alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

"Гон" - глава из романа. Аферисты 90-х.

http://www.torrentino.com/torrents/943697 - Сергей Алиханов "Гон" - роман, и еще на 84 тысячаз сайтов.

19.

Гошина деловая активность, или раскрутка, состоящая из репетиций, бесчисленных оформлений аренд и расплату за них, ремонтов и бесконечных, беспорядочных приобретений недвижимости и автомобилей, обходилась ему очень дорого, требовала чрезвычайно много денег, непрерывной “подпитки”. Гоша всегда торопился одновременно в тысячу мест и всюду поспевал. Он стремился охватить и поставить под контроль все, что только попадалось ему на глаза, и поэтому у него ежедневно, не считано, одна за другой улетали пачки наличных стодолларовых купюр. Эти деньги уходили в виде зарплат, подачек, взяток, даже гонораров, их у него отнимали “крышевики”, выклянчивали стриптизерки, брали в долг игровые и бывшие “наперсточники”, сидевшие сейчас на мели. Возле Гоши кормились десятки связанных с ним людей, он иногда жадничал, но обычно давал, дарил, всучивал конвертики, и покупал, покупал.

Его дурная взбалмошная жизнь имела очень прочный финансовый фундамент и упиралась, как небоскреб в скалу, в международное антивоенное движение.
читать

Ранним утром, в сопровождении секретарши и личного телеоператора, Гоша приехал встречать в аэропорт Шереметьево-2 проверяющих из НАТО. По дороге Гоша прикидывал - как надо будет начать с ними разговор, и радовался, каким точным оказался его расчет:
“Все те, с кем я начинал, еще живут на кидках, ловкостью берут. Для настоящей аферы нужен ум, мое предвиденье нужно. Кидок - дело глупое, молодое. Просунул, передернул, сломал, сдал лоху два туза, прощупал его с изнанки, вытряхнул - и линяй. А большую аферу надо годами готовить, и это только умные люди могут. На кидках десяток квартир не купишь,” - улыбнулся довольный Гоша, проходя в заказанный им зал V.I.P. (для Очень Важных Персон). Оставив холеную секретаршу перевязывать шесть букетов розовых гвоздик по три бутона, в два букета по девять гвоздик в каждом, видный пацифист вместе с оператором Надоленко, державшим на плече камеру БЕТАКАМ, проследовал дальше, и остановился возле пограничников. В руках у Гоши был плакатик с надписью:
“Wellcome Mr. Smithe and Mr. Bull!”

Самолет запаздывал. Гоша, у которого по минутам было расписаны ближайшие два месяца, а по часам - все дни до двухтысячного года включительно, нетерпеливо оглядывал проступающие из утреннего легкого тумана неподвижные силуэты огромных лайнеров.
Время тратилось зря, без наживы. От нечего делать, Гоша опять стал прикидывать текущие траты, за которые ему предстояло завтра отчитываться перед американскими аудиторами.
“Наезды, “крышевые”, подарки - примерно сто двадцать, в крайнем случае - сто пятьдесят штук, ерунда. Стриптиз-театр, пошив бикини у Ив Сен-Лорана, два цеха вместе с рабочими, которые строят створчатые бабские “аквариумы”, зарплата, опять аренда, за склад, за Дворец, в зубы Латунному, реабилитация, ящик итальянского “Анилина” в день (Гоша пил только это шипучее итальянское вино, каждая бутылка которого стоит чуть дешевле жеребца), ситроен-”Ксантия”, теперь еще этот дурацкий автобус, двадцать “Волг” в мой таксопарк, то да се - примерно двести пятьдесят тысяч с хвостиком. Офис в мэрии, спонсорские, фильм о себе, вместе с оплаченным десятиразовым показом по ящику, офис в Цюрихе, ремонт здания на Мерзляковском - пришлось-таки самому вложиться, туда-сюда - еще пол-лимона.

Шестнадцать квартир, нет, забыл - уже семнадцать, на той неделе еще одну прикупил - гостиница, и тут еще один этаж, покупка авторемонтного оборудования - еще полтора лимона, не больше.
Что еще? Оргтехника, компьютеры всякие, матери дал две штуки, жратва, кабаки - это все мелочь.
Да, чуть не забыл, еще эти дотационные купоны, типографские расходы, регистрация - еще тысяч восемьдесят, от силы - сотня.

Короче, в трешку, в три миллиона гринов, вроде, укладываюсь,” - успокоился Гоша.
В огромном проеме гармошки выдвижного трапа проползла тупорылая туша Боинга-747. Заработала гидравлика, трап прижался к передней двери самолета. Через минуту, словно горошины из стручка, из лайнера посыпались промытые многолетними ежедневными утренними душами иностранцы. Несмотря на долгий перелет, все они прекрасно пахли - Гоша, как пойнтер в стойке, принюхивался и ждал. Представительный, широкой кости мужчина, с седеющей богатой шевелюрой и со странным, сияющим мелкими брильянтами крестиком в петлице, подошел к Гоше и спросил по-русски:
- Мистер Малафеев?
- Да, - насторожился Гоша.
- Очень приятно, я мистер Смит, Поль Смит.
- А где мистер Буль? - спросил Гоша.
- Сейчас. Вот и он.
Появился румяный и плотный, уверенный и симпатичный джентльмен в очень дорогом спортивном костюме, обутый в специальные мягкие белые туфли для гольфа, украшенные утонченными кожаными кружевами. За собой он катил широкий кейс на колесиках.
Гоше приходилось заходить в магазины принадлежностей для гольфа, где комплект приличных клюшек стоит 15 000 долларов, и он прикинул, что на ногах у клиента никак не меньше двух штук надето.
Единственное, что его тревожило - откуда этот тип знает русский язык, и не помешает ли это делу?
Гоша толкнул Надоленко, чтобы тот начал съемку, но камера уже тихо крутилась, красный огонек горел.
- Позвольте вас приветствовать на гостеприимной московской земле! - начал Гоша, - И поблагодарить за то, что вы откликнулись на наш призыв и приняли участие в гуманитарной программе помощи ветеранам нашей армии и флота! - Гоша смог бы произнести все это и по-английски, но тогда бы получилось не так гладко. Но раз уж один из них по-русски базарит, пусть другому переведет - решил Гоша, а у него мозги посвободнее будут.
В зале V.I.P. американцы отказались от “Анилина”, что Гоше не понравилось. Загрузились в каплевидный автобус «Lumina-GM», который Гоша купил как раз для встречи этих проверяющих, чтобы они почувствовали себя, как дома и расслабились. Повезли голубчиков в гостиницу “Мир”, на гошин этаж.
- Где вы так хорошо изучили русский язык, мосье Поль? - пускается Гоша на разведку.
- Я русский, - улыбается мистер Смит, - моя настоящая фамилия Кузнецов. Я в Харбине родился.
- В Харбине? - удивился Надоленко.
- Мой отец был офицером армии Колчака, и когда их красные разбили, успел убежать в Китай. Там нас, русских, очень много было - целые кварталы, - объяснил мистер Смит.
“Этот схавает все, что мы ему приготовили,” - решил Гоша и спросил:
- А что значит, извините, этот крестик?
- Я - пастор.
“Перепутали, не тех встретили!” - ужаснулся Гоша. И сказал:
- Извините, мы думали, вы резервисты...
- Я пастор Американской ассоциации офицеров- резервистов, - объяснил, улыбаясь, мистер Смит, - а мой друг - аудитор.
- Слава богу! А то я подумал, что мы встретили не тех, - сказал Гоша.
- Не упоминайте имени Господа всуе, - предостерег Смит-Кузнецов.
- Спасибо, что напомнили, - поблагодарил Гоша, и подумал: “Во, блин, дурку гонит”.
Мистер Буль достал из бокового кармана сумки тоненькую блестящую фляжку, отвинтил маленькую крышку, стал отхлебывать и восхищаться, что люди за окном американского автомобиля так похожи на людей.
“Все в порядке,” - успокоился Гоша и на счет мистера Буля.

Когда “Люмина” мчалась по Садовому кольцу от Маяковки к Новому Арбату, подъезжая к гостинице “Мир”, Гоша вручил высоким гостям расписание их визита, напечатанное типографским способом, тиражом в 5 экземпляров, на велюровой бумаге с золотым тиснением. На второй странице программы значилось, что завтра, в 11 часов утра, на 18-ом этаже здания мэрии (бывшего СЭВ) пройдет торжественное рабочее заседание, посвященное итогам первого этапа международной программы по оказанию помощи в переподготовке на гражданские специальности бывших офицеров Советской Армии.
- Verу good! - сказал мистер Буль, ознакомившись с программой.
- O’key! - одобрил мосье Поль.
- Тhank you! See you to-morrow! - не ударил Гоша в грязь лицом, потом по-русски сказал Надоленко:
- Как вещи положат, отдохнут часок - прокати пасторат по церквям, им полезно будет, - и направился в офис, чтобы окончательно подготовиться к завтрашнему отчету.


Вовремя почувствовав, что эпоха мелких обманов подошла к концу, Гоша два года назад стал готовить международную аферу. Еще Боцман его учил, что люди легко расстаются со деньгами, когда видят перед собой красиво оформленную кассу. А солидность требует официальной регистрации. При всей своей занятости Гоша не пожалел трех недель на хлопоты, учредил и зарегистрировал в Министерстве юстиции собственный Всепланетарный фонд гуманитарной помощи бывшим военнослужащим. Получилось очень удачно - впереди него как раз шел на регистрацию коммуняка Полозков, с тем чтобы реанимировать потерявшую власть партию. В разгар демократической эйфории из Российского минюста коммуняку погнали взашей, а малафеевский Всепланетарный фонд, в пику Полозкову, немедленно зарегистрировали. Получив российский статус, Гоша стал пробиваться под эгиду ООН, и вскоре пролез и туда. А уж из-под ООН-овской эгиды его никому теперь не достать.

Пьяный дирижер еще размахивал в Берлине на прощание палочкой, изгоняемые дивизии, в последний раз после Второй мировой войны, еще торжественно маршировали мимо Бранденбургских ворот, а Гоша уже печатал в Швейцарии миллион штук дотационных купонов - с десятью степенями защиты от подделок. Чем больше защитных степеней, тем приятнее будет купить гошин купон тому же спесивому бундесу или щедрому, но весьма подозрительному штатнику. Десять степеней защиты и ООН-овская печать с оливковыми ветвями свидетельствуют, что все в полном порядке, и можно смело сдавать деньги в превосходно оформленную гуманитарную гошину кассу.
Фокусник предугадал, что дивизии, вооруженные атомным оружием, но оставшиеся без казарм, вызовут у победителей в холодной войне не меньший, а гораздо больший ужас, чем раньше. Потому что в Германии они хоть под присмотром маневрировали, а теперь разведут костры возле атомных мортир и начнут водяру в кустах глушить.
А боятся победители - значит, будут платить; это ежу понятно.

Имея на руках регистрацию Минюста и ООНовский статус, Гоша прямо из Швейцарии разослал во все натовские ветеранские организации дотационные купоны. Действительно - и недоверчивый штатник, и рачительный бундес глянули гошины купоны на просвет: а там водяные знаки - мечи на орала перековываются.
И потекли денежки, заработал пацифистский насос!

Вовсе не дорого обошлась зажравшимся натовцам гошина титаническая борьба за всеобщий мир - всего четыреста долларов на одного выведенного в запас и переквалифицированного советского офицера. Эти четыреста долларов умножил Гоша на кадровый состав демобилизованных, вернее, деморализованных армий, и получилось весьма неплохо. Даже превосходно вышло!

Затянул Гоша с составлением списков переподготовленных им офицеров, и пришлось ему это дело подгонять. Месяца за два до приезда проверяющих он стал энергично готовить списки. Всех грамотных и не ширяющихся телок из стриптиз-театра засадил переписывать телефонный справочник города Улан-Уде. Ввели девочки жителей далекой бурятской столицы в компьютеры, вычистили женские окончания фамилий, а Фокусник собственноручно присвоил всему составу по списку воинские звания - от майора и выше. Затем немедленно провел “демобилизацию” и отправил всех своих офицеров в запас - в связи с реорганизацией и профессионализацией армии.
А сержанты и прапорщики пусть в дисбатах переквалифицируются.
Похвально, что активнее всего подключились к благородному делу переподготовки российских офицеров наши бывшие враги, то есть нынешние лучшие друзья. И вот любопытно им стало - куда они капиталы вложили. А раз интересуетесь - берите отчет Гуманитарного гошиного фонда, и читайте на здоровье. Там все написано.
А мосье Поль по фамилии Смит-Кузнецов экземплярчик документов на память пусть возьмет - вот, пожалуйста:
- “5865 бывших советских офицеров, выведенных из Германии, чинят телевизоры, ремонтируют холодильники, стиральные машины, быт налаживают, - всему их Гоша обучил, - 2348 - стали малярами, стены домов раскрашивают, в веселенький такой, желтовато-сиреневый цвет; 1256 - освоили компьютеры, в тетрис поигрывают, стали программистами (Можете встретить их, если повезет, в интернете.); 134 бывших офицера даже парикмахерами заделались, (Почему бы и нет?)”. Дальше по мелочи - кто собачником стал, кто таксистом, кто фотографом - всем работы хватает.
Аудитор-резервист, мистер Буль-Буль, когда протрезвеет, может смело всех переквалифицированных бывших советских офицеров перемножить на 400 долларов, чтобы самому убедиться, с какой экономией расходовал Гоша-Фокусник доверенные ему натовские средства.

Банкир - http://alikhanov.livejournal.com/358002.html
Tags: гон, офицер, пацан, роман
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment