Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

"В тени времен и честность, и обман..."

In Work
За стихами 1979 год.



***
Всезнайка век со скул воротит зев:
Нам разрешили жизнь вместить в припев -
И ради денег, и чтоб стать сюжетом,
И чтоб тебе дорожкой звуковой
Дойти до всех экранов, стать звездой,
И только запретили петь при этом.

2012.


***
Снова время свернулось, как кокон,
И повисло над стылой водой.
Как в пространстве морозном, жестоком,
Сохраниться, остаться собой?

Перелетной судьбою высокой
Не успел улететь в синеве, -
Прячься в стужу, под жухлой осокой,
В продуваемой, падшей листве...

Пережить невозможно морозы,
Можно только переумереть -
По весне и шмели, и стрекозы
Появились - и сразу лететь!

2003-2012 г.


* * *
Когда держава принимает
Своих юродивых всерьез -
Такое раз в сто лет бывает! -
До дел доходит от угроз.

Под корень! разберутся круто,
Самим себе подав пример,
Вдруг изведут обэриутов
Энтузиасты СССР.

Прочь вражеское разночтенье,
Даешь! - вот Родины призыв!
Ведет нас пафос построенья
На повышение в разы!

И скоро будущее будет,
Когда к станку спешишь с утра,
Когда в стране "такие люди"
Осваивают Севера!

2012 г.


***
Вновь продерусь, пройду поднявшийся подлесок,
Нигде тропинок нет, поляны заросли.
Начнешь кружить, плутать, не встретишь даже беса, -
Следы его копыт горят из-под земли.

Бес был бы тут как тут, и рад бы всех попутать, -
Кому казать соблазн и отмерять грехи?
А был бы люд честной, была б молва, да смута, -
А тут чертополох, крапива, лопухи…

2012 г.


КАЛИГУЛА

В Трастивере еще остался сад...
На Форуме храм ко дворцу теснятся,
Своей охраны он устал бояться, -
И вновь, собой любующийся взгляд,

Уходит в зеркала, вот он проникся,
Безумием - затылок сдал назад,
И поспешил - сквозь переход и в ад -
Где струи Тибра тонут в водах Стикса....

2012 г.


* * *
В тени руин, вдоль Колизея,
Вновь ежегодный Папский ход,
Тщету и милосердье сея,
Молясь, торжественно бредет, -

Триумф, справляемый смиреньем
Самопожертвенных побед -
Христианских мучеников тени
Прозрачный излучают свет...

Сам Папа, в одеянье броском,
Вдоль серой пропасти стены,
Шажками, скрипом стариковским
Стирает римские следы...

2012 г.

***
Пустырь, и пыль, и не осталось кровли -
В тени времен и честность, и обман:
Базилика – античный храм торговли,
Стал прахом Константина истукан -

Здесь в Риме на втором, далеком стуле
Он восседал насуплено и зло, -
Ступня, и перст, и грозное чело
Ни разу проходимцев не вспугнули.

Наталья Константиновна Орловская - мемориальная доска.

IMG_1508
Наталья Константиновна Орловская - доктор филологии, профессор Грузинского Университета. Работает и сейчас - в 91 год!
http://alikhanov.livejournal.com/317457.html

Просьба молитв о упокоении р. Б. Наталии -
http://alikhanov.livejournal.com/960920.html


Мой друг Ираклий Якобашвили прислал видео и фото, посвященные Мемориальной доске, открытой в Тбилиси на доме где жила
Наталья Константиновна Орловская - доктор филологии, профессор Грузинского Университета.
Тетя Наташа была моей троюродной сестрой и воспитательницей.
В этом ее доме она занималась со мной с 10-ти летнего моего возраста до 14 лет - с тех пор я стал фанатичным волейболистом, и занялся тренировками.

Фотографии Ираклия показывают весь путь, который я прошел сотни и сотни раз -
от дома где жила наша семья на проспекте Руставели до дома где жила тетя Наташа.
Я очень растроган драгоценным подарком Ираклия.


Наталья Константиновна Орловская - мемориальная доска.
Двор в котором жила тетя Наташа.
Тбилиси ул. Сулхан -Саба, 6.

Фотографии -

IMG_0732
Наталья Константиновна Орловская - мемориальная доска.

IMG_0730
смотреть Collapse )

"Тифлисские антики" - Из книги Ивана Алиханова "Дней минувших анекдоты"

Из книги Ивана Алиханова "Дней минувших анекдоты"
полная оцифровка http://coollib.com/b/273642/read

Глава 3 Тифлисские антики


После нашего вынужденного переселения в квартиру персидского посланника наш дом затих. Куда-то подевались многочисленные визитеры, заполнявшие когда-то гостиную и столовую, где во время чаепития за большим столом с самоваром продолжались споры - с какой масти следовало ходить, и нужно ли было объявлять малый шлем в пиках... Пропали и веселые итальянцы, братья Фредерико и Джиджино. Кончились и домашние концерты, так как наш роскошный рояль «Бехштейн» понравился Нине Берия и был ею экспроприирован.

Ежедневно продолжала свои визиты тетя Аннета, которую отец иронически называл «дежурной». Она считала своим семейным долгом воспитывать нас с братом. Водрузив на тонкий нос пенсне, и облизывая сохнувшие губы, она подолгу читала нам «Тараса Бульбу», «Вечера на хуторе близ Диканьки»... Благодаря тете Анне я на всю жизнь стал прилежным читателем и особенно полюбил Гоголя, Щедрина, Пушкина и вообще русскую литературу.
Продолжали приходить к нам лишь немногие друзья и знакомые, которых я бы назвал «Антики старого Тифлиса». О них пойдет речь.
Наиболее близким отцу человеком и его постоянным партнером по нардам был бородатый брюнет небольшого роста, обедневший телавский обыватель Гаспар Егорович Татузов. Он был известным в городе острословом и выдумщиком (как «Абуталиб» Расула Гамзатова, высказывания которого разносились по всем аулам).

Гаспар Егорович, например, составил реестр тифлисских дураков и определил им порядковые номера. Если в обществе появлялся кто-либо из числа «ордена дураков», Гаспар, незаметно для него, растопыренными пальцами, приложенными к щеке, показывал присутствующим гостям «номер» пришельца. Эта выдумка долгое время поила и кормила Гаспара Егоровича. Каждый потенциальный дурак старался заручиться его добрым расположением, чтобы, не дай, бог, не попасть в позорный список.

Еще Гаспар Егорович делил дураков на зимних и летних. Если к вам домой приходил «зимний» дурак, то его можно было определить только после того, как он снимал в прихожей палку, калоши, пальто и шляпу. «Летнему» дураку не было необходимости разоблачаться, сразу было видно, что это пришел дурак.

047
Сазандари любителей.
3-я глава, 4-я глава и 9 фотографий Collapse )

"Во глубине холста..." - стихи 1987 года.

img

ВОЛЬНАЯ ИСПАНИЯ
(Горная вершина на Кавказе -на панораме вторая слева под № 15)

Нет, не флаги белые* - ореол названия
Вижу над горой.
«Вольная Испания», вольная Испания -
Мы опять с тобой!

Зубы и признания на допросах выбили,
Но года летят.
Пропадая без вести, вовсе мы не выбыли
Из Интербригад!

Мы пройдем по площади вслед за пионерами,
В сердце горн звучит.
Вся страна в волнении - что за Пиренеями,
Как дела, Мадрид?

Как дела на западе, как дела на севере,
На востоке как?
И бойцы в расщелине вновь вздохнут о клевере
Между двух атак.


* «Белые флаги» - снежные сдувы со склонов гор.
Москва - первые две строфы,
вторые две строфы - Леселидзе.


***
Все залы во дворце в цветных шелках -
Насыщенно небесных, желтых, красных.
Два дня я рыскал в поисках напрасных
По магазинам - все держал в руках
Линялые еще до стирки шмотки,
Невыносимо блеклые колготки.

А надо было накупить цветных,
Чтоб по весне, как джинсы сменит юбка,
Шла, щеголяя ножками, голубка
В подарках ослепительных моих!..

Как бы ни так, или ни тут то было,
На - выкуси, - есть в языке сполна
Подобных выражений, и язвила
Мне жизнь сама, бесцветна и грязна...

Петергоф.



ПОСЛЕ СЕВЕРНОЙ ВОЙНЫ

Сожмет виски бессонной крови шум,
Но мысль не вырвется из круга -
Приходит раньше имени на ум
Порядок цифр - вызваниваю друга.

Ты позвонишь, я на экран нажму,
А это значит - я еще не помер.
Покажется порой, мне самому
Пожизненно присвоен только номер.

А ветер донесет до нас с тобой
Не голоса - вибрации мембраны,
И сервисы эпохи цифровой
Врачуют нашей мнительности раны...

А Петр был занят Северной войной.

Монарха то и дело беспокоя,
Ночами офицеры и гонцы,
Мешая спать, слонялись по покоям.

Казарменный порядок во дворцы
Ввел Петр.
Дал нумерацию постелям
И запретил их без толку менять...

На цифры не пристало нам пенять -
Судьбу петровых слуг и мы разделим.

http://alikhanov.livejournal.com/890694.html


***
Поднялись бы Державина власы,
Когда б услышал он такие речи:
"Как дам раза - просыплешься в трусы".
Кто наши души исподволь калечит?

Когда закостенелым языком
Казарменные подпирают своды,
Я слышу в разговорчике твоем
Нелепое поветрие свободы.



* * *
Какое множество романов
О Первой мировой:
Вот среди унтеров-болванов
Простецкий парень с хитрецой.

А вот герой читает сводки,
И не дождавшись перемен,
Бежит в Швейцарию на лодке,
Которую дает бармен.

А вот песереди Европы
Несчастный паренек лежит,
Сдает, потом берет окопы
И будет, наконец, убит.

А вот проснувшись спозаранку,
Туман увидев за окном,
Вновь офицер бредет по замку
И размышляет о былом.

Все утешенья бесполезны,
Когда распалось бытие, -
Война разверзлась, словно бездна,
И все провалится в нее...

Тбилиси.
Романы -
“Приключения Бравого солдата Швейка”
“Возвращение в Брайсхед”
“На Запвдном фронте без перемен”
“Прощай, оружие”
“Август 14-го”.




* * *
Мне снится волейбол и восходящий мяч,
Я прыгаю за ним, а мяч уходит в небо...




ВО ГЛУБИНЕ ХОЛСТА...

Истопник и бомжиха забрались в мою мастерскую,
подобрали ключи, выдавили окно.
Я за ними слежу, мешать не рискую -
они краски кладут на полотно.

Не ходили в учениках, не были самоучками,
Заранее все знают назубок.
Кроссовки пришлепнуты липучками,
как пространство - мазками наискосок.

Нет азбучных истин,
никто не оробел -
что выходит из-под кисти,
тем и заполняйте пробел.

Я бы прогнал их без всяких,
но они заявились неспроста:
если уйдут - сразу иссякнет
существующее во глубине холста.

(в поезде из Ленинграда)





* * *
Руины рода...
Голос подам из-под обломков, -
С обидою на предков, с надеждой на потомков.
Нелепо то и это,
И голос без ответа.

(Аким Салбиев - актер много раз игравший роль Пушкина в кино и режиссер - вышел и прочел это стихотворение на моем авторском вечер в ЦДЛ в 1990 году - чем меня очень поразил - мы предварительно об этом не договаривались - как это обычно бывает.)





* * *
С душой открытой говори,
Слова становятся судьбой. -
Но главное - чтоб словари
Все время были под рукой.

Всегда святое ремесло
Должно даваться тяжело.
А строчку тотчас запиши
С крылатой легкостью души…

Это стихотворение опубликовано в “Литературной газете” в 2005 году.



* * *
Не делай вид, что изменился ты -
Годами унижений, суеты,
Твоя душа давно сформировалась,
И недоверье в кровь твою впиталось.

Свобода бесконечно запоздала,
Когда она ни с самого начала…



* * *
Где дом стоял - нет больше ничего.
Но строить стены не начну сначала,
Хоть землю жаль, и деда моего,
Зарытого у Беломорканала.

По воле было, стало по судьбе.
След заметен великой круговертью.
И дом бы рухнул сам бы по себе,
И дед бы умер собственною смертью.

Что было внове - стало вдруг старо,
Когда ж околемались недобитки,
И стали жить, да наживать добро,
И внуки оказались не в убытке.

И вот мы прикатили по лугам -
Старухи в деревеньке встрепенулись:
"- Гляди-ка, раскулаченные к нам
На "Жигулях" вернулись..."

1980-1987 гг.

- Кто вы? - спросили старушки.
Я ответил:
- Анны Горемычкиной внуки. А дом-то наш где?
- А, раскулаченные вернулись - определились они, - вон там стоял, - указали, и продолжили разговор между собой.

На месте дома моего деда, среди травы, виднелись развалины.
(Стихотворение писалось 7 лет.)

http://alikhanov.livejournal.com/340354.html




* * *
- Жигарев! Саша! Я уже здесь!
Брось ты высматривать лица в потоке.
Раз уж в эфир мы сумели пролезть,
Значит не зря обивали пороги.

Что я несу?! На язык мне типун!
То, что ты умер - не помню, хоть тресни...
Ты же все время шел на тягун,
Сердцем своим педалируя песни.

Тают в эфире наши следы.
Душу вложил ты в радиоволны.
Пусть хоть припев долетит до звезды,
Неунывающей глупости полный.

В этот расхристанный шум бытия
Мы ненадолго сумели вписаться...

"Жигарев! Саша! Это же я!" -
Надо же снова так обознаться...

* тягун - подъем на языке велогонщиков.


***
Сломало вихрем тополь во дворе -
нет кроны и остался голый ствол,
и наша жизнь в том мае, в той поре
в том времени, где белый тополь цвел!

"Мы уходим в верховье..." -стихи 1983 года.






* * *
Я представлял себя героем,
И награжденье перед строем.
Я никогда не представлял,
Как на бегу бы я упал.
Не представлял себя убитым,
И наспех где-нибудь зарытым
В предместье пыльном городка,
С кровавой вмятиной виска.


Избранное журнала "Юность" -http://alikhanov.livejournal.com/512847.html

* * *
Не слишком дорогой ценой -
Ведь ты умнее всех! -
Осуществляешь путь земной
С расчетом на успех.
Тебе, конечно, повезет,
Добьешься своего, -
И оправдается расчет,
Но больше ничего.



* * *
Я прочищаю желоб дождевой,
Забитый прошлогоднюю листвой, -
Держу баланс на лестнице короткой.
А кто вчера посмел бы мне сказать,
Что я сегодня буду вытворять
Такие номера с метлой и щеткой?!
И сам я с удивлением слежу,
Как я по крыше радостно хожу -
И хочется взлететь или сорваться.
Ведь на земле - отсюда не видна -
Сегодня мной руководит она,
Пока не надоело ей смеяться...

Первая публикация в журнале “Юность”-
http://alikhanov.livejournal.com/512847.html


* * *
Ах, зачем я тебя полюбил,
И уйду, и опять я вернусь.
Только как бы я ни поступил
Все равно ошибусь.
Ты поешь, и играешь, и спишь,
Я верчу колесо суеты.
А имеет значение лишь
То, что делаешь ты.



* * *
Неужели ради хлеба,
Имени в людской молве
В звездное смотрю я небо,
Навзничь лежа на траве?
Жалких знаний астронома
Не хочу я обретать -
Будет вечно незнакомо
Свод небесный мне сиять...



* * *
Была пора отлета и над нами
Косяк за косяком летели гуси.
Казалось, что в сентябрьском небе
Остался только узкий коридор
Над нашим домом, лодкой и рекой.
Как-будто мы для птиц ориентиры...

Сояна.

http://alikhanov.livejournal.com/109897.html - фото,
http://alikhanov.livejournal.com/512847.html - журнал "Юность".


В МАГАЗИНЕ "ПОЛЬСКАЯ МОДА"

О, если б хоть один подобный взгляд,
Которым ты рассматриваешь платье,
Достался мне!.. Но, видимо, проклятье
На мне лежит, а в чем я виноват -
Семь тысяч лет все не могу понять я...



В БОРОВСКЕ

Жизнь закружилась легко и ловко,
Весь день-деньской.
Здесь продолжается массовка
По-над Протвой.

Над берегом советско-сладкий
Звучит мотив.
И вальс летил над танцплощадкой
Сквозь объектив.

Все в кадре молодо, красиво —
Глянь в окуляр!
А сбоку маковка просела,
Мир так же стар.

Всем улыбаться, чтоб в кадр пробиться
Наверняка!
И засияют на пленке лица
На все века...



* * *
Охотник без ружья, рыбак без снасти,
Охапку сена на ночлег несу,
И радуюсь, что нету этой страсти -
На ягодах я выживу в лесу.


Деревня Хлупин. На Припяти.


РАЗДВОЕНИЕ

Ты полусонно входишь в лифт, и едешь на этаж, -
В жилетах выбежал на бак буксирный экипаж!
Ты сетовал - еще вчера! - о зряшнем ходе дней -
Тебя к "Корабликам"* несет могучий Енисей!

*"Кораблики" острова посреди Енисея

***

Мимолетен сентябрь в Туруханском краю,
Осень длится едва ли неделю,
И пока добредёшь от причала к жилью,
Дождь сменяется мокрой метелью.

Приведет к магазину дощатый настил,
По грязи доберусь и до почты.
Каждый домик всем видом своим повторил
И рельеф, и неровности почвы.

Никогда не сказать на страницах письма
Этот ветер, что чувствуешь грудью.
Деревянные, низкие эти дома,
Обращенные к небу, к безлюдью...


***

Что же мне на севере, посреди реки,
Снятся телефонные, частые звонки?..
Под сияньем пристальным ледовитых звезд,
Все дела какие-то за пять тысяч верст.
Суета столичная, больше не трезвонь -
Я морошку-ягоду соберу в ладонь, -
Кедровый - чтобы шишки сбить! - разудалый звон,
И во сны мои придет шум таежных крон...



***

В музее "Вечной мерзлоты"
Все экспонаты неизменны -
Покрыты изморозью стены,
И льдом пронизаны пласты…

Вот, собственно, и весь музей -
Земля и вечный холод в ней.


Игарка.


***

Гей, Верещагино!
Свора голодных собак лает в тайгу.
Мы уходим в верховье.
Вот уже отблеск воды слепит глаза мне,
Желтые пятна наплыли на крайние избы,
Осени смутная грусть дымкой восходит...
Все отдаляется - глинистый берег пологий,
Темные срубы, поленицы, лодки,
Сети на кольях, бревна у самой реки...
Долго смотрю, и никто не посмотрит нам вслед.


Перевод на якутский язык - http://alikhanov.livejournal.com/236944.html


* * *
В просторах брошенной земли
Лишь шум дождей, да посвист ветра…
Где люди жили, да ушли
Растет крапива за два метра.

Идешь к деревне - и видны
Лишь провалившиеся крыши.
Средь обезлюдевшей страны
Крапива тянется все выше.

Крапива так мешала мне
Вдоль Енисея - да повсюду! -
Гвоздем царапать на стене:
"Я был, и здесь я буду, буду!.."



ЗА КЕДРАЧОМ

Третий увязал матрасник,
Шишки - лакомство тайги.
Колотом стучал, натряс их
Да промокли сапоги.

Тут всего минута ходу -
Дальше сами без меня.
И пошел я к теплоходу,
Доберусь средь бела дня.

Надо мною лес склонился.
Вдруг просел под шагом мох,
Тут же в яму я скатился -
Вылезешь - не будешь плох.

Глядь-поглядь: сторон четыре,
Енисей-то лишь в одной.
Зенки разошлись пошире -
А тайга стоит стеной...

Матери молитвы сбылись -
Не пропал среди страны -
Лиственницы расступились,
Я увидел валуны.

Не прошел я жизни мимо,
Не пришла еще пора:
Вон кораблик мой родимый -
Километра полтора...

НАДОМНИЦА

К занавешенным окнам садишься спиной, -
И, быть может, спасешь ты рассудок,
С кропотливым терпением нитью цветной
Повторяя нехитрый рисунок.
Здесь в прибежище тайном* ручного труда,
Где в подрамник сколочены доски,
Запах краски не выветрится никогда
Из твоей торопливой прически.
И от тяжкой медлительности ремесла,
И фактуры понурого плена,
Лишь одна быстрота твоих рук и спасла
Уходящий мирок гобелена...

Тбилиси

*работа "надомниц" - портних, вязальщиц, вышивальщиц и пр. в "совке" преследовалась.
События и поездки 1983 года.
Весной на три недели поехали на Сояну
В сентябре-октябре 1983 года работа агитатором в Красноярском параходстве
поездка по Енисею от Красноярска до Игарки и обратно.
Я был единственным агитатором на корабле “Коммунист” - выступал на плотах, перед экипажами буксиров, перед рабочими лесопилок, в домах культуры, даже перед заключенными в прибрежных зонах.
В Туруханске был в избе, где сидели в ссылке тов. Сталин и Спандарьян.
по Енисею уже шла шуга - мелкие льдинки.
А я все равно - каждый день! - как причалим к берегу, бегал вдоль Енисея, а потом бросался, и плавал в ледяной воде!
Незабываемая поездка!
В конце года полетел в Тбилиси - переводить стихи.
Стихи года -
“Я представлял себя героем…”
“Мимолетен сентябрь в Туруханском краю…”
“Гей, Верещагино! Свора голодных собак лает в тайгу…”

"Старший сын моего деда Константин родился в 1849 году..."















Константин Михайлович Алиханов - из книги Ивана Алиханова "Дней минувших анекдоты".

Старший сын моего деда Константин родился в 1849 году, учился музыке с 8 лет.
https://flic.kr/p/meHTRv
Четвертый справа-налево Константин. Иван (мой дед) - второй справа сидит, снимок 1876 года
Будучи студентом юридического факультета Петербургского университета, Константин продолжал и свое музыкальное образование. Вернувшись в Тифлис, он принял активное участие в создании музыкального училища. В качестве компаньонов он привлек еще двух музыкантов — певца Х. И. Саванели и хормейстера А. И. Мизандари.
В 1871 году они втроем основали первую в Грузии музыкальную школу, которая вскоре превратилась в подлинный очаг музыкальной культуры
https://flic.kr/p/meKUG3
В 1882 году в Петербурге организовалось Императорское музыкальное общество, и дядя Костя был избран в его первый директорат.
В 1898 году в Тифлисе началось строительство здания музыкального училища (будущей консерватории) с концертным залом на 300 мест. Приобретение участка и возведение здания обошлось в 45 тысяч рублей. Для зала надо было еще 16 тысяч, которые пожертвовал Константин Михайлович Алиханов.
Сохранился экземпляр книги с многочисленными фотографиями: «Торжество открытия и освящения концертного зала в новом здании Тифлисского отделения Императорского музыкального Общества в г. Тифлис 24 октября 1904 года».
Эта книга, представляет несомненный интерес для изучения музыкальной культуры Кавказа в начале двадцатого века.
Фото из книги И.И. Алиханова "Дней минувших анекдоты" -https://flic.kr/p/meKNcQ
https://flic.kr/p/meHWo4
Брат Императора -Великий Князь Константин -
https://flic.kr/p/meHXjH
первая страница - открытие консерватории -
https://flic.kr/p/meHY6T
Председатель Тифлиского отделения Императорского Музыкального общества - К.М.Алиханов
https://flic.kr/p/meJK9g
С 1886 по 1890 годы в Тифлис регулярно приезжал П. И. Чайковский. У него с моим дядей сложились дружеские отношения. В честь приезда Петра Ильича в Тифлис обычно проводился банкет в Ортачальском имении (район Тифлиса в нижнем течении реки Куры) моей тети Адельхановой.
П.И. Чайковский в гостях у Алихановых -
https://flic.kr/p/meJQa8
Дядя Костя при всей своей занятости предпринимательством, вел в музыкальном училище теорию музыки и класс фортепиано, а так же концертировал.
В первом десятилетии нового века музыкальное училище по составу преподавателей и по результатам работы становится настолько солидным учебным заведением, что К.М. Алиханов написал прошение в Российское Императорское музыкальное общество о присвоении училищу статуса консерватории. В присланной на его имя ответной телеграмме было выражено принципиальное согласие на открытие в 1915 году Тифлисской консерватории. Но началась война, а следом произошла и революция…
Накануне революции в Тифлис в последний раз приехал Федор Иванович Шаляпин. На банкете в его честь, где было поднято много тостов, Шаляпин в ответ произнес взволнованную речь, которую закончил патетическими словами: «Я рожден дважды: для жизни в Казани, для музыки — в Тифлисе».
Музыковеды М. Долинский и С.Чертог так описывают начало творческого пути Ф.И. Шаляпина:
«Весной 1892 года безработный девятнадцатилетний хорист приехал в Тифлис. Шаляпин голодал, не знал, где будет ночевать. Случайные выступления в увеселительных садах почти не давали денег. Первой обратила внимание на его замечательный голос Мария Григорьевна Измирова. Она подошла к Шаляпину после его выступления хора в саду на Михайловском проспекте и спросила:
- Откуда вы приехали?».
Федор ответил:
- Сначала накормили бы, а потом спрашивали.
Измирова потом рассказывала:
«Это был длинноногий парень, худой, нескладный. На нем были косоворотка и какие-то немыслимые брюки (которые он именовал «пьедесталами»). На голове почему-то соломенная шляпа — канотье с черной ленточкой. Дно шляпы было оторвано, держалось сзади на одной ниточке, при ходьбе и ветре поднималось вверх. Немало мы смеялись по поводу этой необыкновенной шляпы...».
Однако, положение по прежнему оставалось отчаянным. Шаляпин списался со старыми товарищами по сцене, которые устроили его в оперу Перовского в Казани на вторые роли. Новые тифлисские знакомые посоветовали ему перед отъездом еще раз попытать счастья — пойти к преподавателю пения в музыкальном училище Дмитрию Андреевичу Усатову, дававшему также и частные уроки.
Александр Григорьевич Рчеулов, тенор как раз занимался у Усатова. Он рассказывал, что появление Шаляпина вызвало удивление присутствующих: длинный, нескладный парень, в засаленной и затасканной одежде.
Однако, послушав пение Шаляпина, Усатов сказал, что будет заниматься с ним. Оставалось подумать, на что же ему жить.
В своей автобиографии Шаляпин вспоминает, что Усатов отправил его «к владельцу какой-то аптеки или аптекарского склада, человеку восточного типа» с письмом. Прочитав письмо, этот человек сказал, что будет давать десять рублей в месяц. И тут же выдал за два месяца вперед.
- А что же я за это должен делать? — робко спросил Федор.
— Ничего. Нужно учиться петь и получать от меня за это десять рублей в месяц.
Артист был поражен. Все это походило на сказку. В усатовской записке было сказано, что у Шаляпина удивительный, от природы поставленный голос, как это бывает только у итальянских певцов, что заниматься с ним он будет бесплатно, и что помочь этому молодому человеку - долг всех, кто любит искусство.
Шаляпин не знал тогда, что «человек восточного типа» был не простым владельцем аптекарских складов. Константин Михайлович Алиханов был воспитанником Петербургского университета и Петербургской консерватории по классу профессора Л. О. Лещетицкого, пианистом, музыкально-общественным деятелем.
Еще в 1873 году К.М. Алиханов открыл в Тифлисе первое музыкальное учебное заведение — курсы, которые были потом преобразованы в училище, а впоследствии в консерваторию. С конца семидесятых годов он больше десяти лет возглавлял тифлисское музыкальное училище. Алиханов был и одним из учредителей Тифлисского отделения Императорского музыкального общества. В начале девяностых годов Константин Михайлович занялся коммерцией. Живущая в Тбилиси родственница К.М.Алиханова - Н. К. Орловская сообщает, что он был управляющим Тифлисского коммерческого банка. Он так же был одним из основателей Кавказского товарищества торговли аптекарскими товарами, и оставался одним из директоров Тифлисского отделения Российского Императорского музыкального общества, и председателем кавказского общества поощрения изящных искусств. Все талантливое, что в области музыки нуждалось в финансовой помощи, получало его бескорыстную поддержку. Вот почему по просьбе Усатова К.М: Алиханов стал помогать начинающему певцу.
Шаляпин смог учиться у Усатова благодаря Алиханову— и это было единственное «учебное заведение», в котором великому певцу довелось заниматься.
О том, что дало Федору Ивановичу это обучение, рассказывала Мария Григорьевна Измирова:
«Усатов — изумительный человек, вкладывал в уроки всю свою душу, энергию. Он учил не просто пению, а искусству оперного певца. Сам все время подпевал на уроках, менял интонации при каждой фразе и даже отдельных словах, менял выражение лица, глаз, рта.
Усатов требовал от учеников выразительной мимики, искреннего переживания, учил, как надо менять выражение лица, положение губ при радости, горе. Он спрашивал нас: «Как вы думаете, имеем ли мы в жизни одинаковое выражение лица при радости и горе, при смехе и слезах?» Он утверждал, что мы должны быть на сцене такими же, как в жизни, что на сцене мы должны жить, а не только петь как заводные куклы. Он говорил, что если мы будем петь без переживаний, то, каким бы чудесным ни был звук, мы все равно никогда не будем артистами, а останемся ремесленниками. Усатов предлагал вдумываться в смысл каждой спетой фразы и давать точное и соответствующее выражение лица, глаз, губ. Он стремился создать из нас именно оперных артистов».
Но это была только одна сторона дела. Усатов понимал, что большим актером не может стать человек некультурный, малообразованный, даже просто плохо воспитанный. Усатов, вспоминает Измирова, просил свих учеников:
«Это простой, неотесанный парень с чудесным голосом. Это будущая знаменитость. Помогите мне отшлифовать его, возьмите его к себе в компанию, займитесь им...»
Измирова, Рчеулов и другие новые друзья Шаляпина не только учили его правилам «хорошего тона». С их помощью он с увлечением взялся за книги, особенно исторические; расспрашивал их обо всем, что ему было интересно или непонятно. Товарищи с удивлением замечали, как поражающе он восприимчив, какая ненасытная владеет им жажда знаний, как быстро преображается он и внешне, и внутренне. Федора приглашали в оперу, на симфонические концерты, в «Тифлисское артистическое общество», в «Кружок любителей квартетного и хорового пения», познакомили его с композиторами. С одним из них — Геннадием Осиповичем Коргановым — Федор подружился, и «Элегия» Корганова навсегда вошла в шаляпинский концертный репертуар…
25 лет спустя, – по приглашению Корганова - в ореоле всемирной славы Шаляпин опять приехал в Тифлис. На банкете в его честь великий артист произнес: «В самый тяжелый момент жизни, когда передо мной стоял вопрос продолжить учиться или навсегда бросить мысли о сцене, Усатов направил меня к Алиханову, который принял в моей судьбе горячее участие и дал возможность продолжить учебу».
Эти слова взволновали артиста, на его глаза набежали слезы».
Шаляпин подарил моему дяде фотографию с таким автографом: «Добрейшему Константину Михайловичу Алиханову от искренне благодарного Ф. Шаляпин 17.02.95 г.»
Оригинал этой фотографии
https://flic.kr/p/9WyJDd
В первой «Автобиографии» Шаляпина мой дядя упоминается как «невысокого роста с восточным обликом аптекарь». Такой явно недружелюбный пассаж имеет, оказывается, такую историю. Эту биографию Шаляпина написал пролетарский писатель Максим Горький, основоположник социалистического реализма. По теории «соцреализма» добрые дела буржуазии надлежало затушевывать, что и было сделано первым «товарищем писателем». Шаляпину эта «горьковская» биография не понравилась, и даже послужила причиной взаимного охлаждения Шаляпина с Горьким.
Сведения эти почерпнуты мной из беседы с творческой группой, которая собирается снимать Фильм «Шаляпин в Тифлисе».
В своих воспоминаниях, написанных уже собственноручно, Шаляпин сообщил: «если бы ни поддержка Алиханова, ни доброта Усатова, ни доброжелательность Корганова, ни теплота Измировой, Касмоева, Бебутова – я бы так и остался никому не известным хористом».
Добрые дела моего дяди Кости получили достойную оценку великого певца Ф.И. Шаляпина.

В настоящее время выставка "Промышленники и благотворители России" проходит в Санкт-Петербурге http://alikhanov.livejournal.com/880908.html
http://alikhanov.livejournal.com/880660.html
Предыдущие выставки -
http://alikhanov.livejournal.com/72801.html
http://alikhanov.livejournal.com/874416.html
http://alikhanov.livejournal.com/97798.html

Адмиралы Евгений и Михаил Беренсы и их двоюродный брат Гри-Гри Адельханов.

Адмиралы Евгений и Михаил Беренсы двоюродные братья Григория Григорьевича Адельханова (сына).
Они встречались, общались, вместе росли.
Их матери - родные сестры.
Кожевенный завод Адельханова, самое большое предприятие Тифлисской губернии, снабжавший русскую армию на Кавказа сапогами, седлами - и по численности порой превосходившую армию, воевавшую с Наполеоном - был местом работы отца Сталина, и единственным местом работы самого товарища Сталина в качестве пролетария.

IMG_9820
Фильм Н.С. Михалкова "Русские без России" - где часть "Моряки" посвящена транической судьбе русской эскадры под командованием Адмирала Михаила Андреевича Беренса.

Фильм на сотня сайтов в Сети - https://yandex.ru/search/?lr=213&msid=1472879477.95933.22890.1340&text=%D0%A4%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D0%BC%20%D0%9D.%D0%A1.%20%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%BB%D0%BA%D0%BE%D0%B2%D0%B0%20%22%D0%A0%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5%20%D0%B1%D0%B5%D0%B7%20%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8

http://online-kinopokaz.ru/load/istoricheskie/russkie_bez_rossii_2003_smotret_onlajn_besplatno/8-1-0-6698

Адмиралы Беренсы -
http://alikhanov.livejournal.com/tag/%D0%90%D0%B4%D0%BC%D0%B8%D1%80%D0%B0%D0%BB%D1%8B%20%D0%91%D0%B5%D1%80%D0%B5%D0%BD%D1%81%D1%8B

"Цвета крови" - видео-фильм о судьбе Братьев Беренсов
https://youtu.be/OpyPVp9G4QE

Алиханов3

ГригриА-24
Гри-Гри Адельханов.

Вполне вероятно, что когда Евгений Андреевич Беренс - старший штурман крейсера "Варяг", в составе героев крейсера, вернулся в Санкт-Петербург и встреча превратилась во всенародное празднество - двоюродные братья встречались в Санкт-Петербурге - Гри-Гри Адельханов как раз был в столице это время.

Фотография Е.А.Беренса с матерью Марией Михайловной была послана сестре Анне.
Несомненно и сестра Елена - мать Григория - тоже видела эту фотографию.
8
Надпись рукою Евгения Андреевича на фотографии - "Тете Аннете"

Поездки и стихи 1983 года

Весной на три недели поехали с Игорем Шкляревский на реку Сояну - на ход семги -http://alikhanov.livejournal.com/1297758.html.

В августе-сентябре - агитпоездка по Енисею от Красноярска до Игарки и обратно.
Я был единственным агитатором на корабле “Коммунист” - выступал на плотах, пред экипажами буксиров, перед рабочими лесопилок, в домах культуры, перед заключенными в прибрежных зонах.
В Туруханске был в избе, где сидели в ссылке товарищи Сталин, Спандарьян.

В конце сентября по Енисею уже шла шуга - мелкие льдинки.
А я все равно - каждый день! - как причалим к берегу, бегал вдоль Енисея, а потом бросался, и плавал в ледяной воде!
Незабываемая поездка!

В конце года полетел в Тбилиси - переводить стихи.

* * *
Я представлял себя героем,
И награжденье перед строем.
Я никогда не представлял,
Как на бегу бы я упал.
Не представлял себя убитым,
И наспех где-нибудь зарытым
В предместье пыльном городка,
С кровавой вмятиной виска.

Избранное журнала "Юность" за 25 лет издания начинается с этого стихотворения -http://alikhanov.livejournal.com/512847.html

* * *
Я прочищаю желоб дождевой,
Забитый прошлогоднюю листвой, -
Держу баланс на лестнице короткой.
А кто вчера посмел бы мне сказать,
Что я сегодня буду вытворять
Такие номера с метлой и щеткой?!

И сам я с удивлением слежу,
Как я по крыше радостно хожу -
И хочется взлететь или сорваться.
Ведь на земле - отсюда не видна -
Командует, руководит она,
Пока не надоело ей смеяться...

Первая публикация в журнале “Юность”

* * *
Ах, зачем я тебя полюбил,
И уйду, и опять я вернусь.
Только как бы я ни поступил
Все равно ошибусь.

Ты поешь, и играешь, и спишь,
Я верчу колесо суеты.
А имеет значение лишь
То, что делаешь ты.



* * *
Была пора отлета и над нами
Косяк за косяком летели гуси.
Казалось, что в сентябрьском небе
Остался только узкий коридор
Над нашим домом, лодкой и рекой.
Как будто мы для них ориентиры.

Сояна.









.



БОРОВСК

Жизнь закружилась легко и ловко
По-над Протвой, -
Здесь продолжается массовка
Весь день-деньской.

И вальс летил над танцплощадкой -
Сквозь объектив.
Над берегом советско-сладкий
Звучит мотив.

Все в кадре молодо, красиво -
Глянь в окуляр!
А сбоку маковка просела,
Мир так же стар.

Всем улыбаться, чтоб в кадр пробиться
Наверняка!
Теперь на пленке сияют лица
На все века...


РАЗДВОЕНИЕ

Ты вроде сонно входишь в лифт, и едешь на этаж, -
В жилетах выбежал на бак буксирный экипаж!

Хоть ты и сетовал вчера над зряшним ходом дней -
Тебя к "Корабликам"* тебя несет, блистая, Енисей!


*"Кораблики" острова посередине Енисея -
http://alikhanov.livejournal.com/969952.html

Фото 93а Игарка
Игарка, сентябрь, 1983 год.

***
В музее "Вечной мерзлоты"
Все экспонаты неизменны -
Покрыты изморозью стены,
И льдом пронизаны пласты…

Вот, собственно, и весь музей -
Земля и вечный золод в ней.

Игарка.


***
Мимолетен сентябрь в Туруханском краю,
Осень длится едва ли неделю,
И пока добредешь от причала к жилью,
Дождь сменяется мокрой метелью.

Приведет к магазину дощатый настил,
По грязи доберусь и до почты.
Каждый домик всем видом своим повторил
И рельеф, и неровности почвы.

Никогда не сказать на страницах письма
Этот ветер, что чувствуешь грудью.
Деревянные, низкие эти дома,
Обращенные к небу, к безлюдью...



***
Гей, Верещагино!
Свора голодных собак лает в тайгу.
Мы уходим в верховье.
Вот уже отблеск воды слепит глаза мне,
Желтые пятна наплыли на крайние избы,
Осени смутная грусть дымкой восходит...

Все отдаляется - глинистый берег пологий,
Темные срубы, поленицы, лодки,
Сети на кольях, бревна у самой реки...

Долго смотрю, и никто не посмотрит нам вслед.


Перевод на якутский язык - http://alikhanov.livejournal.com/236944.html


НАДОМНИЦЕ ДОДО

К занавешенным окнам садишься спиной, -
Ты, быть может, спасаешь рассудок,
С кропотливым терпением нитью цветной
Повторяя нехитрый рисунок.

Здесь в прибежище тайном* ручного труда,
Где в подрамник сколочены доски,
Запах краски не выветрится никогда
Из твоей торопливой прически.

И от тяжкой медлительности ремесла,
И фактуры понурого плена,
Лишь одна быстрота твоих рук и спасла
Уходящий мирок гобелена...

Тбилиси
*работа "надомниц" - портних, вязальщиц, вышивальщиц и пр. в "совке" преследовалась.


События и поездки 1983 года.

«ПОЛЮБИЛ Я ГОРЬКУЮ РАЗЛУКУ…» Судьба Бориса Корнилова



«ПОЛЮБИЛ Я ГОРЬКУЮ РАЗЛУКУ…».
Судьба Бориса Корнилова

В годовых подборках «Известий», «Нового мира» начала 30-х годов стихи Бориса Корнилова встречаются постоянно – тогда он был одним из самых печатающихся поэтов. Дмитрий Шостакович был не сразу утвержден автором музыки «Песни о встречном», а только уже в процессе работы над фильмом. Авторство слов Бориса Корнилова было принято изначально, и не вызывало сомнений у создателей фильма.
С «Песней о встречном» я вырос – балкон нашей тбилисской квартиры выходил на проспект Руставели, по которому и 7 ноября, и 1 мая вдоль нашего дома шли праздничные колонны, а вскоре их приветствовали с правительственных трибун. Наша семья вместе с моими одноклассниками, пришедшими посмотреть на праздничный парад, приветствовали трудящихся, и нам в ответ многие люди махали красными флажками.
Каждые четверть часа среди демонстрантов проходили и духовые оркестры, которые на ходу постоянно играли революционные, военные, первомайские марши и песни. Эти же песни вполголоса напевал и мой отец, когда мы играли с ним в шахматы. Выпускник Военного факультета ГЦОЛИФКа отец знал все песни, рекомендованные для строевой подготовки бойцов Красной армии. Праздничные духовые оркестры чаще всего играли: «Утро красит нежным светом Стены древнего Кремля...», «Легко на сердце от песни веселой...», «Три танкиста, три веселых друга Экипаж машины боевой…», «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, Завоевать пространство и простор...», и конечно «Песню о встречном»:
Нас утро встречает прохладой,
Нас ветром встречает река.
Кудрявая, что ж ты не рада
Весёлому пенью гудка?
Не спи, вставай, кудрявая!
В цехах звеня,
Страна встаёт со славою
На встречу дня...

Уже после выхода на экраны фильма «Встречный», приуроченного к 15-ой годовщине Октябрьской революции,в газете «Известия» в номере от 18 сентября 1934 года было опубликовано стихотворение Бориса Корнилова «Командарм»:

Не забудем, как в бою угарно,
как ходили красные полки,
как гуляла сабля командарма –
продолжение его руки.
И опять – под голубою высью
через горы, степи и леса,
молодость раскачивая рысью,
конные уходят корпуса.
Песня под копытами пылится,
про тебя дивизия поет –
хлеборобу ромбы на петлицы
только революция дает...

полностью https://denliteraturi.ru/article/6038#commentsBlock