alikhanov (alikhanov) wrote,
alikhanov
alikhanov

1975 г. - "Арка", 23-27.

23.
***
Стука дверь в России ждут -
Даром не прошла наука,
И в предвосхищеньи стука,
Снова рукописи жгут.

Никого я не виню -
Текстам нет под солнцем места.
В ожидании ареста
Пушкин их предаст огню.

Кто-то смог предостеречь,
Что нагрянут, отобедав,
И успеет Грибоедов
Письма и записки сжечь.

Хлебников, прищуря взор,
Что-то в степь ночную скажет,
Наволочку вдруг развяжет,
Вытряхнет стихи в костер.

читать

24.

***
Перед забором, до проходной,
Слышится голос, может быть, мой.

А за забором сотни людей -
Сборка идет боевых кораблей.

История написания - http://alikhanov.livejournal.com/369084.html


25. МЕРТВАЯ ДОРОГА

На тундру с возмущеньем гаркну,
Как море, высеку ее:
От Салехарда на Игарку
Негодование мое
Помчится вдаль по рельсам ржавым
И рухнет с первого моста.
Моя великая лержава
Опять невинная и чиста.
Ее бетонная столица
Полна бессмысленных гостей,
Но дольше всех ее путей
Вот этот рабский путь продлится,
Длинною в сорок рабских лет,
И для него забвенья нет.

От кабинетных разговоров,
Среди холуйской суеты,
До этих гибельных просторов,
Сквозь дали вечной мерзлоты,
Была проложена дорога.
По этим рельсам никогда
Не проходили поезда.
Людей, людей прошло здесь много -
Они ушли в морозный ад
И не пришел никто назад...

Тюмень- Сургут -Тобольск


Стихотворение это впервые опубликовано в однотомнике "Блаженство бега" - в главке
"Зарубки загубленного времени"


В Тюменьском крае подобных дорог было построено девять.

Агитационную Делегацию журнала "Юность" - в составе которой был и я, - встретили в Тюмене на аэродроме - и вертолетом мы вскоре полетели в Сургут.

На аэродроме же меня, видимо, приняли за охранника Бориса Полевого, и посадили в "Волгу" начальника, остальные члены делегации поехали на автобусе.

Борис Полевой и начальник сидели на заднем сидении"Волги", а я сел рядом с шофером.

Тогда по "Фитилю" - по кино-журналу о социалистических недостатках, который выходил под редакцией самого Михалкова (отца) прошел сюжет о строительстве дороги к Самотлорскому месторождению.
Вот, мол, строится новая автомобильная "бетонка", но медленно, тормозит стройку века.
А рядом уже проложена, уже есть железная дорога, которая почему-то не восстанавливается.

Борис Полевой тут и спросил его, начальника:
- Ну как, восстанавливаете железную дорогу?
- Да это невозможно сделать, это мертвая дорога - вся в плавунах, лучше новую построить, -
сказал начальник строительства Самотлора Борису Полевому.
(Я впервые услышал это жуткое название именно тогда, в этой "Волге")
- А сколько-то их у тебя всего в крае проложено? - спросил Борис Полевой.
Начальник и назвал цифру...

Самоя длинная из таких мертвых дорог "Салехард-Игарка".
В 90-х годах в "МК" был с фотографиями репортаж на полосу, теперь же - полно ссылок на поисковиках


26.

***
Татьяне Смирновой

А на лице прекрасном и опавшем
Избранничества блеклые черты -
Безвинно уничтоженным и павшим
В безвестности не дашь исчезнуть ты.

Молчание - потворство злодеяньям.
Лишь музыка твоя одна навзрыд -
Твой реквием всеобщим покаяньем,
Как колокол над Угличем, звучит.

27.

***
Я в Ростове-на-Дону
Знаю девушку одну.

Ей одной во всей стране
Все известно ото мне.

Все, что ей теперь известно
Было, вроде, интересно -

Бескорыстный интерес
Стал корыстным и исчез...

Леселидзе
Tags: 1975 г., Юность, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments