alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

Category:

"Клубничное время" - съемка телефильма про Жору - "Игры в подкидного".

"Клубничное время" - повесть - на 106 тысячах сайтов
http://kinozal.tv/details.php?id=789258
http://cwer.ws/node/310258/
http://vipbook.info/audio/hudozh_audio/37627-sergej-alixanov-klubnichnoe-vremya-audiokniga.html

"Игры в подкидного" - сериал на 270 тысячах сайтов -
http://smotrim-serial.com/serialrusonline/3668-igry-v-podkidnogo.html


* * *
Надоленко, пообщавшись с Жорой, написал сценарий фильма о нем и название придумал подходящее - «Брод через бедность». Жора сценарий одобрил, а название забраковал. Надоленко предложил на выбор: «Новый меценат», «Бизнес по-нашенски», «Первопроходец предпринимательства», «Богатые люди - богатая страна», «Путь деда повторяет внук», «Следуйте за мной», «Как построить капитализм», «Непросто быть миллионером», «24 часа у телефона», «Мы все-таки перегоним Америку», «Все происходит сегодня», «Попечитель сирот»...
Жора растрогался, достал из чемоданчика десять тысяч, дал их Надоленко и сказал: «Молодец!»
- У нашего фильма, - стал объяснять на радостях автор, - два главных направления: благотворительная деятельность в Москве и трудное детство на родине.
- Ладно, там разберемся. Аппаратуру когда тебе дадут на студии?
- В конце месяца.
- Ты проверил, деньги на счет студии от нас поступили?
- Да, все в порядке.
Киноэкспедиция отправилась в Крым на четырех машинах: каплевидном микроавтобусе «Дженерал Моторс», «Линкольне», «Ниссан-патруле» и отечественном бензозаправщике, поскольку бензина по дороге не было. Ехали колонной, и кто шел, кто стоял в ту минуту вдоль по обочинам российских печальных дорог, скидывал с плеч поклажу, клал на траву авоську с буханками хлеба, мешок с картошкой и долго смотрел вслед, провожая взглядом диковинные, невиданные автомобили.
Хотя бригада рэкетиров, пытавшаяся досаждать Жоре, осталась в Москве, порядок выхода оставался прежним, и когда останавливались передохнуть, ноги размять, сначала из «Ниссан-патруля» выбегала охрана, оглядывала окрестности, и только потом Володя открывал дверь «Линкольна» и выходил Жора.
Надоленко ехал с оператором в микроавтобусе и, поглядывая сквозь дымчатые стекла на бедные скособоченные деревеньки, вспоминал недобрым словом бразильского дядю, бросившего его на произвол киношной судьбы.
читать
Пересел как-то раз, уже за Курском, для разнообразия в «Ниссан-патруль» и спрашивает у Володи:
- Откуда шеф раздобыл это длиннющее ландо?
- Купил по случаю.
- А кто же вез этот гроб через океан, чтобы здесь за рубли толкнуть, или он зелеными заплатил?
- Не знаю, - ответил Володя. Потому что первая заповедь охранника - не говори никому, что узнал на работе, а уж вторая - никого к хозяину не подпускай.
На самом деле он знал, откуда ноги растут, потому что занимался этим сам. Приглянулся Жоре этот лимузин на улице, и поручил разузнать - откуда он, чей. Поработали - узнали, что нью-йоркские эмигранты наши, башковитые ребята, рассчитали, что в России толстосумам ездить пока не на чем. Взяли напрокат у себя в Нью-Йорке лимузины и от своей фирмы пустили их по Москве. И правильно рассчитали - навар валютный был у них раза в три выше. Но одного не учли - что по Жориной территории они разъезжать будут. Вот и забрал Володя один лимузин у фирмы за расчет и название запомнил: «Зигзаг» с Пятой авеню.

* * *
Фильм получался психологическим и глубоким. Жора слонялся в туманной дымке по крымским горам, где он в свое время работал то лесником, то пасечником, а Надоленко командовал оператором, входил в образ, продумывал вопросы и задавал их, поддерживая естественное напряжение мысли своего героя. Жора говорил о будущем, о том, как преобразится с его помощью Крым, как в его лечебницах будут излечивать страждущих, как в его лицеях дети будут проходить пушкинский курс наук. Съемки продолжались в Юсуповском дворце на Мисхоре, где обалдевший от газетных новостей подполковник принял Жору за прямого наследника Хоннекера, проведшего здесь свое последнее лето. Надоленко узнал виденную когда-то им в ялтинской кинохронике легендарную столовую с характерным, готической высоты камином, который грел в свое время спину вождю народов, пока за обеденным столом сидели и слушали его многозначительные тосты Рузвельт и Черчилль. Сделав в работе перерыв, Надоленко с трепетом обошел пустой дворец - он был казенным и мертвым. Мебель шестидесятых годов с овальными номерами инвентарной принадлежности к чекистской канцелярии; арабские белые спальни, которые шикарно бы выглядели в московской какой-нибудь квартире, а здесь были оскорбительны своей безвкусицей; многозначительные пустые телефонные столики на полдюжины аппаратов, свидетельствовавшие о величайшей ответственности еще недавно прохлаждавшихся здесь партийных бонз...
Позолоченная фигурка основателя разрушающегося государства с горы осеняла великолепие парка.
Надоленко, работая ракурсом, запечатлел указующий Жорин перст:
- Этого мы, конечно, уберем и поставим там часовню в память жертв.
Надоленко морщился, опять делал перерыв, гулял по аллеям, и, утешаясь, думал, что прибой человеческой удачи выносил на этот высокий берег разных людей. И, наверное, Юсуповы, оглядывая синий окоем, благоухающие цветники и благоденствующую местность, ощущали свое исконное право наслаждаться здесь жизнью и в закатный час сидели на знаменитом колонном балконе, обсуждая по-французски семейные дела; а после большевики, попавшие сюда, вначале заставляли себя чувствовать здесь как дома, а потом быстро привыкли и, глядя на колышущиеся ветви эвкалиптов, кусты роз, гребешки волн, думали и говорили в основном о взаимоотношениях в аппарате своей потрясающей партии. А вот теперь Жора примеривается, хорохорится, пускает пыль, но заматереет он, судя по всему, быстро, и его ребятки в адидасовских костюмах сменят кадровую охрану, и будет Жора принимать здесь своих американских или индо-бразильских партнеров, летать с ними на вертолете в горы на кабанью или оленью охоту. А потом опять произойдет измененье времен, и кто-то еще ненадолго вступит хозяйской ногой в прохладные просторы юсуповского дворца...
Просмотрел вечером отснятые материалы Надоленко, остался доволен и обратился к Жоре с вопросом, давно его волновавшим:
- Георгий Сергеевич, вот смонтирую я фильм, а кто его будет смотреть?
- Как кто? - не понял Жора.
- Где вы его показывать будете, кому?
- Всем.
- Для этого его надо будет в прокат пустить.
- Ну так и пустим.
- Но фильм-то получается телевизионный.
- Очень хорошо, пустим тогда по телевизору.
- Но там надо, - объяснил Надоленко, как старый телевизионщик, - эфирное время иметь...
- Купим это твое эфирное время, - улыбнулся Жора, - и будем его иметь. Ты знаешь, как это сделать?
- Знаю.
- А когда ты думаешь лучше фильм мой запустить - до программы «Вести» или после.
- Думаю, сразу после.
- Ладно, - решил хозяин, - напомни мне об этом сразу же, как вернемся в Москву.
Таким образом, у фильма про Жору было несравнимо больше зрителей, чем будет когда-либо читателей у этих записок.

Что случилось с прототипом моего героя потом -
1
"Жора" - живет в конурке на дереве

2

4

"Клубничное время" - главки о Надоленко - http://alikhanov.livejournal.com/763146.html

Успехи киноискусства - http://alikhanov.livejournal.com/243243.html
Tags: Жора, Клубничное время, Мисхор, Надоленко, Сталин, повесть, проза, фильм
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments