Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

"Копейка" - рассказ.





публикация рассказа в "Новой газете"

КОПЕЙКА

Бомбист Пылкин человек со стажем - с 70-го года числится он секретарем композитора Мюридова. Однажды, еще в те годы, подвез музыканта от Маяковки до Гнесинки, разговорились, и пожаловался Пылкин, что за этот рубль на бензинчик светит ему три года по статье за нетрудовые доходы. И Мюридов, по благородству, оформил его через Музфонд своим секретарем-помощником. Правда, пришлось Пылкину за эту отмазку возить симфониста раз в месяц на дачу бесплатно - как условились, и кроме того, в ведомости музфондовской расписываться и зарплату отдавать по дороге тому же Мюридову - хоть и противно, но все равно по божески. Но вот уже почти десять лет как сыграл композитор в ящик, улицу в честь него назвали, недавно Пылкин на нее клиента из Химок подвез, вышел из тачки, прочел название на углу дома, и сплюнул - изволь теперь и ты получить, трижды лауреат, за все долгие годы дармовых поездок - а сдачу оставь себе! Нынче бомбистам благодать, и числится нигде стало не нужно - крутись как хочешь.

Пылкин - коренной бордюрщик, и хотя пробовал, конечно, возле вокзалов и аэропортов кормиться, но там носильщиков ублажай, с другими водилами общий язык находи, «крыше» отстегивай, менты пасут, а теперь еще и регистрируйся, и чуть ли ни налоги плати - смех и грех. Нет, Пылкин - вольная птица, никогда ни в какой очереди за клиентом не стоял, стоять не будет, а только едет и по дороге подсаживает.
Музыку всякую, разумеется, Пылкин терпеть не может, даже приемника у него в машине нет, а вот кино - обожает. Из-за этого пристрастия Пылкин допустил главную в своей жизни промашку. В золотые годы - с 89-го, считай, по 96 включительно, такси в Москве ликвидировали, и он без напряжения, по сто гринов за ночь набивал. Но вместо того, чтобы взять себе тачку посвежей, дубина стоеросовая, он купил центровой видак, телик с большим экранам, и пристрастился кассеты смотреть. Всегда, как только ночную норму выполнит, перед заездом домой брал в палатке пивка да новую кассету с двумя фильмами. Просмотрел - и в шкаф, на антресоли стал забрасывать, стеллажи для кассет в коридоре устроил, наконец, догадался складывать их в гараж. Лет пять американские фильмы смотрел, а потом как отрезало - поставит вроде новый фильмец, и наперед угадывает каждый кадр. Пришлось на отечественный кинематограф переходить - там хоть и антураж победней, но зато нипочем не угадаешь, что за чем будет.

Но кончились для бомбистов счастливые денечки - на хлеб, на бензин заработать бы сейчас, не до развлечений. И клиентов не найти - может, всего-то сигарету прикурить подошел человек к бордюру - перед ним сразу очередь из тачек выстраивается. А «копейка» сдавать стала. Хоть и аккумулятор подольский, и новые тормозные цилиндры поставил ей Пылкин, но сыпется, разваливает кормилица, прогнила изнутри. Едет зимой - а под ногами жижа хлюпает - дно продырявилось, проваривать надо, заплатки класть. Менял шаровые намедни, глянул - и самому смотреть страшно - варить то не к чему, скоро коврики провалятся на ходу.
Короче, уже заполночь, ездит Пылкин кругами по Пресне, а денег у него на пол заправки. Возле зоопарка вторым притормозил, но парень с телкой уговорились с первым. Возле ресторана «Доллс» в аккурат первым подъехал, но веселая компания разглядела его «копейку», и пинать стали ребятки ему в ржавое крыло - проезжай! Пылкин вскипел, но пока нашарил монтировку под сиденьем, вышел, а те уже в «Ауди» умчались. Возле киноцентра без всякой надежды третьим притормозил. Первый «волгарь» отъехал, вторая «шестерка» - долго торговались, Пылкин аж взмолился - «Пусть и ему не в ту степь!» И надо же - повезло! Клиент-то солидный, костюмчик приталенный, медальки какие-то на груди поблескивают, в руках пакет из супермаркета провисает от тяжести, дай бог, чтобы и район был подальше.
- Куда тебе? - спросил Пылкин. А за ним - видит бомбист в зеркале заднего вида - «бээмвэшка» пристроилась. Тут особо не поторгуешься.
- Ново-Косино.
И решил Пылкин рискнуть, не уговариваться заранее - меньше сотни все равно не даст, а за сто пятьдесят такой клиент и на иномарке доедет.
- Садись! - хлопнул Пылкин по сиденью.
Позвякивая содержимым пакета, клиент устроился, поехали, и сразу в машине дух новый завелся - дорогой мужской парфюм заблагоухал. Клиент порылся в пакете, звякнул разок-другой бутылками и достал одну - Пылкин скосил глаза и увидел самую дорогую в мире водку «Русский стандарт» - 20 гринов бутылка! Это же пол лимона, т.е. целых пятьсот рубчиков после кризиса. Ай да клиент!
С характерным звуком свежеоткрываемой крышки пассажир вскрыл бутылку, пригубил, крякнул довольно, и предложил Пылкину:
- Хлебнешь, командир?
- Да я ж за баранкой! - улыбнулся Пылкин, утвердившись во мнении, что правильно он не базарил. Тут сто пятьдесят - верняк, а то и две кати вполне может отвалить, если правильный ход найти, ведь бомбист зарабатывает половину на разговоре стоящем, а остальное - на дальности пути.
Но пассажир начал сам
- Всегда стараюсь в центре отовариться, удобно тут, как выйду из нашего Дома, всегда на недельку-другую спиртного наберу.
- Вы что, киноартист что ли? - спросил Пылкин и повнимательнее глянул на клиента - вроде, ни в каком фильме похожего не встречал.
- Режиссер я, хотя и играл в эпизодах, - ответил киношник, опять приложился, крышку завинтил, и спрятал бутылку в пакет.
- Как Ваша фамилия, может я знаю?
- Вряд ли.
-А какие же Вы фильмы сняли? - любопытствует Пылкин.
- «Поедем на Гаити» видел?
- Конечно! - насторожился бомбист - «Врет, сволочь! Надо было заранее уговариваться».
- Моя работа.
- А что еще сняли?
- «Счастливчик», и кое-что по мелочи.
- Так Вы и с Мак-Дауэлом знакомы? - поразился знаток мирового кинематографа.
- Мак-Дауэл в английском фильме снялся, который «О, счастливчик!» называется. А мой - без «О», просто «Счастливчик», - уточнил киношник.
«Врет, но складно» - решил Пылкин, и скосился на медали. В сеющемся, мелькающем свете улицы было не разобрать, что там на них выгравировано.
- А вообще-то как дела в кино? - опять на разведку пустился бомбист.
- Блестяще! То соль из снега сварганят, то снег из соли, и сразу на пляж - Оскаров делить.
- Я вот давно хочу спросить, да все не у кого было. У меня в фильмотеке почти на всех фирменных кассетах постоянно в углу кадра время в тысячных долях мелькает - никак в толк не возьму - зачем это?
- Это значит, что твою копию сделали с мастер-кассеты.
- С чего?
- Пираты работали у монтажного стола, прямо на студии. Тот фильм еще из пределов Голливуда не вышел, а его уже украли.
- Во дают! Но так можно одну ленту украсть, две, от силы - три. А у меня таких кассет за сотню не меньше.
- Ты давно фильмы собираешь?
- Лет шесть.
- Я думаю, они там сами у себя эти кассеты воровали, и нам их присылали, чтобы побыстрее нас приучить.
- К чему приучить? - не понял Пылкин.
- К бодяги этой, к голливудской параше. Решили посадить нас на информационную иглу, сделать из нас потребителей, и не только фильмов, а всего, что у них там в кадре мелькает - джинсов, жратвы в цветастой упаковке, песенок....
- Ну и что?
- Ничего. Плотно сели мы на эту иглу, а будем еще глубже сидеть.
«Может и не врет, действительно он киношник», - успокоился Пылкин.
Вырулив с МКАД на Новосовихинское шоссе под мигание лапочки, сигнализирующей о том, что бензин заканчивается, бомбист спросил:
- Куда тут?
- В конец Суздальской улицы.
- Как хоть фамилия Ваша, чтобы я, при случае, сказать мог, что я с самим режиссером знаком.
- Фамилия моя Мишавкин. Вот тут притормози. Я сейчас домой за деньгами сбегаю, а пакет со спиртным тебе в залог оставляю. А то буквально все до копейки в супермаркете оставил.
Пылкин обомлел, но притормозил. Клиент выскочил из машины, но прежде чем захлопнуть дверь, успокоил бомбиста.
- Я сейчас, мигом - одна нога там, другая тут, - торопливо
потрусил к подъезду, набрал код, юркнул в дверь и исчез.
Пылкин вылез и стал следить на каком этаже свет загорится, чтобы в случае чего подняться, и хотя бы из-за дверей обматерить пассажира. Минут пять стоял и следил - нет ни одного нового окна не зажглось. И вдруг как ударило Пылкина - ведь все кинорежиссеры живут в Малом Козихинском переулке, в крайнем случае на улице Пырьева, а не в этой тмутаракани! Бомбист обежал «копейку» рванул дверь, достал из пакета «Русский стандарт» открыл крышку и понюхал.
Пахло клеем «Момент».
Пылкин пригубил и сплюнул тепловатую воду. Из двух литровых бутылок из-под шведского «Абсолюта» натекла вода, на коврик просочилась, а он-то и не заметил. На две другие пробки клея пожалел, подонок!

- Схавал, схавал новый кидок, старый мудила! - возопил к небу Пылкин, размахнулся пакетом, разбил всю бутафорскую посуду об угол гаража, схватил монтировку, дал ей себе по лбу, набил шишку и побежал к подъеду.
«Как же мне его раздобыть? - кумекает обманутый бомбист, лихорадочно подбирая механический дверной код, и нажимая по две, по три кнопки сразу, - час то поздний. Одна надежда - может это вовсе не его подъезд, и фуфлыжник прячется где-нибудь на лестничной клетке.» Подобрал, наконец, код. Поднялся на лифте на верхний этаж
стал спускаться по лестнице - нет нигде гниды! Позвонил сгоряча в стальную, обитую бордовой кожей дверь. Глянули в глазок:
- Чего надо? - спросил злой голос.
- Вы случайно не знаете, где тут Мишавкин живет? - спросил
Пылкин, и сам устыдился.
- Сейчас в милицию позвоним! - объяснили из-за двери.
Пылкин испугался, спрятал монтировку под куртку и заторопился вниз по лестнице. На втором этаже он обратил внимание, что один из четырех дверных квартирных проемов завешен одеялом - никаких дверей в нем нет. Бомбист отогнул одеяло, посмотрел во тьму коридора, помедлил, и спросил:
- Эй, есть тут кто?
На него пахнуло густым, кислым запахом бомжатника. В дальнем конце узкая полоска света и чуть слышный телевизионной шумок свидетельствовал, что там кто-то есть. Пылкин на всякий случай опять обнажил монтировку, пошел на свет, но тут же споткнулся о что-то жестяное - черт! Дверь в комнату тоже занавешена одеялом, отогнув которое бомбист неожиданно увидел сидящего на кровати в грязной майке-безрукавке и трусах кидалу, который спокойно пил чай и смотрел телевизор. Пылкин улыбнулся, вошел, но сразу мочить не стал, а сперва спросил:
- Уже забыл обо мне, гад?
Пассажир отвернулся от телевизора, увидел монтировку,
не испугался, даже вида не подал, а предложил:
- Чаю будешь?
Пылкин оглядел комнату - на столе возле старой пишущей машинки валялись объедки, огрызки, окурки, на полу - кучи старых журналов, очевидно раздобытых в мусорных походах. На вбитом в книжную полку гвозде, на плечиках висел благоухающий костюмчик с двумя медалями -«800 лет Москвы» и «За отвагу на пожаре». В одном углу комнаты стояли поллитровки, в другом фигуристые бутылки, как раз из тех, которые он только что разбил о гараж.
- На эти хлеб покупаем, а этими дорогу оплачиваем, - сказал
кидала и подмигнул Пылкину.
- Я тебя сейчас кончать буду, сволочь! - заревел бомбист и замахнулся монтировкой.
- И слава богу! - кидала перекрестился и подставил голову.
- Еще брешешь, падаль, что ты кинорежиссер! - подогрел себя Пылкин, чтобы вмазать с полным основанием.
- Тут ты не прав! Вон, погляди.
Пылкин обернулся и увидел на рекламном плакате знакомую физиономию.
- Это же великий Угольников! - кинофанат сразу же узнал актера.
- Правильно, - подтвердил кидала, - читай дальше, там все написано.
Фильм назывался «Счастливчик», режиссер - Мишавкин.
- Что же ты, блин, живешь здесь, как свинья? - Пылкин опустил монтировку.
- А как прикажешь мне жить, когда работы нет никакой.
- Сторожем куда-нибудь устройся или на стройку.
- Не берут никуда - три года мыкаюсь.
- Почему же у тебя дверей нет? - поинтересовался на прощанье остывший Пылкин.
- Менты выламывают - днем выселяют меня, а ночью я назад пробираюсь. За электричество и за квартиру я столько должен, что и не выговорить. Слышь, командир, у тебя на картошку не найдется пару червончиков? - подсуетился режиссер.
- Тьфу! - сплюнул Пылкин. Достал две бумажки по пятьдесят
рублей, одну протянул Мишавкину, другую спрятал в карман.
На бензин.
1999 г.

"Копейки" "11" и "!3" все износились.
Кассеты VSR давно закончились, да уже и DVD-шки тоже.

Прототипа героя - режиссера Валентина Мишаткина давно уже нету с нами -
http://alikhanov.livejournal.com/36503.html

Рассказ, тем не менее, существует -
"Валентин Мишаткин послужил прототипом повести «Клубничное время», сериала «Игры в подкидного», рассказов «Алюминиевая война» и «Копейка»

Эльдар Рязанов - человек непреклонного возраста.

Мне посчастливилось работать и общаться с Эльдаром Александровичем.
Эта заметка о работе с Эльдаром Рязановым была опубликована -
http://www.informprostranstvo.ru/N1_2007/puls_N1_2007.html






Месяц назад мне позвонил кинорежиссер Евгений Цымбал и сказал, что они с Эльдаром Рязановым никак не могут подобрать новую песенку про «Пять минут». И ни возьмусь ли я написать для них эту песню.
- Но ведь песня про «Пять минут» давно существует? - удивился я.
- Спустя пятьдесят лет Рязанов опять снимает «Карнавальную ночь-2», и ему нужна новая песня на ту же тему, - и Цымбал пригласил меня на Мосфильм.

В огромном павильоне сотни статистов сидели за новогодними столами, украшенными искусственными цветами и муляжами апельсинов и груш. Десятки осветителей, телеоператоров и охранников слонялись среди множества силовых кабелей, змеящихся прямо по грязному полу. На сцене был огромный будильник, а за его циферблатом как раз снимался очередной эпизод. Среди вертящихся часовых колесиков спал какой-то знаменитый артист, а один из омоновцев, отряд которых по сценарию фильма «накатывал» на «Дом культуры», будил этого артиста резиновой дубинкой. Громовый голос Эльдара Рязанова вел съемку, поправляя акценты каждой актерской фразы. Голос его разносился по павильону, стихая только на короткий рабочий момент съемки.

Я вошел в сделанный из фанеры сарайчик, в котором перед полудюжиной режиссерских мониторов сидел грузный человек непреклонного возраста. В одной руке Рязанов держал микрофон - в другой рацию, говорил и дирижировал, подгонял и управлял тысячью людей. Цимбал нагнулся и громко сказал ему в левое ухо:
- Пришел поэт!
- Объявляется перерыв на десять минут, - тут же во все микрофоны объявил
Рязанов, отвернулся от мониторов и потребовал:
- Молодой человек, мне срочно нужна Новогодняя песня!
- Я постараюсь, - тут же пообещал я, - а там как Бог даст.
- Ваша песня не должна быть похожа на всем известную, хотя в тексте должен быть и будильник, и стрелки, и Новый год. Но главное – ваша песня должна запоминаться! Чтобы люди, выходя из кинозала, напевали ее!
- Я работаю с композитором Ладовым.
- Хорошо! Вот вам сценарий, прочтите его. Время нас поджимает - эта песня
мне нужна была еще вчера!
Тут в сарайчик вошел тот самый знаменитый артист и льстиво поблагодарил режиссера:
- Спасибо, Эльдар Александрович, за «Чур меня, чур!».
Омоновец в черной маске тыкал его резиновым дрыном. И артист, «проснувшись», должен был принять бойца ОМОНа за нечистую силу. Эту реплику сходу придумал и подсказал артисту Рязанов.
- Думаешь, что это шлягер, а получается пшик. А напишешь - «Ты должна рядом быть», и поет вся страна. В песне ничего не предугадать нельзя, - сказал я на всякий случай.
- Идите работать! А мне пора снимать помаленьку, - и рязановские команды снова загудели в гигантском помещении.

Поди туда, не знаю куда, и принеси то, не знаю что. Но срочно, срочно!

Только зачем же переснимать старые прекрасные фильмы? Ценность их как раз в том, что они неповторимы. Нелепо даже представить римейки фильмов Чарли Чаплина. Недавние, но уже старые гангстерские фильмы «Лански», «Однажды в Америке», «Крестный отец», вовсе не нужно переснимать по-новому, с нелепыми спецэффектами.
Честно говоря, я вовсе не надеялся, что найду нужный ход.

Но через два дня вдруг сами собой появились строчки –

«Пусть пятьдесят промчалось лет, а пять минут идут» -

после чего написание песни стало делом техники.

Музыкальная студия на Мосфильме находится в метрах трехстах от павильона, в котором проходила съемка. Рязанов в пальто, с непокрытой головой, в сопровождении своей худенькой жены, необоримо и неторопливо несколько раз в день шел по холоду к студии.

И сам лично контролировал каждую ноту, каждый пассаж симфонического оркестра, а затем торопился обратно на съемку. Запись Алены Бабенко, даже звуки перкуссии - все Рязанов прослушал лично. А как только Рязанов покидал съемочную площадку, в павильоне тут же прекращалось всё. Артисты разбредались по буфетам и курительным.
В один из его приходов в музыкальную студию вместе с Рязановым пришел один знаменитый артист, лицо которого было мне до боли знакомо. Тут я не выдержал, улучил минуту, и спросил у Эльдара Александровича:
- Вы не подскажите, как фамилия это артиста?
- Ты что, не знаешь Ширвиндта?! - Рязанов сразу же перешел на «ты».
- Знаю, знаю. Как же, как же. Но я никогда не смотрю телевизор, вот и запамятовал, - неловко оправдался я. - А в каком театре он играет?
- Стыдиться надо, молодой человек. Стыдиться! А не афишировать свое невежество! - окончательно рассердился Рязанов, - Александр Ширвиндт вот уже шесть лет руководит театром «Сатиры»!
- Семь лет, - поправила режиссера его супруга.
Эльдар Рязанов отвернулся от меня, и тут же пошел в атаку на музыкального редактора Мосфильма:
- Как вы посмели записать партию скрипок в мое отсутствие?!..

Теперь нам всем придётся и работать, и жить, и пересматривать великие фильмы Эльдара Рязанова в его отсутствие...

109 лет Лизе - моей любимой тете.

18. И.М. Алиханов с женой  и дочкой Лизой
1912 год - Лиза только что родилась в Германии - фотография сделана в Берлине.

сканирование0002
Лиза на пути в Америку - декабрь 1932 года.


Алиханов Иван Михайлович - отец Лизы http://alikhanov.livejournal.com/254234.html


Отец Лизы - мой дед Иван Михайлович Алиханов, письмо Солженицына -
http://alikhanov.livejournal.com/90847.html

- Помнишь ли ты Берия? - спросил я как-то у Лизы.
- Ну, конечно. Он ходил в галифе, голову немножно отклонял назад. Он же жил в нашем доме, - сказала она.



Судьба Михаила - брата Лизы -
http://alikhanov.livejournal.com/34734.html .

Брат Лизы - Иван - мой отец.
http://alikhanov.livejournal.com/325498.html

Адмиралы Беренсы - двоюродные братья Лизы http://alikhanov.livejournal.com/77629.html

Бабушка Лизы (единственная фотография) 1927 год, мать Лизы - моя бабушка и съемки фильма о ее судьбе -
http://alikhanov.livejournal.com/82238.html

http://alikhanov.livejournal.com/341957.html - Лиза на пути в Америку - декабрь 1932 года.

Семейные стенды и выставки
http://alikhanov.livejournal.com/97798.html
http://alikhanov.livejournal.com/116541.html
http://alikhanov.livejournal.com/125180.html
Ближайшая выставка открывается в городе Муром через 8 дней в 28 августа .

http://alikhanov.livejournal.com/86509.html - фотографии старого Тифлиса

"Дней минувших анекдоты...". Иван Алиханов 3-я глава - детство Лизы - как жила семья когда Лизы была маленькая. -http://alikhanov.livejournal.com/289275.html

- А.Я. Эгнаташвили - отчим Лизы - http://alikhanov.livejournal.com/342076.html

На качелях власти. Пропавшие жены (2011) - 7 Сентября 2011 -
с 20-й минуты - фильм о судьбе матери Лизы -Лилли Германовны Алихановой-Эгнаташвили
http://doc-filmik.net/news/na_kacheljakh_vlasti_propavshie_zheny_2011/2011-09-07-1664

Пондоевы, Кирилл Ласкари - ближайшие родственники http://alikhanov.livejournal.com/106876.html
http://alikhanov.livejournal.com/109795.html

Наталья Константиновна Орловская - двоюродная сестра Лизы. http://alikhanov.livejournal.com/317457.html

"...еще не один солдат нашей великой армии добром помянет Вас..." двоюродный брат Лизы меняет полк - http://alikhanov.livejournal.com/160832.html -
расшифровка: http://alikhanov.livejournal.com/161250.html

Памяти Карин - дочки Лизы
http://alikhanov.livejournal.com/144865.html

Керамика Лизы
SAM_0477

SAM_0468

SAM_0461

SAM_0456
Керамика Лизы.

SAM_0453

IMG_9612
Лиза с братом Иваном - моим отцом.

Отар Иоселиани курил, сидя на каменной ступеньке перед дверью...

http://www.mk.ru/culture/2014/08/01/otar-ioseliani-orden-lenina-tyazhelyy-gruz-dlya-sovesti.html
Прекрасное интервью с Отаром Иоселиани.

Моя сестра Лилли знакома с ним
http://www.youtube.com/watch?v=PndvEBOIk_4
снялась в эпизоде - 28.06 "Жил певчий дрозд" - Отара ИОСЕЛИАНИ

По рассказам сестры о нашей семье Отар ИОСЕЛИАНИ снял эпизод фильма "Разбойники, глава 7",
http://1kinobig.ru/comedy/19177-razboyniki-glava-vii-1996.html с 40 минуты.
Эпизод с выносом тела снимается на фоне дома моего деда - тогда улица называлась Сергиевская.

Я несколько раз встречался с Отаром Иоселиани - 60 лет назад, когда шел по улице Барнова от 49-ой школы вверх и поворачивал налево на Мтацминду - там я бродил по горным тропинкам, и прогуливал уроки.

Отар Иоселиани стоял у подъезда дома, в котором жил, или курил, сидя на каменной ступеньке перед дверью, и смотрел на улицу.
Я походил мимо него.

Фото-галерея искусств.


Поэт Андрей Дементьев и великая пушкинистика Лариса Черкашина на Вечере поэзии в МИДе.


Кинорежиссер Георгий Данелия на просмотре в Белом зале 2012 год.


Зиновий Шершер - композитор и художник, член жюри Грэмми в Москве 2010 год


Евгений Степанов - поэт и издатель


Певица Евгения Лагуна, кинорежиссёр Владимир Мирзоев, скульптор Григорий Потоцкий - в Музеоне на открытии бюста японскому писателю и кинорежиссеру Канэто Синдо, май 2011 год.

Памяти Виктора Проскурина.


Памяти Виктора Проскурина - прекрасный актер, добрый. хороший человек, сыгравший роль Клубники в сериале "Игры в подкидного" по моей повести "Клубничное время". Вечная память! Сериал висит на 7 000 сайтов, в свое время был показан во многих странах.







"Промышленники и благотворители России"


Сергей Алиханов - телефильм "Промышленники и благотворители России" в “Международном Фонде Славянской письменности и культуры” рассказ о книге отца Ивана Ивановича Алиханова - "Дней минувших анекдоты".

Съемка Леонида Юрьевича Редкого - куратора Выставки от "Международного Фонда Славянской письменности и культуры" -
https://drive.google.com/file/d/0B-Qlxqv1oUdSVFljWW8wcU9DTjA/view

"Вечный след" Музыка Владимира САЙКО Стихи С. Алиханова песня из кинофильма «МНЕ НЕ БОЛЬНО»

"Вечный след"
песня из кинофильма «МНЕ НЕ БОЛЬНО»

Вначале эта песня была написала для кинофильма
«О, Счастливчик!» Но режиссер Валентин Мишаткин, мой близкий приятель, чтобы жизнь мне медом не казалась -ее в фильм не вставил.
Но все оказалось к лучшему –эта песня попала в замечательный фильм Алексея Балабанова «Мне не больно» поет Дмитрий Дюжев
Вечный след
Музыка Владимира САЙКО
Стихи Сергея Алиханова

Не убили меня там, не покалечили,
Только научили воевать.
И теперь мне дома делать пока нечего –
Остается только вспоминать.

Тосковал я по жене, скучал по дочери
И поэтому на шорох на любой
С разворота посылал в упор я очередь
И вернулся невредимый и живой.

В той стране, горами черными горбатою,
Необстрелянных я наставлял ребят –
Все события опережай гранатою,
А не то они тебя опередят.

И законы дела нашего десантного
Осознал я сразу всем нутром
Вечный след от промаха досадного
Остается на тебе самом.

Прекрасное интервью с Отаром Иоселиани.

http://www.mk.ru/culture/2014/08/01/otar-ioseliani-orden-lenina-tyazhelyy-gruz-dlya-sovesti.html
Прекрасное интервью с Отаром Иоселиани.

Моя сестра Лилли знакома с ним
http://www.youtube.com/watch?v=PndvEBOIk_4
снялась в эпизоде - 28.06 "Жил певчий дрозд" - Отара ИОСЕЛИАНИ

По рассказам сестры о нашей семье Отар ИОСЕЛИАНИ снял эпизод фильма "Разбойники, глава 7",
http://1kinobig.ru/comedy/19177-razboyniki-glava-vii-1996.html с 40 минуты.
Эпизод с выносом тела снимается на фоне дома моего деда - тогда улица называлась Сергиевская.

Я несколько раз встречался с Отаром Иоселиани 52-53 года назад, когда шел по улице Барнова от
49-ой школы вверх и поворачивал налево на Мтацминду - прогуливать там уроки.

Он иногда просто стоял у дверей дома, где жил, курил, и смотрел на улицу.
Я походил мимо него.

КЛОН, рассказ.


КЛОН
рассказ
Памяти кинорежиссера В.И. Мишаткина.

- Ну вот, в аккурат в пятницу, вернее, нет - еще в четверг на прошлой недели, мы с наставником...
- С Валентином что ли? –уточник Толик.
- С ним, с кем же еще. Ты не перебивай, а то мысль
теряется, - предупредил Дырявый, - Ну вот, пошли мы с ним на промысел. Напротив почты мусорные баки обшарили, возле трансформаторной будки пылесос сломанный нашли, этот пылесос он мне передал, а сам в детсадовскую помойку залез и чего-то
долго там ковыряется.
- Это в той что ли, где он в прошлый раз заснул, – входит в курс Толик.
- Ну. Короче Валька залез в эту помойку один, а вылезли они уже вдвоем.
- Что ж вы, раззявы, на нашу территорию чужих пускаете? – с укоризной заметил Толик.
- Слушай сюда! Этот хмырь оказался никакой не посторонний…
- Мало вам, что мы Гастрика летом потеряли, опять
отраву с утра жрете, прежде чем за дело взяться - огорчился Толик.
- В тот день с утра самого мы с Валентином все подъезды обшарили, - объяснил Дырявый, - но даже на опохмелку не насобирали. У нас самих ни в одном глазу, а тут как третий вылез, и такие же судороги хмыря колотят.
Ну, я, конечно, сразу внушать ему стал, мол, проваливай , говорю, из нашего микрорайона, покуда жив. А потом глянул на него повнимательней - это же сам Валентин-наставник и есть – обознался, думаю в сумраке, да в подворотне.
До другого поворачиваюсь, и вижу что и он точно такой же Валентин, и ушанка на нем в тех же самых местах облезла.
-Тьфу! Стоило мне на неделю отлучиться, как вы до белки допились… - огорчился Толик.
. - И тут они сами глянули друг на дружку, и оборзели, - не обращая внимание на укоряющее замечание, продолжил Дырявый. - С такой точностью ни одно зеркало ни одну харю ни отразит. Два Валентина - одно лицо! Мы одного наставника еле тянем, а тут их сразу сладкая парочка!
Дернул я тогда за рукав телогрейки одного Валентина
– рукав тут же расползся. К другому подошел, по щетине провел, и тот второй сразу мне в рожу норовит заехать – еле я увернулся.
Короче два Валентина и оба два настоящие, хотя и одному-то Валентину опохмелиться нечем.
Но тут уж и сами наставники смекнули, что дело не чисто. Один спрашивает у другого, как, мол, мою жену бывшую звать?
Второй, тут же отвечает,
– Люська!
А сам телогрейку точно такую же, расползшуюся по всем швам, расстегивает, майку задирает и на груди язву показывает – от люськиного утюга.
И первый Валентин прямо на морозе обнажился и точно такой же незаживающий след от бывших семейных отношений засветил.
Тут уж и я смикител, -что у нас в микрорайоне гениальное научное событие произошло!
- Ё-ке-ле-ме-не! В Англии эти дуремары все никак вшивую овечку склонировать не могут – то она от ящура, то от коровьего бешенства у них дохнет.
А у нас Валентины сами двоятся только так!
Достал я тут же сотик, 112 набрал и полицию, и пожарку, и скорую помощь враз вызвал.
Менты первые подкатили, сразу принялись сапогами нас вразумлять. А я им - стойте! Успеете еще нас отметелить! Тут и доктора подоспели.
- Смотрите - говорю - фиксируйте! Один Валентин в
детсадовскую помойку залез, и аж целых два Валентина оттуда на белый свет повылезало..