Category: литература

"В столетиях смутных все смыслы мгновенны…" стихи 2011 года.



"В столетиях смутных все смыслы мгновенны…" стихи 2011 года.
* * *
В Тутаеве от пристани наверх,
По деревянной лестнице крутой,
Тащил я тяжеленный чемодан
С московскими гостинцами:
и сыр,
И колбасы "отдельной" два батона,
И банок семь сгущенки.

За водой,
Неся на коромысле два ведра,
Красавица спускалась мне навстречу.

Я обернулся вслед ей - низкий берег
Был в дымке за блестящей гладью Волги, -
Мы были на высоком берегу.

И очень скоро прилетела песня:
"Весна какая выдалась!..

* * *
Ларисе Андреевне Черкашиной

В веках с восторгом видит взор –
Ткалась Империи основа,
Рождались слава и простор
Под парусами Гончарова.

Под сенью грозных парусов,
В клубах порохового дыма,
Провидят будущего зов
Граф Литте, Адмирал Нахимов.

И каждый день пол сотни верст -
Все триста лет невероятных,
И мы смогли взлететь до звезд,
Пространств отмерив необъятных.

И сотни вражеских знамен,
К подножью трона, Мавзолея,
Мы бросили, отдав поклон,
В самозабвении немея…

***
Если душу щемяще тревожит -
Стороной уже не пронесет,
И никто, и ничем не поможет,
И случайно ничто не спасет.

Мать моя из деревни бежала,
И из дома отец уходил, -
Их предчувствие снова спасало,
Век двадцатый их гнал и учил:

Убегайте с пустыми руками,
Вынимая кусок изо рта, -
Кто придет этой ночью за вами,
Сами пусть отворят ворота.

"Апраксину не отдавать Азов или отдать,
взяв сперва подписку, что король непременно будут отправлен."

История Петра
А.С. Пушкин

* * *
К Султану удрал пораженец полтавский -
Петр в этом увидел опасность, лукавство.

Карл вовсе не пленник, хотя и без войска, -
Живет на Босфоре и взят на довольство!

У Порты стотысячный просит конвой -
Через Украину собрался домой!

Что турки? Где битая шведская доблесть? -
Не сходится вроде - все как-то, все то есть...

Врагом своим пленным Султан козыряет,
И Петр ему крепость Азов возвращает!

Петр принял обмен для него равноценный!
В столетиях смутных все смыслы мгновенны…

КЛАВДИЙ

С извилиной одной, и без извива,
Он за последним прятался столом,
Посмешище, а не альтернатива,
Спасался тем, что в свите был шутом.

И ничего не ждал он терпеливо,
И у Богов удачи не просил, -
За занавеской спрятался трусливо,
Калигулы убийство пережил.

Он весь дрожал, все видел, как в тумане,
Ступить ни шагу сам уже не мог.
Его преторианец притаранил,
Точней, за шкирку к сходке приволок.

Пятнадцать тысяч посулил сестерций,
Так он остался именем в веках, -
И бешено его стучало сердце,
Когда в сенат вносили на щитах!

Совет №2

Двигай, дергайся, вали, но не часто,
лучше покатайся на велосипеде -
ты - лишний и внутри, и снаружи,
и завтра, и днесь,
и для них, и для нас.
Не надо перемещаться, -
потому что там, куда ты едешь,
ты так же не нужен,
как и здесь,
где ты валандаешься сейчас.

Поборись с икотой,
доприми полбанки,
и пусть сходят на нет -
и ВАЗ, и Тойота,
и процентщики, и банки,
и "BP" и "Роснефть".

Андрей Высокосов - на Заглавной странице "Новых Известий".




Культура, пост-культура, сакральное ли профанное искусство, гипер-поэзия — как ни назови, все равно чувствуешь, ощущаешь — через стихи Андрея Высокосова — свою сопричастность и происходившему, и происходящему:

слушаю тяжёлый рок
чтоб наслушаться им впрок
попадёшь случайно в рай
серафимы то и знай
будут сладко так дудеть
до скончания и впредь
лучше бы конечно в ад
из окна под сталинград
но и там одна нетленка
лещенко или шульженко…

Смеётесь, над кем?! — над собой смеетесь! Действительно — над собой...

полностью https://newizv.ru/news/culture/11-01-2020/andrey-vysokosov-i-smert-byla-b-ubita-v-zhivot-iz-avtomata

Андрей Высокосов - в "Новых Известиях" на "Яндекс- Новости".





"Недавно поэтический подвижник и просветитель Москвы, главный редактор издательства «Стеклограф» Дана Курская, прекраснейший поэт и наш автор, разослала приглашение: «Приходите завтра в Фонд «Нового мира» в 19.00 на презентацию сборников одного из моих любимейших поэтов - Андрея Высокосова! Издательство «Стеклограф» представляет нечто невероятное - этот замечательный поэт с первых строк пленил мое сердце..."


Андрей Высокосов - в "Новых Известиях" на "Яндекс- Новости".https://news.yandex.ru/yandsearch?rpt=nnews2&grhow=clutop&from=tabbar&text=андрей+высокосов&fbclid=IwAR2PPk-O-jrndDmxphB2QbPceHhNSjtS_ucTtQC_0k6Kz7mVpjnDJhHCUHE

полностью - https://newizv.ru/news/culture/11-01-2020/andrey-vysokosov-i-smert-byla-b-ubita-v-zhivot-iz-avtomata

Записки матери - "Просвещение истинно Русское слово..."





Дух наш должен быть высок.
Счастлив будет тот, кто научится преодолевать трудности.
Начни думать с конца - к чему приведет задуманное.
Я не гоню вас, и не держу.
Сожалею, что мало сегодня сделала - стараюсь сделать больше каждый день.
Пожалуйста без меня за меня не решайте. Я хочу заниматься обменом сама.
Невежды пугливы и подозрительны, и особенно боятся людей, которых они не понимают.
Образованность порождает терпимость.
Мы живем потому что мы разные.
Хлеба не будет, если не будет творчества.
"Все глазами взять хочу я из темнеющего сада" Пушкин.
В этой путанице дорог - путаница судеб.
Океан бумаг, в котором может утонуть все самое лучшее.
Ты думаешь, что меня тревожат вещи, которые не дошли до меня? Нет - я тревожась о другом.
Я хотела, чтобы ты опять привез из Сибири журавлика и другие подарки бабушке, мне и сестре.
Это не пустяки.
До сих пор я не писала Вам по разным причинам. Причины уважительные, не уважительные - не в этом дело.
Чем дольше я Вам не писала, тем больше думала о вас.
Моя дочь Лилли защитила диссертацию на тему "Связь между углеводными ресурсами организма ( мышечным гликогеном) и физической аэробной работоспособностью".
Позвонила Александру Петровичу. Аннушка больна - грипп. Межиров сказал, чтобы я пришла до Нового года.
Человек хочет обнять все человеческое, но брата не обнимет.
Просвещение истинно Русское слово. Всего человека высветлить, а не только его ум . Пушкин и Христос - ореол и реальность. Царь если верует Христу - значит несет народу мир и счастье (Гоголь).
Каждый придет к тому, кем был в молодости.
Глубже и глубже вкореняются корни дерева, когда его терзает непогода.
На Новый год ездила в Москву. Встречали Новый год у Сережи втроем. Было очень трогательно и печально. Вернулась через две недели - простудилась в дороге. Сейчас уже все в порядке -
работаю, плаваю...
У Сережи дела идут на лад - печатает свои стихи, вышла пластинка с его песней. Сейчас пока ему трудно, но все надеется.
У Лилли есть возможность защититься этой весной, или в начале лета. Но ее шеф болеет вот уже полтора месяца и она очень нервничает.
Но даст Бог, все устроится.

"Физиология Клубничного времени" -

Повести и романы Сергея Алиханова – «Клубничное время» и «Фигуральные бобы», «Гон» и «Оленька, Живчик и туз» – художественное отражение недавней переломной эпохи российской истории.

Герои «дележки», которая определила сегодняшнюю действительность, сегодня уже ни в каком интервью не расскажут, какой ценой они преуспели.
Более того, они и сами уже не помнят.
Вовсе не потому, что у этих людей слабая память, а потому что и способность запоминать, и способность человека забывать - все направлено к одной цели: выживанию.


"Клубничное время" - повесть,
Опубликована впервые в журнале "Континент" №77, в 1992 году.

"Клубничное время" -
"Игры в подкидного"
- судьба героев и исполнителей -
http://alikhanov.livejournal.com/33718.html

SAM_0018
"его повесть А.И. читал и весьма одобрил" - записка Игоря Ивановича Виноградова



Веселые фотки в магазине "Букбери" ("Клубничное время" - в продаже)
http://alikhanov.livejournal.com/78139.html

"Клубничное время" - том избранной прозы в изд-ве "Терра" и гонорар за него -
http://alikhanov.livejournal.com/118730.html

В редакции журнала "Континент" - фотография.
http://alikhanov.livejournal.com/230821.html

"Физиология Клубничного времени" - Игорь ВИНОГРАДОВ, Главный редактор журнала “КОНТИНЕНТ”
статья - http://alikhanov.livejournal.com/240242.html

"Игра в подкидного". К десятилетию издания -
http://alikhanov.livejournal.com/152105.htm

"Клубничное время" - три фразы и три главы
http://alikhanov.livejournal.com/266466.html

"Клубничное время" - две главки (из 1-ой части) -
http://alikhanov.livejournal.com/632205.html.

"Клубничное время" - на 29 тысячах сайтов! Начало 3-ей части повести -
http://alikhanov.livejournal.com/383243.html
та же глава - больше чем на 100 тысячах сайтов http://alikhanov.livejournal.com/688062.html

"Клубничное время" - Главка о бильярде
http://alikhanov.livejournal.com/747636.html

"И потом шел Край по льду через Двину с Ки-острова в Архангельск..." - "Клубничное время" -
http://alikhanov.livejournal.com/867010.html
http://alikhanov.livejournal.com/884799.html

"Клубничное время" - фразы -
http://alikhanov.livejournal.com/694489.html
http://alikhanov.livejournal.com/694623.html

"Клубничное время" - главки о Зипере
http://alikhanov.livejournal.com/735037.html

"Клубничное время", повесть, - к 20-ти летию первой публикации в журнале "Континент" - книги, статья в газете "Известия" -
http://alikhanov.livejournal.com/945439.html


Мои книги стихов и прозы -
http://alikhanov.livejournal.com/669752.html

IMG_0050
Справа - Валерий Лозовой - прототип героя повести, - слева - автор, Ваш покорный слуга, в гостях у Людмилы - жены Сергея Николаева - 1992 год.

"по этой теперь заросшей проселочной дороге мчались ямщики, горемычкмнские тройки..."

сканирование0003

1 сентября 1987 года двоюродная сестра моей матери Варя Астраханова написала ей письмо:

"Недавно ездили мы с Толей на его машине под Горицы - 10 км. от Гориц -деревня Чухово, за брусникой.

Походила по лесам своей Тверской губернии.
Тянет родина, вечный зов предков - приди к нам!..

Прошла 2 километра по старинному тракту-дороге, на Стоянцы-Корчову.
Тракт шел из Гориц, через Вереинку, Болдеево, Никитское, Чухово, Пустыри, Стоянцы и дальше не знаю деревни.

Вот по этой теперь заросшей проселочной дороге мчались ямщики, горемычкмнские тройки, ездили твой и мой отцы, такие тогда молодые, задорные к своим невестам...

Вот что рассказала мне и Толе та дорога, по которой мы шли с ним вместе за брусникой и все вспоминали, вспоминали...
Дядя Сережа был крестным отцом Толи.
Он его смутно, но помнит.

До свидания. Обнимаю Варя"


Какая прекрасная проза!
Прадед мой держал в Горицах извоз, и это его тройки на старой семейной фотографии.

"Пусть облегчит твой трудный путь глоток из родника..."






Журнал "Литературная Грузия" издавался тиражом 8600 экз. - больше, чем сейчас тираж всех толстых журналов вместе взятых. Этот журнал продавался в московских киосках "Союзпечати". Подборка моих переводов Симона Чиковани - классика грузинской поэзии,
с врезкой Ираклия Абашидзе вышла в этом номере
Сейчас в Тбилиси есть улицы их имени.


Из Симона ЧИКОВАНИ

* * *
Я собираю в комнате шаги.
Шаги теряются, и я об этом знаю.
То яркий свет, то не видать ни зги, -
Шаги, являясь, снова исчезают.

Я собираю в комнате шаги.
Шаги вокруг в невидимом витают.
В любимом воздухе они теперь легки,
И от шагов шаги в пространстве тают.

Неодолимое желание: собрать –
Сопутствует всем помыслам поэта.
И собирает он шаги добра
И сотворяет целый мир из света.

Шаг – вечности порог преодолел,
Бесчисленное счислено шагами.
И шаг огромный к звездам улетел,
И изумил, и одарил мирами.

Крадущиеся – те мне ни чета.
А я ищу все первообраз шага.
Моих шагов уже не сосчитать,
И время сломано их ходом и отвагой.

Я удивлен, признаюсь, удивлен,
Что я свои шаги собрал стихами,
И в бесконечные раздумья углублен,
И все хочу нагнать шаги шагами.

* * *
Мной огорожен был родник,
А ты от жажды изнемог.
И ты пришел, к нему приник,
И ты напился из него.

Присядь на камень перед ним,
Лоб влагой освежи.
И если нас он породнит
«Спасибо» - мне скажи.

Пусть облегчит твой трудный путь
Глоток из родника.
Придешь к нему когда-нибудь
Опять издалека.

И если он затоптан вдруг
Копытами коня,
Иль высох в засуху – мой друг,
Тогда прости меня.

ПАРОМЩИК

Качался паром. Горы синие в Гурию
Виденьями юности звали знакомо.
От горных потоков река была бурою.
Все, с чем я вернулся – пустяшней соломы.

Помог я паромщику в платье с прорехами.
Смотрел я на быстрый Риони, на полдень…
Как рты у мальчишек набиты орехами,
Так был он историями заполнен.

В теченье реки сок струился кизиловый.
Паромщик ходил, не спеша, по парому.
Хотя башмаки его рты поразинули –
Прошел он нетрудную в жизни дорогу.

Он жил, не тесним ни столами, ни стульями.
Здесь дуб шелестел в окружении рощи.
В ночи, просветленной лишь звездными ульями,
Как пастырь, рассказывал что-то паромщик.

Он – вестник ночной
в облачении скудненьком –
Был, словно луна, в световом ореоле.
А темень могилу готовила путникам,
Как жезлом – до дна! – рассекая Риони.

Всю ночь я выслушивал шепот кустарника.
Все, с чем я вернулся – пустяшней соломы.
Меня спас от смерти паромщик тот старенький
Когда меня в Гурию свез на пароме.

Теперь же здесь мост.
Только зелень ущербная
Здесь все еще тихо вздыхает и ропщет.
Парома уж нет.
И в могиле, наверное,
О нем все рассказывает паромщик.

1968 г
Библиотека поэта.1987 г.

ЗЕДАЗЕНИ

Белей миндаля и апреля моложе –
Я взгляд отвести не мог! –
Ты шла впереди и была похожа
На высокогорный цветок.

Карабкались мы вчетвером в Зедазени,
Шли, как косари, напрямик.
И словно по твоему мановенью
Вдруг храм на вершине возник.

И арка листвы расступилась, сияя.
У мшистой стены тишина,
Средь летнего луга такая живая,
Здесь мертвой казалась она.

Казалось мне - время само задремало
В тени старых буков и стен.
И все это душу мою возвышало –
И ты, и цветенье, и тлен.

А к вечеру словно прибавилось света –
Хребты проступили ясней.
И сойками песня на свадебке спета
Среди зашумевших ветвей…

Вот звери и птицы в лесах задремали,
Вечернюю чуя росу.
На травах темнеющих мы пировали,
И Гете читали в лесу.

И, словно, причастье, на землю, на зелень
Вино я случайно разлил.
Мы стали видениями Зедазени –
Храм душу мою окрылил.

Последним лучом уходящего света,
Как воин, сражался со тьмой…
А снизу взлетела навстречу нам Мцхета
Арагва столкнулась с Курой.

* * *
Пусть в душе моей побеги отцвели -
Верил, смерть ты перетянешь на весах.
Но в мою могилу, кинув горсть земли,
Ты поникнешь со слезами на глазах.

Я нащупывал неведомую твердь -
Голос предков я пытался уловить.
А соперницей твоей была лишь смерть –
Как же ты меня могла ей уступить?..

Я теперь прощаюсь с Грузией моей.
Только знаю – все равно когда умру,
В шуме мельницы, над синевой полей
Буду плыть прозрачной дымкой поутру.

Надо жить и у исхода бытия,
Ничего не оставляя на потом.
С горным пастбищем хотел бы слиться я,
Чтобы шум травы звучал моим стихом.

Я с собратьями по цеху расстаюсь,
Не хочу прощаться только лишь с тобой.
Неужели, словно дымка, растворюсь,
И исчезну над весеннею землей?..

* * *
Пот не соленым не бывает.
Достойно жить трудом своим.
Пусть говорят, ниспровергают -
Мир не становится иным.

Жизнь только кажется мгновенной -
Восходит в сроки твой посев,
И кровь идет, бежит по венам,
Безвременье преодолев.

И пусть горчит, как капля меда.
Вкус вечереющих минут.
Зимой – в такое время года! –
Пять чувств моих опять цветут.

Не сумерки, а сок кизила
Мазком багровым по стеклу,
И все же блеск придонный ила,
И рдяный луч пронзают мглу.

С избытком было дел и шуток,
Но все казалось мало мне.
Хоть жизнь – короткий промежуток,
Но ценность жизни – не в длине.

И пусть порой светила скудно
Моя лучина, но одно
Я понял – жить, хотя и трудно,
Не тяжело нести ярмо.

Звезда сгорает над землею,
На искры яркий блек кроша,
И не бессмертной, а живою,
Живой желает быть душа.

И эту ночь без сна, как благость,
От жизни принимаю я.
Земная тяжесть мне не в тягость.
Ярмо? Нет – радость бытия!

перевод Сергея Алиханова

В РЕДАКЦИИ ЖУРНАЛА «ЛИТЕРАТУРНАЯ ГРУЗИЯ» В 70-х ГОДАХ

Камилле Коринтели

Там воздух был прогрет и свеж, и чуть прокурен.
Над плиткой восходил кофейный легкий пар.
Там Межиров бывал, там царствовал Мазурин,
А Леонович ждал последний гонорар.

Когда в российской мгле нам было не пробиться,
Все ж, выходя на свет тифлисским тиражом,
Крамольные стихи сияли на страницах,
От радости всегда чуть залитых вином.

Любимый мой журнал, житейских благ источник,
Прощал ошибки мне, поспешности грехи.
Голодный человек выпрашивал подстрочник,
А сытый - приносил готовые стихи.

В глухие времена один глоток свободы,
Почти открытый вздох помог нам не пропасть,
И мы прожить смогли и переждали годы;
А между тем меня испепеляла страсть.

Любовь маскировал литературным делом,
И каждую строфу я обсуждал с тобой -
Была ты для других суровым завотделом,
А для меня была и музой, и женой.

Нам было это так тогда необходимо,
Что верилось - навек продлится этот миг,
Когда пристоен я, ты - счастлива, любима,
И прямо в верстку шел измятый черновик.

Но донорство души - тяжелая работа.
Брести по бороздам уже не мой черед.
Грузинскому стиху, уставшему от гнета,
Не нужен стал теперь мой русский перевод.

1991 г.

Екатерина Полянская в "Новых Известиях" на "Яндекс-Новости".







Просодии Полянской свойственна восходящая градация смыслов — строфы рождаются и, кажется, сами собой выстраиваются в порядке усиливающихся значений...

Мне как читателю, порой кажется, что стихи Полянской воспринимаются мной не через бумажный или электронный носитель. Строфы рождаются непосредственно в момент прочтения — сливаясь через зрительное восприятие в единый поток уже моей собственной читательской речи. Внутренний диалог с автором настолько захватывает, что пронзительный текст кажется собственным пережитым опытом, и таким парадоксальным образом теряет авторство, и может быть, это единственный путь к полному единению...


полностью -
https://newizv.ru/news/culture/04-01-2020/ekaterina-polyanskaya-i-razglyadim-vechnost-vnutri-mgnovenya/?utm_medium=social&utm_campaign=communities_1mi&utm_source=facebook.com&fbclid=IwAR1K-vU4nNpPFHyGurfg7WGt_4_3ahH1luj2f_UL8XhHVlYnFcEbfe2458c

Екатерина Полянская в "Новых Известиях" на "Яндекс-Новости"
https://news.yandex.ru/yandsearch?grhow=clutop&rpt=nnews2&text=%D0%95%D0%BA%D0%B0%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B8%D0%BD%D0%B0%20%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D1%8F%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F

"И снова спрашиваю мать: – Как вы пробились воевать?.." - стихи 1986 года.


"Что же так пылают маки, обжигая сердце мне...." - стихи 1986 года.

О ПОЕЗДКЕ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ ПЕРВОГО
НА КАВКАЗ в 1837 ГОДУ

Был сделан в канцелярию запрос -
В присутствии возможно ль высочайшем
Вельможным инородцам и князьям
Являться на приемы и балы
В привычных им, кавказцам, сапогах.
Был дан ответ, что вроде бы вполне
И позволительно, но все-таки негоже.
Затменье послепушкинской эпохи
Уж наступило.
Лишь фельдъегеря,
Сменяя лошадей, во все концы
Развозят повеленья Петербурга.

***
Не забылось, так простилось -
Нет ни горечи, ни слез.
Все, что с нами приключилось
Жизнь не приняла всерьез.

И судьбы читая знаки,
Странным кажется вдвойне -
Что же так пылают маки,
Обжигая сердце мне...

***
Безветрие - раздумие природы.
А солнце пялит свой палящий глаз,
И, как Циклоп, гладит в недвижны воды -
И будет впредь лишь этот душный час…
Земля устала! - кажется с испугу -
Не кружится, и не летит по кругу!

НА КОНДИТЕРСКОМ ФРОНТЕ в 1986 году.

Стук киянки моей летел в окно, -
Невольно рамы распахнешь в июне.
Хоть было все в тот год запрещено,
Корнетики клепал я из латуни.
А доброхоты душного двора
Узнали, что ведется труд надомный -
Латунь конфисковали опера,
И навели порядочек погромный.
Тбилиси.

***
Переполнена кормушка -
Крошит, крошит хлеб старушка.

На нее косится дятел,
По стволу стучит-стучит.

К дармовшине не слетит -
Этот дятел, видно, спятил.

Москва, Серебряный бор.

Томская тетрадь

***
Мой троюродный брат говорит невпопад,
От стеснительности улыбаясь.
Я молчу, но я тоже теряюсь,
Нашей встрече единственной рад.

Да, в какой-то денек непогожий
Разбросало нас по свету из-под Твери...
Я глаза опущу, ты меня осмотри, -
Нет, совсем мы с тобой не похожи.

Знаю, кто-то ведет, всем нам, юродным, счет:
Отработав и выйдя на пенсию,
Он уже насчитал человек восемьсот
В Феодосии, в Томске, и в Пензе.
Да, могучей могла бы быть наша семья,
Многолюдными были б Горицы...
Я порой прилетаю в родные края,
Правда, реже раз в десять, чем птицы.

Брат, женись, заводи сыновей, дочерей.
Говорят, через многие лета
Обнаружится польза в смешеньи кровей, -
Что ж, надеется будем на это.

СВАТОВСТВО МИХАИЛА БАКУНИНА В ТОМСКЕ

"И пусть не смерть, но смертный приговор
Не властен надо мною! Но позор,
Какой позор до пятого колена!
По всей Европе я навел террор:
Меня страшится Дрезден, гонит Вена,
Там всюду добивался я мгновенно,
Дряхлеющим законам вопреки,
Всего чего хотел!
А здесь - руки,
Ее руки я не могу добиться!
Ее отец - меня он не боится!
(А чувствую впервые - я могу!
Она мои безжизненные силы
Вдруг возбудила: организм постылый
Зашевелился.) Вот подстерегу,
Тогда узнаешь, стикулист*, наглец!
Досадно как, что он ее отец.
Нет, ни цари, а он всему виновник -
Зловредный, жалкий, маленький чиновник.
Ах, как бы я сейчас тебя взорвал!
Так кстати подвернулся генерал, -
Протекцию он мне сейчас составит,
И согласится наглеца заставит."
Сановный сват нанес видит не зря,
Уговорит отца:
"Мы бунтаря.
Поженим! Он свободы добивался,
Нельзя преуменьшать его вины.
Но убежден - он по свету метался
В извечных, трудных поисках жены".
Новоневестных проводили скоро
Под своды Воскресенского собора.

*стикулист - мелкий чиновник.

ЧЕРЕЗ ЧУЛЫМ

Родились не вчера, умрем не завтра,
Вот через переезд сейчас идем.
Что здесь ты хочешь изменить внезапно? -
Земля под снегом, реки - подо льдом.

Ты веришь, так сказать, в метаморфозы, -
Что вдруг проснется дремлющий карась.
Но впереди шесть месяцев морозы,
Зима, считай, еще не началась.

Что из того, что мы слонялись возле
Зимовий, и пропели там вразброд?
Еще совсем недавно бревна вмерзли,
И на Чулыме нарастает лед.

Исчезнет звук пустого разговора,
И нас с тобой сюда не позовут,
Когда весной, чтоб избежать затора
Вот этот зимник на реке взорвут.

* * *
Промелькнула, пропадая,
Под мостом речушка «Яя».
Глубока ли, широка
Льдом покрытая река?
Стану наледь соскребать -
Нет, сквозь снег не увидать.
Стало смыслом бытия
Доказать что я - есть я.
Самоутвержденья дар,
Словно надпись в свете фар -
Промелькнет во тьме ночной, -
Ты есть ты, и бог с тобой...

Томская область, ночью в автобусе


надпись рукой матери на обороти фотографии -


УЛИЦА ВЕРЫ ВОЛОШИНОЙ

И снова спрашиваю мать –
Как вы пробились воевать?
Мать говорит: «Пришли вдвоем,
Забраковал нас военком.
Я тут же принялась реветь,
Но военком сказал: «- Не сметь!
Умеешь мотоцикл водить –
Повестки будешь развозить».
Я с каскою на голове
Помчалась по пустой Москве.
А Вера, уж такое дело,
На третьем курсе заболела,
Но скрыли мы - не знал никто –
Она не сдала ГТО!
Сказалась не больной - голодной,
Врачи ее признали годной.

Перед глазами, как живая,
Она мне машет из трамвая
И по ветру летит коса...

Так в подмосковные леса,
В тыл фрицам, под огонь засады,
Послали девушек отряды.
В плен Веру раненную взяли
Под Крюково.
Ее пытали,
Сломить подругу не смогли –
Ее повесили враги».

НЕРОН

В загуле имперского бреда,
Чего добивался Нерон?
Зачем ремесло кифареда
Упорно осваивал он?

Бессмертье, богатство, величье
Дала непосредственно власть.
А тут соловьиное, птичье
Тщеславие - жалкая страсть.

В стремленье своем оголтелом
Сжег Рим площадной лицедей.
Певцом-кифаредом хотел он
Остаться во мненье людей.

Но даже пожара подсветка
Не сцене пришлась, а судьбе.
И только презрения метка
Проступит на царственном лбе.
1986 год.

Опубликовано - «Литературная газета» 2003 г.
События и поездки 1986 года.
В Тбилиси работал в кооперативе Сергея Федоровича Челнокова - делал корнетики.
Об этом в рассказе “Помор” - http://alikhanov.livejournal.com/1013548.html
Переводил грузинских поэтов Силована Нариманидзе, Колау Надирадзе, Мориса Поцхишвили.
Готовил сборник переводов и стихов “Долгая осень” - вышел в 1987 году.
К зиме поехал в Томскую область а агитпоездку

Вика, Оля, Саша Крутые - Буду я любить тебя всегда. Новая волна - 2019

С Новым годом! С Новым счастьем!

"Буду я любить тебя всегда..."
Музыка Игорь Крутой - Стихи Александр Жигарев, Сергей Алиханов