alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

1984 г. - "Синяя книга" - 20-36. "Лен лежит".

20.
* * *
Приятель мой, нищий киношник,
Оставленный славой, женой,
Бродяга, хвастун, полуночник,
Заехал однажды за мной.

И с ним мы немедля помчались,
Погнали, пошли, понеслись,
И вроде неплохо набрались,
Но все еще не добрались...
Москва.
читать

Судьба героя стихотворения -
http://alikhanov.livejournal.com/36503.html

21.
* * *
В прибалтийских озерах шагаешь, бредешь,
Раздвигая руками камыш.
Все равно наугад глубины не найдешь,
Той, которую знает латыш.

Ты приехал сюда - значит вынь да положь,
Но не ждали тебя и не ждут.
Только водоросли в этих заводях сплошь, -
Руки машут, а ноги нейдут.
Озеро Бикерниеку.

22.

* * *
И на виду, и в то же время скрыто,
Жить в Юрмале, переводить с санскрита,
И на балтийском, в оспинах, песке
Чертить слова на мертвом языке.


23.
* * *
Стараниями псов не разбредалось стадо,
И не сводя с костра задумчивого взгляда,
Мне говорил пастух, вернее, мыслил вслух
О том, как дольше жить, и что нам делать надо.

От ветра и дождя не прятаться за двери,
Жить в поле, у реки, в лесу, по крайней мере,
Тогда исчезнет страх, и людям в их делах
Вновь станут помогать животные и звери.

К нам подбегали две огромные собаки,
И вновь через кусты, болотца буераки
Они гоняли скот.
Пастух же без забот
Со мною толковал, псам подавая знаки.

У Припяти, в палатке.
"Блаженство бега" - http://alikhanov.livejournal.com/312904.html
http://www.youtube.com/watch?v=eD6lLXpXdaE#t=242 это стихотворение - 4.02


24.
* * *
Стало мне в тягость жить новизною,
Мутный прогресс - просто бремя чудес.
Здравствуй, Полесье! Припять-рекою
Здесь проплывает время небес...


25. ЗАЩИТНИКИ

Я целый день провел в районном центре,
Где помидоры стоят три рубля,
Где носят хлеб в авоське за плечами
По пять буханок зараз.
Грузовик,
Вздымая хвост тяжелой белой пыли,
Бежит, как пес, чуть-чуть наискосок.

И на центральной площади, где тир,
Киоск "Союзпечали", кинотеатр,
У маленькой пивнушки трутся парни,
Друг друга разминая каратэ.
На лавочке спокойно спит алкаш.
Валяются вокруг огрызки, пробки,
И сальные газетные обрывки,
Окурки...

И над этим надо всем,
С невыносимым, беспощадным ревом
Штурмовики проносятся.

Ракеты
Под крыльями у них висят, как гроздья.

Вновь гулкий взрыв донесся с полигона, -
Штурмовики на цель заходят снова,
Над городом так низко пролетая,
Что кажется мне - тополь их собьет.
Житковичи.


26.
* * *
Ночью
Брожу по Запесочью.


27.ЧЕРНЫЕ АИСТЫ

Алене Черняк
В тот год тебя мотало по стране,
Потом по свету.
Я тебе писал
в Хабаровск, Магадан, Берлин, Варшаву...

Меня тогда надолго занесло
В деревню Хлупин.
Началась охота,
Шел сенокос, и строили дорогу,
У старицы слонялись браконьеры.

Я на ступеньках хлупинского клуба
Писал, что черны аистов увидел.

В отличии от белых, эти птицы
Не терпят человека.
В заповедной
Глуши Полесья, над дубами поймы,
Семь черных птиц неспешно пролетели, -
И долго мне казалось - обернусь,
И вновь увижу их...
Часа в четыре,
В песке буксуя, и натужно воя,
Почтовая машина появлялась.

Я второпях заканчивал письмо,
Надеясь, что последие слова
Сумеют что-то в жизни изменить,
Когда ты перед выходом на сцену
В гримерной их прочтешь.

Все эти письма
Сам получил я осенью, в Москве
По адресу обратному.


28.

* * *
Когда недели две все смотришь в синеву,
и на закате дня вдруг явится догадка -
из этого куста получится рогатка! -
ты отдохнул уже - и поспеши в Москву.


29. ЛЕН ЛЕЖИТ

Солнце согнеет - ветер остудит -
Тучи со всех сторон.
Лен полежит, и трудов с ним убудет-
Росы истреплют лен.

Лен здесь по-прежнему в силе и в славе,
И рушником зимой
Вытрусь - увижу - лежит по отаве
Лен золотой!


30. ПОСЛЕ ОХОТЫ

С трудом даются после высшей школы
Простые истины. И, отложив стволы,
На лес посмотрим, на холмы, на долы -
Пусть темен ум, да помыслы светлы.

И, взбадривая сучьями костер,
Мы продолжаем вечный разговор.



31. РЕЧНАЯ СТОЯНКА

Тоне Аксеновой
Мы с тобой заявились только к шапочному разбору.
А тогда нам казалось, бездомникам иногородним,
Что вот-вот под напором высокая насыпь прорвется,
Мы участие примем и в празднике, и в карнавале,
На который пускают людей по московской прописке.

И решила решила ты музою стать, я - бессмертным поэтом.
Но четырнадцать лет пролетело, и осень пришла
В эти чахлые рощицы вдоль обмелевшей реки,
Где живем мы в палатках по разным ее берегам.

Ты осталась такой же - лишь издали надо всмотреться, -
Горделивой походкой ты грацией полнишь пространство.

Лишь Москва не следит с любопытством, от ужаса жмурясь,
Чьей ты станешь женой, откачают тебя или нет?..

Сколько строчек прекрасных тебе, так сказать, посвятили -
Я теперь понимаю, отделались просто стихами,
Оставляю тебя ночевать за порогам судьбы.

Я там тоже шустрил - мне доверили "Волну" с фургоном,
Эту белую "Волгу" купили на чеки - валюту,
Что тогда не скупясь выдавали всемирным артистам
В Мичигане, в Техасе на рок и на поп-вечерах.

И я с гордостью слушал в ночи - именами без отчеств
Все тревожился воздух в просторном салоне машины.

Пару дней покатался на ней по московским проспектам,
И хозяин загнал ее на толкучке.

32.

* * *
Дал калека мне совет: - Во поле открытом,
Если хочешь быть живым - притворись убитым.

Чтоб казался мертвым ты снайперу-подонку,
Судорожно не ползи, не катись в воронку.

Как упал, так и лежи - дожидайся ночи.
И терпи любую боль, хоть и нету мочи.

И не подавай своим никакие знаки -
Кровью ты не истечешь до другой атаки.

С поля вынесут тебя, если ты живучий,
И до смерти доживешь, если ты везучий.

33.
* * *
А невысокая копенка
Все тот же означает труд.
И волок был когда-то тут,
И Лама радостно и звонко
Проходит чередой запруд.

Ах, почему, скажи на милость,
Неприхотливый человек,
На берегах равнинных рек
Жизнь так и не переменилась, -
Не переменится вовек?..

В поезде - мимо Волоколамска

34
***

Закольцованных номерами,
Птиц вычисляют легко, -
Скрывшись из глаз, не уйдут далеко,
Сколько ни машут крылами.

35.

***
Сухогруз, задевши ил,
Припять перегородил.

Тросы лопаются - в плес
Наползает баржи нос.

Хоть всего одна промашка -
Речникам придется тяжко.

Ход прервался судовой,
И гудки по-над рекой...


36.

***
Нетерпеливо
Звоню, стучусь я в дверь архива.

В глухом конце, в забытом месте,
За этой дверью в белой жести,
С потухшим, врезанным глазком
Лежат все сведенья о том,
Чем жил, каким был занят делом -
Пунктир судьбы на свете белом
Здесь связан датами узлом.

Казалось, годы заметая,
Взлетали лайнеры мои, -
Все обо мне чуть больше зная,
В архив бумаги заползли...
Tags: 1984 г., Латвия, Москва, Полесье, санскрит, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments