alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

"Синяя книга" - жизнь и стихи - 1972 год. 5-ть стихотворений с комментариями (11-15).

1971-1973 гг. - "Синяя книга" - http://alikhanov.livejournal.com/611941.html


Отец мой Иван Иванович Алиханов довольно часто приезжал в командировки в Москву -
http://alikhanov.livejournal.com/24193.html

Отец был тогда доцентом (впоследствии стал доктором и профессором), и завкафедрой "Борьбы, бокса и тяжелой атлетики" Грузинского государственного института физической культуры, издавал книги по технике вольной борьбы, печатал статьи о борцовских приемах в ежегоднике "Спортивная борьба", консультировал подготовку сборных команд СССР по борьбе и по вольной и классической борьбе, несколько раз был Председателем Гос. экзаменационной комиссии при выпуске студентов ГЦОЛИФКа.

В молодости отец мой много лет жил в Москве - на Красной площади в общежитии ЦИКа - учился в Москве, и вполне чувствовал себя москвичом
http://alikhanov.livejournal.com/100774.html
читать


Семейные фотографии - 1876 года и 50 лет спустя - Иван Алиханов "Дней минувших анекдоты..." http://alikhanov.livejournal.com/90847.html

Издательство "Физкультура и спорт" было на Каляевской улице дом 27.

В этом здании располагалось и само издательство, и редакции спортивных журналов и "Физкультура и спорт"
и "Спортивные игра" и "Теория и методика физической культуры" и ежегодные спортивные сборники.

Однажды мы пришли туда вместе с отцом - он зашел к Гринкевич - редактору его книги "Техника вольной борьбы" - я зашел в отдел литературы журнала "Физкультура и спорт".

Потом в коридоре мы случайно встретились с Николаем Тарасовым и он нас пригласил в свой кабинет -
Николай Тарасов был Главным редактором журнала "Физкультура и спорт"

(Как Николай Тарасов им стал -
Олимпийский зачет - Аркадий Галинский - статья в "МК" -
http://alikhanov.livejournal.com/504675.html)

Я уже один раз напечатал стихи в его журнале, отец же мой хотел, чтобы я больше занимался своей диссертацией "Ударные движения в технике волейбола", а не хождением по отделам поэзии многочисленных московских журналов.

Об этом отец писал мне в каждом письме - (сотни его писем хранятся у меня), а в Москве постоянно твердил мне,
- Надо сначала защититься, стать кандидатом наук, а потом уже на твердом окладе писать стихи.

"Кандидат наук по волейболу,
Все пройдет, как с белых яблонь дым,
Слава богу, милый, слава богу,
Ты не будешь больше молодым"


Это уже Евгений Рейн
http://alikhanov.livejournal.com/553530.html
написал мне этот как-то дарственный экспромт на одной из своих книг.
Настоятельная необходимость этого кандидатства, стать спортивным ученым - а потом уже писать стихи - витала, таким образом, в моем персональном воздухе.

И тогда в кабинете Тарасова мой отец стал говорить об этом же - о моей диссертации.
А потом, со свойственной ему иронией, сказал Николаю Тарасову:
- Вот мы моего сына напечатали, должны теперь и меня напечатать.
- Вы тоже пишите стихи, Иван Иванович? - удивился Тарасов.
- Разумеется, это я научил сына писать стихи, он и напечатался первый раз в нашем семейно журнале "Блины".

http://alikhanov.livejournal.com/111064.html -
и отец прочел какое-то свое стихотворение - конечно не эту песенку про "Мариенбандского пожарника,
а что-то более литературное -
http://alikhanov.livejournal.com/227619.html.

И тут Николай Тарасов высказал очень тонкое определение поэзии.

Вот у Вас на кафедре есть отделение бокса - и Николай продемонстрировал удар левой - и бокс - это серьезное дело.
А если бы вместо удара в боксерской перчатке загоралась бы красная лампочка, то получилась бы игрушка.
Так и ваших стихах, Иван Иванович, лампочка загорается, а удара нет.


Вскоре в журнале "Физкультура и спорт" было опубликовано еще одно мое стихотворение:


14.
ОЛИМПИЕЦ

Какие длинные дворы
В низинном, страждущем районе.
Здесь стайки пестрой детворы
Меж ящиков и гаражей
Игрою заняты своей.

На длинном сумрачном балконе
Сидят старухи, и они
Не зря свои проводят дни,
А наблюдают жизнь соседей,
Их нескончаемых гостей,
Молочников и голубей.
В тягучей, медленной беседе
Дыханье слышится двора.

Уже известно, что вчера
Гарун упал на тренировке,
Что он стремительной шиповке
В паденье руку подложил -
И ряд шипов ее пронзил.

Ах. эти все соревнованья -
Очередное баловство.
Ах, мать несчастная его -
За что такое наказанье?
Ах, распустил его отец.
Ему пора заняться делом.
На стадионе оголтелом
Добегался он наконец.
Но забинтованный Гарун
Старушек взглядом гордым мерил.
Он слушал их, но знал, но верил,
Что прирожденный он бегун...

А дальше здесь была концовка,
Но я теперь ее убрал.
По ней упорство, тренировка
На олимпийский пьедестал
Вели тщеславного Гаруна.
В свое он верил торжество,
И вся овальная трибуна
Взрывалась криком в честь его.
Стихотворенье становилось
Атласным, бодрым, как валет.
Быть может, все так и случилось,
А может быть, что вовсе нет.

Евгений Евтушенко похвалил сравнение с валетом.

Вскоре и сам Николай Тарасов бросил твердый свой редакторский заработок и ушел на "вольные хлеба"
Больше в этом журнале стихов моих е публиковалось.


Юрий Орлов - письмо о стихотворении "То время, как мхом, поросло быльем..." http://alikhanov.livejournal.com/100244.htm
"Нужно писать так, словно это никогда не будет опубликовано, словно пишешь для себя или для своих ближайших друзей... А насколько губит замысел внутренний редактор легко видеть на "Юном танго".

"внутренний редактор" виден и в стихотворении "Олимпиец", и в следующем стихотворении -

15.
НАПОЛЕОН В МОСКВЕ

Вдыхая горький запах дыма
В палатах сумрачных Кремля
Пока еще непобедимо,
Он думал: «Странная земля,

Дрянная, вредная погода,
Лесная, дикая свобода…
Сжигают сами города.
И врассыпную кто куда.

Ни хлеба, ни вина, ни сена,
Падеж начнется непременно,
Чтоб кавалерию поить,
Все время надо лед долбить.»

И скрежеща ломались крыши.
Он зло на дым Москвы взирал.
Спасительного гласа свыше
Он, по обыкновенью, ждал.

И голос праведный и вещий
Ему ответил наконец:
«Перед тобой пожар зловещий -
Повержен будет твой венец.

Еще не время нам проснуться,
Но век придет - настанет час.
А первый ветер революций
Ты сам уже донес до нас.

Прощай!..»
По глади серебристой,
На арьергард и на конвой
Мчат будущие декабристы
Еще беспечною толпой...



16.
* * *
Она работала в тюрьме
И проживала на окраине,
Но это все держала в тайне,
А на ушко шептала мне,
Что в ГУМе обувь продает,
А проживает на Петровке.
Что по ботиночной шнуровке
Она характер узнает.
О том что утром на допрос
Из камер тесных и зловонных
Она приводит заключенных
Узнать мне как-то довелось.
Рассказ какой-то повторил
Я, к сожаленью, не предвзято,
Его я прочитал когда-то,
Ну а теперь его прожил.

Действительно, врала мне, что работает продавщицей.
Подружка ее улучшила минутку, и разболтала секрет...



17.
* * *
Я полон истинных страстей
и полон ложных,
И нет законов непреложных
Душе мятущейся моей


18.

ТАЛЛИНСКАЯ ПЕСЕНКА

Над Таллинном летел осенний снег,
И сразу же проталины желтели.
Тогда еще деревья не умели
Морозом свой поддерживать набег.

И таллинские светлые сады
Нас тихим листопадом провожали -
Со снегом вместе быстро исчезали
Недолгие осенние следы.

И мы расстались - пусть теперь покров
Снегов тяжелых выстилает Таллинн -
На том снегу последний след оставлен
Недолгих и с сближавшихся шагов.



В Таллинне мы играли тур юношеского чемпионата СССР по волейболу,
http://alikhanov.livejournal.com/511441.html
в Таллинн приезжал я и на студенческую спортивную конференцию, в Таллин приезжал и в командировку - проверять использование медико-биологической аппаратуры при подготовки сборных команнд по гребле - стало быть - проездом в Кяярику.

В Таллинне я узнал о смерти любимой бабушки и из Таллинна полетел в Тбилиси на ее похороны

http://alikhanov.livejournal.com/340354.html - Анна Васильевна и Сергей Иванович Горемычкины.
16 февраля был день рождения моей бабушки - ей исполнилось 116 лет


История же про Таллиннскую песенку получилась очень интересная.
11 лет спустя я стал работать бригадиром ансамбля "От сердца к сердцу" и примерно через год солистом этого ансамбля стал Игорь Кисиль.
Я дал ему пачку текстов и стихов, и однажды ночью он мне позвонил и сказал, что написал песню на эти стихи, и что их надо чуть-чуть только подработать.

Успех был поразительный.
Игорь Кисиль написал еще несколько песен и одна из них - "Красный закат" стала хитом.


Игорь Кисиль выступал на стадионах, а на разогреве у него выступали будущие звезды - среди которых был даже Михаил Кузьмин!

Катя Бочарова до сих пор поет "Красный закат" -


На моей авторской пластинке "Фристайл" - несколько его песен.

На волне успеха Игорь Кисиль выпустил свою пластинку "Замкнутый круг"
в потом с женой и ребенком "свалил" в Нью-Йорк, завоевывать Америку.
Там я встречался несколько раз с ним и в 1990, и 1991 году.
На студии "у Миши" - который все жаловался на огромные налоги - Игорь Кисиль работал на подпевках,
искал спонсоров, кажется, даже умудрился попасть под "чеховскую крышу".
Но американский шоу-бизнес поуже игольного ушка...


"Синяя книга" - жизнь и стихи - 1972 год. 5-ть стихотворений с комментариями. http://alikhanov.livejournal.com/799349.html
http://alikhanov.livejournal.com/806549.html - (6-10) - 5-ть стихотворений с комментариями.
Tags: Синяя книга, жизнь и стихи, стихотворение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments