Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Князь Иван Ратишвили - спаситель сокровищ Зимнего дворца.

В книге "Дней минувших анекдоты" Иван Иванович Алиханов -
вся книга здесь -
http://coollib.com/b/273642/read
мой отец пишет
http://alikhanov.livejournal.com/571961.html -

"Летом в Заречье приезжала из Тбилиси дочь Александра Яковлевича Тамара с мужем Гиви Ратишвили.
Оба они были прекрасными людьми. Тамара, как и ее брат, была писанная красавица с правильными чертами, добрыми карими глазами и роскошными вьющимися темно-каштановыми волосами.
Гиви был потомок дворян и князей (со стороны матери, урожденной Ратиевой), постоянно ироничный, обожавший шутки и розыгрыши, что часто раздражало Тамару, особенно когда это касалось ее родственников.

Тамара считала, что приобщение к фамилии Эгнаташвили должно было льстить самолюбию Гиви. Он же добродушно вышучивал ее фанаберию, и говорит, что это она, простолюдинка стала дворянкой благодаря браку с ним; - подобные пикирования порой приводили к ссорам.

Конечно, у Гиви Ратишвили было значительно больше оснований гордиться своей родословной.
Среди его родственников было немало просветителей и выдающихся людей. Один из его дальних родственников князь Ратиев, был женат на светлейшей княгине, фрейлине императрицы Александры Федоровны, правнучке предпоследнего царя Грузии Ираклия II, Эке Грузинской.
Князь Ратиев был комендантом Зимнего дворца в дни Октябрьской революции. За то, что князь не допустил разграбления Эрмитажа восставшими рабочими, он получил от большевиков благодарность, опубликованную за подписью Зиновьева в газете «Правда»!
(оказалось, что за подписью самого тов. Ленина!)

Как это удалось князю Ратиеву, рассказал мне недавно ныне здравствующий 92-летний профессор, хирург, его двоюродный брат Габриель Иосифович Ратишвили, который во время Октябрьской революции учился в военно-медицинской академии в Петрограде:

«25 октября была в городе стрельба. Я волновался, но не пошел в Зимний дворец. 26-го я пришел туда повидаться с Иваном Дмитриевичем.

Он мне сказал: «Габо, ты знаешь, вчера я чуть не погиб. Сижу я у себя в комнате и вдруг слышу шум на иорданской лестнице. Выхожу, и что я вижу? По лестнице поднимается чернь. А у меня никакого оружия. Только шпоры... Что делать? Я топнул ногой и закричал: «Мерзавцы! Вон отсюда!» Представляешь, они ушли. А ведь могли... Ведь у меня не было никакого оружия - только шпоры. Вчера я чудом спасся».

Такой вот удивительный факт.

Иван Дмитриевич Ратиев умер несколько лет назад глубоким стариком в Тбилиси. За его подвиг коммунисты дали ему возможность умереть собственной смертью. Незадолго перед кончиной у него побывал репортер молодежной газеты. В статье об Иване Дмитриевиче было написано, что в квартире гостеприимного хозяина никогда не закрываются двери. Это было чистейшей правдой, ибо князь Ратиев жил в проходной комнате.
Приезд Тамары и Гиви был для всех праздником, особенно для Александра Яковлевича, который души не чаял в их сыне, маленьком Гураме. Празднуя это событие, прежде чем выпить за здоровье своего внука, он неизменно требовал, чтобы Тамара принесла его, и опускал его маленькую пипульку в свой бокал.
Став работником НКГБ, Александр Яковлевич выписал из Фороса бывшего работника своего винного склада Колю Ардгомелашвили, который к тому научился управлять автомобилем. Коля стал личным шофером моего отчима - сидел за рулем персонального «Кадиллака».
здесь фотография этого автомобиля -http://alikhanov.livejournal.com/571815.html

Сестрой-хозяйкой Александр Яковлевич назначил мою няню Настю, которая в свое время еще в Тифлисе - присматривала за моим дядей Костей – профессором музыки.

Грикул и Коля получили какие-то кагебистские звания, после чего Грикул неизменно носил на животе кобуру с пистолетом. Александр Яковлевич привечал людей, верных ему. Не захотел он расстаться и со своим хозяйством, находя время для посещения фермы и парников. Он даже не назначил себе заместителя, а всегда сам наблюдал и заботился об обширном хозяйстве.
Пригретый сталинским солнцем оазис я покинул в 1941 году, в январе.
Когда я вернулся после окончания войны в Москву, над семьей Эгнаташвили начинали сгущаться сумерки, а когда «солнце» погасло, чуть не случилась ночь. Но об этом после..."


Вот об этом чудесном спасении сокровищ Зимнего дворца в wikipedia -

"В 1917 году И. Д. Ратишвили занимал пост помощника начальника дворцового управления Зимнего дворца. 25 октября, когда все руководители министерства двора в панике бежали, он единственный своего поста не бросил, понимая, что надо сохранить для народа, для потомства огромные ценности, сосредоточенные во дворце. Под его руководством гренадеры охраны снесли все наиболее ценное в сейфы подвального помещения. У сокровищницы, о местонахождении которой во дворце мало кому было известно и где хранились, среди прочего, атрибуты царской власти - скипетр со знаменитым бриллиантом Орлова в 185 карат, императорские корона и держава, он поставил для охраны своего 16-летнего сына и двоих самых надежных гренадеров. Когда во дворец ворвались штурмующие отряды, Иван Дмитриевич установил контакт с Антоновым-Овсеенко. Солдаты и матросы с удивлением посматривали на статного полковника, осмелившегося здесь остаться, свободно ориентировавшегося в бесконечных залах и коридорах. Участники штурма и гренадеры рассказали о благородных и патриотических действиях полковника..."


http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%B0%D1%82%D0%B8%D0%B5%D0%B2,_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%94%D0%BC%D0%B8%D1%82%D1%80%D0%B8%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87


http://www.nkj.ru/archive/articles/9735/
Цитата из "Известий ЦИК и Петроградского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов" от 5 ноября 1917 года:

" Выражаю искреннюю благодарность пом. нач. дворц. управления кн. И. Д. Ратиеву за самоотверженную защиту и охранение народных сокровищ в ночь с 25 на 26 октября... Присвоить ему, как лицу, отвечающему за целость дворца, имущества и всех художественно -исторических ценностей, полномочия главного коменданта Зимнего дворца и всех госуд. дворцов и музеев Петроградского района...".
Владимир Ульянов (Ленин).



С тетей Тамарой ее мужем Гиви и ее братом дядей Бичико я ( - автор этой заметки) много раз общался в Москве
в 1961-63 годах когда приезжал в Москву на сборы или вместе с отцом в гости - и в 1969 году, когда поступал в аспирантуру ГЦОЛИФК.

Тетя Тамара с мужем к тому времени давно переехали из Тбилиси в Москву - уступив свою квартиру на проспекте Руставели нашей семье.
В Москве они жили в доме где ресторан "Арагви" - напротив Моссовета.

В ней - в этой московской квартире - мой отец узнал о смерти брата и матери.

Тетя Тамара и дядя Бичико были сводными сестрой и братом моего отца, и очень дружили - так они были воспитаны Александром Яковлевичем Эгнаташвили - мужем моей бабушки.

(Фильм - "На качелях власти" о судьбе Лилли Германовны Алихановой-Эгнаташвили -моей бабушке
http://doc-filmik.net/news/na_kacheljakh_vlasti_propavshie_zheny_2011/2011-09-07-1664 - с 20-ой минуты)

Ко мне же и тетя Тамара, и особенно дядя Бичико относились просто по-отечески.

Когда я был летом на сборах в Москве в 1963 году и мы готовились к Юношеской Спартакиады народов СССР, наша команда жила в школе возле метро Красносельская, а тренировались мы на волейбольных площадках Лужников.

Однажды дядя Бичико приехал и просмотрел всю нашу тренировку, сидя на длинной спортивной скамейке.
И потом дядя Бичико долго со мной говорил, и велел приезжать к нему если что-нибудь случится -
этот разговор и его доброе отношение меня очень тогда поразили.

Работал дядя Бичико в Колонном зале Дома союзов - в "СовПрофе" - я у него там тоже бывал - вход был не с фасада, а с Георгиевского переулка - с тыльной стороны - и само место работы было на третьем или на четвертом этаже.

А до этого дядя Бичико - как пишет отец - много лет был руководителем охраны Шверника.

Когда я поступал в аспирантуру, и у меня возникли некоторые проблемы - я поехал к нему в гости - он жил в Большом Сером доме на набережной.
А женой дяди Бичико было дочка комиссара Чапаевского дивизии - их же дочка тогда как раз выходила замуж.
Я познакомился и с дочкой и ее женихом.
Советы же дяди Бичико мне помогли, и в аспирантуру по волейболу я так-таки поступил.

Вскоре дядя Бичико оставил и жену и дочку в Москве, а сам переехал жить в Тбилиси, и стал там директором нового Тбилисского Дворца спорта.

И всегда дядя Бичико давал мне билеты на баскетбол - а тогда на матчи Тбилисского "Динамо" и ЦСКА попасть было непросто.

Сын тети Тамары и Гиви Ратишвили - Гурам или Гурик - как звали его в семье - в восьмидесятых годах обменял квартиру и переехал жить в Тбилиси.
Гурик занимался борьбой - пошел по следам своего деда Александра Яковлевича - в молодости бывшего цирковым борцом - и моего отца - спортивного ученого и тренера.
Впоследствии Гурик стал Завкафедрой борьбы Тбилисского института физкультуры, сменив на этом посту моего отца.

IMG_1449
Вечеринка-муждусобойчик на Кафедры борьбы Грузинского института физкультуры 1987 или 1988 год. Мой отец И.И. Алиханов сидит слева крайний, Гурик - сын его сводной сестры Тамары - стоит второй справа.

Вторая слева стоит Лариса - всю жизнь она проработала на кафедре борьбы лаборанткой и стала судьей Всесоюзной категории по борьбе - так как всегда вела всю документацию соревнований - включая Международный Турнир в Тбилиси - во всем видам борьбы.
"Согретые сталинским солнцем... - глава из книги Ивана Алиханова "Дней минувших анекдоты" -
http://alikhanov.livejournal.com/571815.html
http://alikhanov.livejournal.com/571961.html

Александр Межиров, Игорь Шкляревский, Эмиль, Устрица, Суринян - 1977 год, Дом Архитекторов

IMG_4198
Сидят слева -направо Игорь Шкляревский, Александр Межиров, Устрица, стоят слева-направо Маслов, Суринян, Эмиль, неизвестный - 1977 год, Дом Архитекторов.

"На нем играли мастера
Митасов и Ашот,
Эмиль закручивал шара,
Который не идет…"

Александр Межиров

смотреть Collapse )

Молебен на Пушкинской площади о возрождении Страстного монастыря -фотографии.

IMG_3254
Настоятель храма Успения Пресвятой Богородицы в Путинках протоиерей Алексий Гомонов ведет Молебен на Пушкинской площади о возрождении Страстного монастыря.
смотреть Collapse )

В бильярдной Дома Архитекторов -1976 год.

шаровня

Ваш покорный слуга второй слева от Драненко, который целится по шару.

"Бильярдная скоро откроется, скоро!.." -
http://alikhanov.livejournal.com/855676.html

"Клубничное время" - Главка о бильярде -
http://alikhanov.livejournal.com/747636.html

"Гон" - глава с эпизодом в бильярдой - http://alikhanov.livejournal.com/747814.html

"Гон" - конец главы с эпизодом в бильярдой -
http://alikhanov.livejournal.com/748280.html

Князь Иван Дмитриевич Ратишвили спас от разграбления "Зимний дворец".

В книге "Дней минувших анекдоты" мой отец пишет -
http://alikhanov.livejournal.com/571961.html -

"Летом в Заречье приезжала из Тбилиси дочь Александра Яковлевича Тамара с мужем Гиви Ратишвили.
Оба они были прекрасными людьми. Тамара, как и ее брат, была писанная красавица с правильными чертами, добрыми карими глазами и роскошными вьющимися темно-каштановыми волосами.
Гиви был потомок дворян и князей (со стороны матери, урожденной Ратиевой), постоянно ироничный, обожавший шутки и розыгрыши, что часто раздражало Тамару, особенно когда это касалось ее родственников.

Тамара считала, что приобщение к фамилии Эгнаташвили должно было льстить самолюбию Гиви. Он же добродушно вышучивал ее фанаберию, и говорит, что это она, простолюдинка стала дворянкой благодаря браку с ним; - подобные пикирования порой приводили к ссорам.

Конечно, у Гиви Ратишвили было значительно больше оснований гордиться своей родословной.
Среди его родственников было немало просветителей и выдающихся людей. Один из его дальних родственников князь Ратиев, был женат на светлейшей княгине, фрейлине императрицы Александры Федоровны, правнучке предпоследнего царя Грузии Ираклия II, Эке Грузинской.
Князь Ратиев был комендантом Зимнего дворца в дни Октябрьской революции. За то, что князь не допустил разграбления Эрмитажа восставшими рабочими, он получил от большевиков благодарность, опубликованную за подписью Зиновьева в газете «Правда»!
(оказалось, что за подписью самого Ленина!)

Как это удалось князю Ратиеву, рассказал мне недавно ныне здравствующий 92-летний профессор, хирург, его двоюродный брат Габриель Иосифович Ратишвили, который во время Октябрьской революции учился в военно-медицинской академии в Петрограде:

«25 октября была в городе стрельба. Я волновался, но не пошел в Зимний дворец. 26-го я пришел туда повидаться с Иваном Дмитриевичем.
читать Collapse )

"Дней минувших анекдоты..." - Иван Алиханов - Город моего детства

Глава 5

Город моего детства


...Любовь к родному пепелищу

Любовь к отеческим гробам.

А. С. Пушкин



Небольшой, веселый, гостеприимный, поистине интернациональный город моего детства, очень любимый и родной. Таким три четверти века тому назад был для меня Тифлис… (фото 37- 48)
В 1793 году скопец Ага Магометхан последним из многочисленных завоевателей напал и разорил город. Лет 30 спустя, по описанию А. С. Грибоедова, собственно город Кала (крепость) представлялся окруженным полуразрушенной стеной, прилегавшим к крепости амфитеатром с узкими улочками, домами с плоскими крышами, на которых обыватели проводили в подходящую погоду вечерний досуг.
К востоку от Кала, на левом берегу Куры, стоял, как и сейчас стоит Метехский замок, а за ним небольшое предместье Авлабар – сохранились фото старого Тифлиса.
В северной части Тифлиса находился обнесенный высокой крепостной стеной Ванский собор, а западная — по обе стороны ущелья речки Сололак уже динамично застраивалась правительственными зданиями и европейского типа домами состоятельных лиц, преимущественно армянами.
В мое время, т. е. примерно через сто лет, Кала превратился в один из районов города Тифлиса и занимал, наверное, лишь одну десятую его территории, но именно здесь сохранился древний многонациональный удивительный колорит, который излучают фотографии старого Тифлиса. Почти каждый житель старого города умел объясняться на четырех совершенно не похожих языках — русском, грузинском, армянском и персидском. Только здесь мог родиться Саят-Нова, сочинявший и распевавший песни «баяти» на трех восточных языках. Однако, каждая этническая группа в Кала проживала относительно компактно. Тюрки (по-нынешнему — азербайджанцы) жили в Сеидабаде (ныне Абанотубани — район бань). Здесь были мечети с минаретами (одна из мечетей, разукрашенная голубыми изразцами, подлинный шедевр восточного архитектурного искусства стоит и по сей день), персидское кладбище, от которого осталось только захоронение Мирза Фатали Ахундова, писателя, у которого Лермонтов обучался персидскому. Больше всего мне нравились чайханы, куда мы заходили иной раз после бани полакомиться люля-кебабом, и расточавшим аромат жареного бараньего жира, засыпанного мелко нарезанным репчатым луком и порошком сухого барбариса — «тутубом». Люля-кебаб надо было есть, заворачивая в тонкий лаваш, и запивать крепким чаем вприкуску. В каждой чайхане обычно играл квартет «сазандари».
читать Collapse )

Иван Алиханов - "Дней минувших анекдоты" - Тифлис

Глава 5

Город моего детства


...Любовь к родному пепелищу
Любовь к отеческим гробам.
А. Пушкин


Небольшой, веселый, гостеприимный, поистине интернациональный город моего детства, очень любимый и родной. Таким три четверти века тому назад был для меня Тифлис… (фото 37- 48)

Фото 37  Майдан и Метехский замок

Фото 38       Армянский собор и  Михайловский мост, мельницы
10 фото и читать Collapse )