрения, покрышки, давальческую арматуру... Главное было умело вплести в венок производственной цепочки какую-нибудь итальянскую или багамскую фирму, поставившую крайне необходимые обрабатывающие станочки. И тогда, по так называемой толлинговой схеме, в оплату за износ этих станочков шли за рубеж одна за другой вертушки - эшелоны с пило-материалами, удобрениями, каучуком. Уходили красиво, с оплатой всего 0,15 % таможенного сбора.

Адвокат Юшков оказался гением этих схем.
В последние время он консультировал и "Престиж-банк".
Но, разумеется, ни за какие-нибудь там доллары в час, а за полновесную долю, поскольку без его точного анализа и чутья схемы рушились, попадая под налоговый удар.
Юшков претендовал и на авторство замечательной комбинации, учитывающей разницу товара за нал и по бартеру. Собственность на товар передавалась "Престиж-банку" под залог. Под залог банком выдавался кредит на 10 лет. Пока кредит не возвращен, налогов нет.
На кредитные деньги - закупается ликвидный товар, который меняется по бартеру на неликвидный - но с доплатой черным налом, который опять идет под залог, и опять выдается кредит и т. д. Ликвидный товар реализуется якобы для возврата процентов. Таким образом, хозяйственная деятельность многих связанных с "Престиж- банком" предприятий и коммерческих структур осуществлялась исключительно на кредитные деньги, возвращать которые было и незачем, поскольку сам банк в перспективе предполагалось санировать.
По одной из юшковских схем, связанных с занижением цен на энергоресурсы, "Престиж-банк" выкрутил на себя четыре широкофюзеляжных самолета. Это было примерно полгода назад. Но покойный банкир вдруг задумал создать собственную авиакомпанию.
У себя на вилле Юшков консультировал тогда Барышникова, а сейчас вспомнил об этом, размышляя о глупом заказе Виктории.

Юшков тогда еще отговаривал банкира связываться с этими самолетами. Но Барышников хотел оприходовать лайнеры в счет погашения невозвращенных кредитов.
- Андрей Андреевич, - убеждал его тогда Юшков, - не торопитесь, вы лучше меня знаете, во что обойдется всем нам эта затея. Нужно будет немедленно выплатить 20 % НДС и 34 % акциза - это примерно 130 миллионов долларов. Зачем вам обязательно оформлять авиакомпанию? Пусть самолеты стоят - пусть себе летают, в небе ГАИ нету. Хотите - в лизинг за наличку их сдайте. Косарь гринов в час с одного борта - на всех хватит - не нужно только самолеты приходовать. И запускай себе эти борты паломников возить из Бомбея в Мекку - пусть чартуют, пока не упадут."

Но у Барышниковa появилась - теперь Юшков понял в связи с чем - идея-фикс - создать свою авиакомпанию, такую же как английская «Virgin». А потом весь навар - только на себя.
Барыш, мля, барыш ему подавай - танцор американский только портил фамилию, а покойный банкир как раз ей соответствовал.
Но если вдова- истеричка узнает об истории с самолетами, то она забодает всех, начнет шантажировать. Сколько же у ней, у дуры, в кубышке от Андрюши осталось? Судя по гонорару - немало.
А может быть, она как раз из последнего свистит и хочет заплатить за информацию, и потом доить банк? Бог помощь, идиотке, - усмехнулся адвокат.
И Юшков поменял тему размышлений.

9.
К поминкам Виктория приготовила сюрприз.
В бауманском морге, в который свозятся бесхозные трупы
со всех пригородный станций Курской линии, она купила у санитара за двести баксов голову бомжа, надела на эту голову одну из лыжных шапочек Андрея, и спрятала ее в искромсанный большой торт.
В предвкушении успеха своего нелепого предприятия
она с самого утра доезжала и перебрала к приходу гостей, зашкалила сначала за второй, а потом и третий дозняк.
В мерцательном сознании ей казалось очень элегантным вдыхать белую полоску кокаина с рукава черного платья.
Пришел адвокат Юшков. Потом журналист Чикун, элегантно небритый и хорошо подстриженный. Его слегка одутловатое лицо с разноцветными, серым и зеленым, глазами давно опротивело Юшкову по ящику.
Как только господа Кукин и Кликушин вошли в сейфовые двери банкирской квартиры и объявили, что госпожа Мисина еще раз соболезнует и скорбит, но сама из-за проходящей в банке проверки придти не сможет, разыгралась безобразная сцена.

Виктория пикантной походкой подошла к холодильнику и вытащила за волосы из торта бедную голову, которая тут же вывалилась из спортивной шапочки и покатилась, пачкая кремом ковер. Тогда Виктория, пока еще никто не разобрался, что это такое, схватила голову двумя руками за ледяные уши и запустила ее в господ Кукина и Кликушина, визжа и крича:
- Гады, отдайте мои самолеты!

Юшков понял, что Андрей Барышников делился планами со своей ночной кукушкой. Не мешкая, он переглянулся с Чикуном, они схватили оборзевшую вдову и швырнули в ванную комнату.
Голова несчастного бомжа дуплетом от Кукина испачкала Кликушину трехтысячедолларовый костюм. Матерясь, они почистились на кухне и ушли.
- Мне надо у ней капусту добрать за белое виски* - сказал известный журналист, закурил и сел в кресло.
Юшков ушел.
Так закончился следственный эксперимент на сороковинах банкира Барышникова.
___________
* «Белое виски» - кокаин.

10.
Характер человека отпечатывается в ботиночных шнурках - так считал бывший чекист Лукичев. После знакомства с любым человеком он оглядывал его туфли - как завязаны шнурки. В зимнее время, когда в Москве в основном носят ботинки на молниях, его необычный навык не реализовывался. Но наступил апрель, и тайные стороны душ человеческих начинали раскрываться под его внимательным взглядом. Двойной бантик - человек простоват и ленив, одинарный бантик - творческая натура. Если завязка сделана на внутреннем стежке с уменьшенной петлей - почти наверняка бабник и в то же время прижимистый человек, тратящий на бабу ровно столько, чтоб она дала. Но больше всего из нововесенних шнурочных завязок его, как ни странно, привлекли шнурки напарника. Он просто обалдел, заметив на новых туфлях Свешника отсутствие каких-либо петелек - шнурки завязаны плотными узлами, а концы подняты вверх и заложены за резинки носок! Эта завязка несомненно указывала на скрытную двойную-тройную натуру стажера. Причем, сами носки шелковые, да и туфли никак не дешевле ста пятидесяти долларов. Подрабатывает в охране или что-то раскопал и продал? Чем парнишка занимается? - задался вопросом Лукичев когда встретился с ним на первом этаже бывшего райкома, где теперь располагалась супрефектура и регистрационная контора.
А Свешник со всегдашними своими прибаутками рассказывал:
- По "Чифтэксу" вообще кино. Учредитель умер в 75 году - жил в деревне Дербедень Саратовской области. Право первой подписи были у него и у генерального директора, который с фамилий Плечкин является гражданином Перу! Домашний адрес в Лиме! Теперь, чтобы найти концы, нас должны отправить в Южную Америку.
- А юридический адрес?
- Юридический на Мосфильмоской - "Ассоциация содействия малому бизнесу". Там комната, телефон и мешки писем, две девочки сортируют. По этому адресу зарегистрировано около 3-х тысяч фирм. Для связи оставлен номер пейджера. Когда приходит почта на имя "Чифтэкса", сбрасывают информацию на пейджер, который давно отключен. Вот и все.
- Молодцы. А забирал кто-нибудь почту?
- Я забрал за последние три месяца. Только сообщения и письма из "Престиж-банка".
- А не узнал, как хоть выглядит тот, кто забирал письма раньше.
- Я думаю нормально, за такие бабки. Там девочки новые, месяца еще не работают.
- Ладно, а "Светоярь"?
- Там проще - все сгорело. Помнишь, пожар был на третьем этаже облконцерта возле Каланчевки?
- Нет. Я еще тогда еще, наверно, в Днепропетровске был.
- Короче, сгорела вся документация. В налоговой инспекции комната, где отчеты хранились, тоже сгорела - окно разбили, канистрочку бензина плеснули и зажигалку кинули.
- Крематорий какой-то. А директор, бухгалтер?
- У бухгалтера был. Живет в Химках, 64 года, на пенсии. Подрабатывала, подписывала. Сейчас сидит с внучкой. Память плохая - и, похоже, не врет. Как меня зовут, за полчаса так и не запомнила, раз пять переспрашивала. Директор эмигрировал в Израиль с семьей, - улыбаясь закончил Свешник.
- А чем ты так доволен? Чего веселишься?
- А что мне - плакать что ли? А ты что раскопал?
- Вплотную пока не занимался.
- Чем же ты занят?
- Считай, узнал примерно то же, что и ты. Успеется. Может, еще кого-нибудь кокнут - больше будет зацепок.
- Так что же, ты предлагаешь - ждать еще убийств?
- Ничего я не предлагаю. У меня были дела, вот и все.
У нашего банка лицензию отнимут. Так что время есть.
Tags: Свистишь-Престиж, банк, журнал, память, повесть, проза, семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments