alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

1982 г. - "Синяя книга", 1-18.

1. НА СЪЕМКАХ

Недостаток воды
наложил на людей отпечаток.
Как ты с нами суров, зверолов!
Мы просили тебя,
чтоб ты был, по возможности, краток.
Но скажи нам хоть несколько слов.

Только зря режиссер
стал сулить тебе скорую славу, -
Ты пресек его сразу, любителя северных тем,
И сказал то, что думал:
- Кто ехал сюда на халяву,
Тот уедет ни с чем.

Поселок Койда, Белое море - «День поэзии 1983»
История написания - http://alikhanov.livejournal.com/488341.html


2.
Что происходит в феврале?
Зачем в душе такая смута?
Мне в этот месяц почему-то
Ничто не мило на земле, -
Что происходит в феврале?

И замирает жизнь моя,
И так звучащая негромко.
Вдоль улиц стелится поземка,
Тепло уходит из жилья,
И замирает жизнь моя...

3.

* * *
Все говорю себе - надейся,
Жди перемен в своей судьбе.
А вот завидую тебе -
Водитель утреннего рейса.

Ты зорко смотришь на дорогу,
Легко, уверенно рулишь.
А наледь скалывают с крыш,
В сугробах черт сам сломит ногу.

Я позавидую маршруту
Определенности твоей,
И в пар морозный из дверей
Легко шагну через минуту.
читать

4.
* * *
На товарном узле, реквизит загружая,
Я на ящик присел отдохнуть.
Шли составы, багажный барак сотрясая,
На восток продолжая свой путь.

Волокита дорожная. Длится приемка,
И к обеду закончится лишь.
А приемщица вдруг подошла и негромко
Мне сказала:
"- На чем ты сидишь."

И недоумевая, я встал виновато,
И увидел во мраке угла
Эти несколько ящиков продолговатых -
И догадка меня обожгла...
27 марта

Иркутск

IMG_8570
черновик

5. ИРКУТСКИЕ СЕМЕЧКИ

Прохожу торговыми рядами,
Приценяюсь, пробую подряд -
На прилавках черными холмами
Жаренные семечки лежат!

Семечки! Как мне давно хотелось
Всех других плодов Земли сильней! -
Смаковать их солнечную спелость,
Их тепло держать в горсти своей.

Только что ж ты, бабка из-под Львова,
Парень белореченский с мешком,
На меня так смотрите сурово?
Я ведь просто так хожу кругом.

Все несет меня каким-то бесом,
Всюду был, везде мой след простыл,
И своим досужим интересом
Ненароком вас насторожил.

Незачем бояться нам друг друга.
За пять тысяч верст привезены
Семечки - и и в этом лишь заслуга,
Нету здесь и не было вины.

До сих пор помню их подозрительные, настороженные взгляды, и все удивляюсь - почему тогда на зимнем иркутском рынке продавались только семечки и больше ничего - на всех рядах только жаренные семечки!

6. БЛАГОВЕЩЕНСК

Пью поутру с лимоном желтый чай
Через Амур на трубы все смотрю,
И в будущее тихо говорю -
Привет тебе, неведомый Китай.

7.
***
Ирония - последнее спасенье:
Печали все смешны через мгновенье.


8.
* * *
Я по тебе уже тоскую, Ангара,
Хотя еще смотрю на струи ледяные,
Прозрачные насквозь, чистейшие в России.
Прощай, я ухожу, мне улетать пора.

Я видел много рек, но всех прекрасней ты.
И ни одной из них не видел я начала,
Лишь ты стремишь свой бег,
из-подо льдов Байкала
Бегуньей уходя со стартовой черты...

Иркутск.

IMG_8574
Черновик.

История написания - http://alikhanov.livejournal.com/292595.html

9.
***
Ты исправляешь речь. Что делать мне? - скажи,
Я путаю слова, надежды, падежи,
Во мне трепещет звук, но не идет наружу...
Но ты молчишь - верна граммматике и мужу.


10. ВЕСНА ЗАПОЗДАЛАЯ

Причалы ближних сел, паромы, катера
В ковше порта рядком зимуют уж полгода,
А выходить на Обь все не придет пора,
И надобно еще дождаться ледохода.

Нет паводка и нет, какой-то квелый год.
Вдоль берега полно закраин и промоин,
И все-таки река не поднимает лед,
И он лежит, тяжел, по-зимнему спокоен.

В последний ржавый борт бьют гулко молотки.
Томится человек у двух времен на стыке.
И корабли свои все красят речники,
А вместо шума льдин над Обью галок крики...

Барнаул.


11.

* * *
Завсегдатай задворок, заворачивая за углы,
Я во всех городах находил переулки такие,
Где запах олифы и визг циркулярной пилы,
Где товарные склады и ремесленные мастерские.

И со сторожем я заводил разговор не пустой, —
Хотелось мне исподволь жизни открыть подоплеку.
А сторож молчал: он смотрел на огонь зимой,
А летом — на реку, протекающую неподалеку.

Я сшивал впечатлений разноцветные лоскутки,
Радовался, что душа накопит простора.
А потом оказалось — можно лишь посидеть у реки,
И нельзя передать ни журчания, ни разговора.

Барнаул. (Опубликовано в "День поэзии - 84")


12.

* * *
Необозрима - от края до края! -
Обь, ты сливаешься с небом Алтая!

Жизнь закружилась, лицом повернулась -
Паводок! - к небу душа потянулась!


13.

* * *
Вырабатывая непрерывный стаж,
Я силы тратил без остатка.
А тут передо мной возник пейзаж,
Красивый, как телевизионная заставка.

Отцепив от штанины колючку,
И осмотрев с холма панораму,
Я поймал себя на том, что ищу ручку,
Чтобы переключить программу...

14. ПРЕКРАСНОЙ КАССИРШЕ

Ни на купюры вылупил я зенки,
Жар не наживы - пыл пустой любви:
Ни все ж тебе считать чужие деньги,
Мне - пропивать последние свои.

Рабочий день закончится не скоро, -
С ромашкой жду у двери у стальной,
Чтоб подменить, по мере разговора,
Грусть бедности вселенскою тоской.


15. ВДОВА

Не в черном – в бело-голубом
В кольцо ты попадешь мячом,
И публика свистит, ликует.
Вот милосердие судьбы –
Забвение в пылу борьбы.
Сама игра тебе дарует...

Белов был лучшим игроком,
Белов решающим броском
Поверг тогда американцев.
Белов был молнией, грозой!
А чтоб подольше быть с тобой
Ему б оберегаться…

Ты грациозна, ты мила.
Как мяч ты ловко повела.
Не глядя, левою рукою.
На той руке кольцо блеснет,
Луч от него глаза кольнет,
Как будто лазерной иглою.

Сочи.

Опубликовано в 2003 году в журнале "Наш современник".



16. ПОСЛАНИЕ ВЛАДИСЛАВУ

Над шезлонгом твоим избелла кистями
Шевелит, ну а море играет волнами...
Ты срываешь, съедаешь инжир, -
Вновь тебе мысль-богиня придет из прибоя, -
Даже законодательство трудовое
Не тревожит твой внутренний мир.

Здесь Овидий скорбел, ты здесь должен скрываться, -
Он изгнанником был, ну а ты тунеядцем
Стал, его начитавшись поэм.
Бедный стоик, в совке ждет тебя неудача, -
Я хочу счет узнать лишь вчерашнего матча -
И сакральных не нужно мне тем.

А усадьба к тебе перешла по наследству,
Я бы тоже такую купил по соседству,
Не сейчас, а потом уж - к концу.
Заявился к Овидию ты слишком рано,
И тебя погубил этот дар без обмана,
И довольство прилипло к лицу.

Ты со мной не согласен - но спорить не будем,
Эдак мы твоих дачников всех перебудем -
Спор любой переспоришь рублем.
Почитай-ка мне лучше записки, наброски.
Аромат, что теряется при перевозке
Есть в вине самодельном твоем.

Мамайка, Сочи.



!7.

* * *
Виктории Мулловой

Сегодня Роскоцерт в бухгалтерском угаре, -
Ревизия - мы все у бездны на краю.
А Вы пришли сюда со скрипкой Страдивари,
Чтоб деньги получить за музыку свою.

Бухгалтер возмущен: "Что Вы суете в руки?
Где перечень сонат? У сметы вышел срок.
Просрочен аттестат! Вам это не смычок!"
Оформлены не так божественные звуки...

История написания http://alikhanov.livejournal.com/223536.html

18.

* * *
Отгородясь от всех, собравшись вместе,
В пространстве боязливой тишины
Поют они тоскующие песни,
Которых не понять со стороны.
И вольностью какой-то дышит слово.
Значение не определено, -
Оно еще пока что слишком ново,
Но, может быть, останется оно.
Когда ж его чиновничьи глаголы
Возьмут в свою газетную семью,
Уже беспечный парень возле школы
Им не окликнет девушку свою.
По-своему танцуют, не от печки.
И в подворотнях юности моей
Я подбирал какие-то словечки
И ими ужасал учителей.
Но дней и лет с тех пор прошло немало.
Слова, что отгораживали нас,
Уже попали в толстые журналы.
Их смутный гул не превратился в глас...

А мой приятель, славу возлюбя,
Работая с предельною нагрузкой,
Все переводит с русского на русский
И скоро доберется до себя.

Москва.
Однотомник "Блаженство бега", Из-во "Известия 1992 г.
Tags: Блаженство бега, Иркутск, Москва, Синяя книга, история, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments