Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

"На счастье легок шаг проворный..." - стихи 1981 года.






***
В костюмерной варьете ем второе.
Пудра, пыль, шумит за дверью зал.
До чего я докатился, чем я стал -
Сам собою.

Как-бы кто-нибудь об этом ни проведал -
Чем дышал я, и кого я здесь любил,
Что я слушал, и о чем я говорил,
Где обедал.


***
Сними это платье -
в нем ты слишком ты женственна, -
в сереньком лучше.
И я надеваю пиджак свой - сидит мешковато,
а вид еще очень приличный.
Сойдет.
Хорошо бы и с рук нам сошло
сиянье на лицах.


***
Зачем же каждый день с утра
К нему спешишь ты в мастерскую? -
Ты проживаешь жизнь чужую,
Жить жизнью собственной пора!

Восстань немедленно с колен!
Себя ты посвятить не вправе
Чужому вдохновенью, славе, -
Не попадай в нелепый плен!

Ты все твердишь: “- Как он велик,
Наш провозвестник и учитель…”
Но ты лишь преданный ценитель,
И вовсе ты не ученик.

И мне подумалось сейчас:
Таких как ты - ведь там немало,
Там одиночества не стало.
Зачем он не прогонит вас?


ВОЗВРАЩЕНИЕ

Вновь запахи двора восходят вдоль балконов -
Там жарят шашлыки, здесь кипятят белье.
Я вспоминаю свод неписаных законов,
Вживаюсь, торопясь в родное бытие.

Но ничего уже я здесь не понимаю,
А если что спрошу - так тоже невпопад.
И вжиться не могу, хотя живу не с краю,
Но чуждым стал родной когда мне уклад.

Еще не так давно все получалось с лету -
Умел я бросить взгляд, запомнить, записать,
И, сдав в журнал, успеть к ночному самолету -
Я двигался вперед, работал, так сказать.

Я слушал посвист нарт вдоль твердой глади наста,
И на закат смотрел бесстрастно, как помор.
И старожилом я сумел прослыть, так часто
Пришлось пересекать мне северный простор.

Сноровку приобрел, прижился, свыкся с делом,
Косил, полол, сгребал лопатою бурты -
Кружила жизнь меня в каком-то танце белом,
И я любил ее летящие черты...

А дома ощутил себя я чужеродным,
И смутно чую я глубинные слои.
Поверхностным я был, а вовсе не свободным, -
Есть что-то на слуху, но нет уже в крови.

А глубина и там - на севере - повсюду, -
Ее не замечал, а мчался день-деньской,
И думал: здесь побыл, теперь я там побуду,
Посмотрим, что же там произойдет со мной…


7 марта 1981 г.
Первая публикация в сборнике "Весенние голоса" 1984 год, изд-во "Современник".


***
Днем что-нибудь напишу, может быть,
Ночью - читаю.
Что же я делаю? - если спросить -
Жизнь коротаю.



***
Устал я ревновать и оказалось,
Что больше ничего не оставалось.


***
Наверно, дольше всех эпоха наша длилась,
И вот ни только кончилась - она уже забылась.

***
Лишь путь открылся коридорный,
И мы вовсю пустились прыть.
На счастье легок шаг проворный,
И мы успели жизнь прожить.


СОВЕТ №1

Если ты, как и я, вдруг окажешься здесь -
Среди тысяч и тысяч людей,
В середину пассажиропотока не лезь -
С краю ты проберёшься скорей.

Здесь с речной быстриной вовсе схожести нет -
Оглянись со ступеньки своей:
Все еще не протиснулся сквозь турникет
Тот, с кем выбежал ты из дверей.


***
Выписки, копии собираю.
Дожидаюсь пятницы, потом среды.
Руку ищу, пороги обиваю,
Нашел кое-какие ходы.

Он запамятовал, затерялась бумага.
Все равно поблагодарю и поклонюсь.
Еще он меня не знает, бедолага, -
Век буду ходить, а своего добьюсь.

Это только снаружи вид у меня жалкий,
Совсем другое дело - изнутри.
Все-таки выберусь я из коммуналки,
Правда, в лучшем случае, года через три.

(выбрался через шесть лет)

***
Туда-сюда сную, вступаю в зрелость.
На севере, в поморское окно
Я заглянул - взаправду там вертелось,
Наматывая нить, веретено.

И тотчас внес я в книжку записную
Вот этот путевой, поспешный стих,
Что мельком заглянул я в жизнь иную,
И столь же странен был мой вид для них.

Первая публикация - в журнале “Кругозор”


БУТЫЛОЧНИЦА

Чтоб жизнь свою продлить, спитого выпью чаю
И снова побегу трусцою поутру.
И на пути своем опять тебя встречаю
С набитым рюкзаком в Серебрянном бору.

Хоть боязлив твой взгляд, но в нем недоуменье -
Куда? - в такую рань! - и надо же - бегом.
Но снова мысль пронзит, что тают сбереженья,
И палочкой опять зашаришь под кустом.

Как радуешься ты бутылке из-под пива! -
Ведь пенсия одна - откуда денег взять
Для мебели, ковров, для кооператива -
Впридачу тут еще и непутевый зять.

Я верю этот труд твой будет не напрасным -
Щедра теперь трава вдоль берега реки.
Была всю жизнь свою наставником ты классным,
И крепко стали пить твои ученики
.

***
Мы к выводу пришли вчера,
Отбросив мнения иные:
Что биография Петра -
Сама история России.

Сегодня день уже не тот,
В ином все показалось свете.
Вот Меньшиков вошел в черед -
Апраксин, Брюс и Шереметьев.

А завтра, может, мы придем
К тому, что в самом деле странно:
Пусть тьма в истории имен, -
Она проходит безымянно.


***
Ты подвернула ногу -
Дорожки чистый лед!
Все это - слава Богу! -
До свадьбы заживет.

Тем более, что свадьбы
Не будет никогда.
Тебя поцеловать бы -
Да канули года…

ДЯДЯ КОЛЯ

Он, старожил и уроженец края
Не уезжал надолго никуда,
Но так и не прижился здесь, считая,
Жизнь прожита – не велика беда.
Отсталость, как ведется, изживалась,
И благодать дошла до этих мест.
И лишь ему по-прежнему казалось,
Что он несет извечный русский крест.
Он, правнук тех чиновников кавказских,
Голубоглазый, сухонький, живой,
Сомнениям своим не дал огласки,
Их так не решив с самим собой.
Но толковал всегда о чем-то здравом,
Не пользовался внеочередным
Бесплатным и еще каким-то правом –
Гордился я своим знакомством с ним.
Пенсионера не было счастливей!
И в Доме офицеров окружном
Из года в год он числился в активе,
О стенку безразличья бился лбом,
Кассиршам учинял головомойки,
А для вальяжных офицерских жен
Курировал кружки шитья и кройки
И выписал для них аккордеон.
Неугомонным был он заводилой!
Пожатье легкой жилистой руки
Вас заряжало бодростью и силой –
Хотелось записаться в те кружки…
А время для него тянулось долго
Был вдовым он, соседей не любил.
Но крут замес терпения и долга,
И он не коротал свой век, а жил
В многоязычном, суетном районе
Где целый день судачит стар и мал,
Где вьются сплетни на резном балконе
Он только лишь по-русски понимал.

Еще я помню – в месяц листопада
Мы на проспекте встретились ночном
В разгаре репетиции парада -
Шли танки и скрывались за углом.
Они в простор проспекта уходили,
А мы с восторгом преданным своим
На месте оставались и следили,
Вдыхая дизелей тяжелый дым.

А напоследок, уж впадая в детство,
Он все твердил, что ждут преграды нас.
И умер он, оставив мне в наследство
Стол, на котором я пишу сейчас.


Первая публикация -«День поэзии 1982»
редактор и поэт Евгений Храмов сказал мне, что это стихотворение - антологическое, оказалось - пророческое...

* * *
История - выдумка слабых сердец.
Но все же останься, хоть пьесе конец.
Билеты, программки белеют в проходе,
Учебный сезон твой уже на исходе,
Игра твоя принята за образец.

Останься, - а значит - не жди, уезжай,
В любой захолустный какой-нибудь край, -
Прислушайся к голосу распределенья.
Искусство потребует только терпенья,
Ты в жертву себя ему не предлагай.

Но ты пробивать собираешься брешь,
Но ты проедать собираешься плешь,
И я все равно тебя не образумлю.
Ты будешь ложиться, как на амбразуру,
И будет водить тебя за нос помреж.

Им не до тебя, хоть они и лгуны.
Да, падаешь больно, свалившись с луны.
И от невезения нету лекарства.
Ты скажешь:
- Должны же кончаться мытарства.
И я соглашусь: - Да, конечно, должны.


с Юрием Антоновым написал песню
"На высоком берегу, на крутом" - которая стала любимой народом http://alikhanov.livejournal.com/885907.html

"Как иногда болотная вода бывает облаком на синем небосводе..." - стихотворение 1970 года.







***
Отвык работать или просто бросил,
А может быть, навеки замолчал.
Но непременно приходила осень,
И наносила клейкости ремесел
Какой-то вред, не видимый очам.

Он был поэтом только иногда,
Как иногда болотная вода
Бывает облаком на синем небосводе.
Зимой, весной осеннейший поэт,
Он вдруг терял прозрение и свет,
И изменял и смыслу, и свободе.

Он верил в то, что день придет великий,
И в нем несовершенное умрет.
И что в природе мудрой и двуликой
Всем умереть дано, чтоб стать элитой,
И вновь взлететь на синий небосвод.

Он к пустоте был исподволь готов,
И с наступленьем первых холодов
Он умирал душою ежегодно.
Но как летели по ветру леса,
В нем новые рождались голоса.
Он мало жил, но жил он превосходно.


Черновик 1970 года - впервые опубликовано в "День поэзии 1972", авторское чтение -https://youtu.be/Pj3jCZiqv7o

"Я ощущал груз Ленского кудрей поверх погон мне падавших на плечи..."

В армии на крыше Арсенала - Авлабар 1970 год

* * *
Когда я жил не ведая скорбей,
Со взводом повторяя повороты,
Зачем в угрюмой памяти моей
Звучали недозволенные ноты?

Зачем среди плантаций и садов,
В угаре мандариновых набегов,
Свет тусклый вспоминавшихся стихов
Меня лишал плодов, заслуг, успехов?

Зачем среди подтянутых парней,
Произнося торжественные речи,
Я ощущал груз Ленского кудрей
Поверх погон мне падавших на плечи?

На стрельбище, в ликующей стране,
Где все стреляло, пело и светилось.
Зачем, наперекор всему, во мне

«My soul is dark"* - опять произносилось...

* - "Душа моя мрачна" Байрон.

Осенью 1969 года в карантине - в первый месяц до принятия присяги - я служил в Батуми, в 90-м полку.
Жесткий солдатский быт, многократные подъемы - с мгновенным наматыванием, а потом разматыванием портянок, часовая зарядка, построения, поверки, маршировка по плацу, мытье этого плаца чуть ли ни зубными щетками, потом казарма, драки призывников со старослужащими и пр. не оставляли ни минуты одиночества.

С удивлением я ощутил, что все английские стихи, выученные мной в детстве под наставничеством моей воспитательницы и троюродной сестры Наталье Константиновны Орловской (О роде Орловских http://alikhanov.livejournal.com/744889.html),
всплыли в моей памяти.

Маршируя по плацу, выполняя марш-броски в противогазе, я декламировал про себя лорда Байрона, Томаса Мура, Эдгара По...
Странная - и спасшая меня - защитная реакция.

Англоязычная библиотека - http://alikhanov.livejournal.com/85342.html
Генри Лонгфелло - "A banner with a strange device" - http://alikhanov.livejournal.com/764877.html

"Осенней радостью живут..." - из "Текущей тетради".







У МЕГРЫ

То ли пьян, то ли тверез.
Добреду среди берез -
Заночую над рекой
В брошенной избе курной.

Костерок из бересты,
Разведу перед порогом.
Зашевелятся листы -
Что там - между мной и Богом?.
.


***
Строили здесь Епифанские шлюзы,
Да пароходы рассыпались в прах –
Что для других – для себя мы обуза:
В бомж-городке у затопленных шахт,
В малоэтажках житуха - не ах!

Дорого, если маршруткой до Тулы,
В Новомосковском запишут прогулы,
Как загулял – обрывается стаж.
Сорок накатит – тридцать не дашь,
А сослуживцы сживают со стула.

Да уж, народец у нас хамоватый, -
Лишь бы добраться до химкомбината,
Лезут в автобус, набитый битком.
Втиснулся, значит дожил до зарплаты,
Из магазина – домой прямиком…

ПО ПУТЕВКАМ БЮРО СОВЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Средь фрезерных станков,
сверлильных, шлифовальных,
Я не читал стихов
осенних и печальных...


НА ПУШКИНСКОЙ В 1989 году

В шуме дней коротких и свободных,
где рыдал баян,
В сквозняках подземно-переходных,
радостен и пьян,
И совсем тогда еще не старый,
веря в гул строки,
подписал я людям экземпляры
сердцем от руки.
И роились дикие киоски -
время покупать.
И не доносить мне те обноски,
Не доистрепать...
***

История изгаляется,
Оживляя строку -
Чего ни случается
На нашем веку...

***
За счет чужой гужуясь в кабаках,
Не утруждая ум, ни позвоночник,
Все сбоку прохлаждался, абы как,
Теперь весь скарб свой носишь, как мешочник.

Что ж сравнивать, когда все так и есть...
И не пробиться на юга в плацкарте -
Рад в зале ожидания присесть,
Да только ехать надо было в марте.

Съестное ты в тряпицу заверни,
Чтоб в мешковине свеженьким осталось.
Ах, как в дороге долго длятся дни! -
И в юность - из дому, так и домой под старость…


НА ЗАМЕНУ ЭЛЕКТРОСЧЕТЧИКА

Старый счетчик крутился, гудя по утрам,
На пороге больших перемен, -
Кипятильник шипел, покидая стакан,
И сушил твои волосы фен.

Он считал киловатты тех бдений ночных
В коммунальной моей тесноте.
На любви экономили мы на двоих
И нам было светло в темноте.

Самой лучшей из харьковких электробритв
Я наощупь водил по щекам.
И осталось за свет, что в годах тех горит,
Доплатить по последним счетам.


* * *
Не скрепит слов журнальная обложка -
Бессвязный лепет свяжет нас сильней,
А к нам летит, и ждать совсем немножко -
Сама любовь из ветра и огней…


ГУМИЛЕВ В ТИФЛИСЕ

В Сололаках* в доме Мирзояна
Проживает юный Гумилев.
«Капитал» читает неустанно
И экспроприировать готов.

Впереди еще так много жизни -
Целых двадцать лет.
Только посвяти их не отчизне -
А себе, поэт.

А вокруг грузины и армяне
К празднику готовятся заране,
На майдане жарят шашлыки.
Но, гостеприимству вопреки,
Он ведет марксистские кружки.

Кто же виноват? - теперь гадаем.
Гумилев! - ты сам и виноват,
Политэкономии примат
Преподав кровавым негодяям
.

* Николай Гумилев 3 года (1900-03 гг.) учился в 1-ой Тифлисской Гимназии, жил в Сололаках (армянский район старого Тифлиса), в доме Мирзояна на Лермонтовской улице. Штудировал "Капитал", и вечерами вел в этом же доме "марскисткий кружок".

***
Вдоль улицы, где те же водостоки,
Фасады, камни - в тот же век жестокий.
Я следом шел лет через шестьдесят,
И видел в стеклах отраженный взгляд.
Мой прадед поставляет сбрую, седла,
Зажиточно живет, но не оседло.
В горах кипит имперская работа:
В ночь - кавалерия, а по утру - пехота.
Мир так несправедлив и неказист!
Всё изменить! - решает гимназист.
Для своего марксистского кружка
Способного найдет ученика.
Бунтарская свершилась небылица,
И мой отец уехал из Тифлиса.
Взгляд в прошлое вернулся, полный сглаза -
И вновь корпим над картами Кавказа.
Чугун ворот просел, засов ослаб,
В засадах времени не разобрался шта
б...

***
Идет ХХ век,
И я иду в кино,
Потом на велотрек
На улице Камо.

Стрелял и отнимал,
Сжимая револьвер, -
И счастье приближал
Революционер.

Пройду Верийский спуск,
И мост через Куру.
Запомню наизусть,
Ни строчки не сотру.

И через двадцать лет
Возникнет смысл иной,
И засияет свет,
Рождаемый строкой.

Пока ж кружится лист,
Шин шелестящий звук,
И велосипедист
Дает за кругом круг.

Он давит вниз педаль,
Она взлетает вверх,
И приближает даль,
Готовит смену вех...

***
Пока я вспоминал Тифлис,
Где дед, отец хлебнули лиха,
Росою сойки напились,
Уже созрела облепиха.

Клевать! Срывать! - шумят, зовут,
Взлетают птицы из-под кочек.
Осенней радостью живут...
А я смотрю в проемы строчек.

Где пал, где похоронен был -
Кромешный год пришёлся на год,
Утешусь вспархиваньем крыл,
К созвездьям ярких желтых ягод…

Вероника Долина - на Заглавной странице "Новых Известий".





Вероника Долина - на Заглавной странице "Новых Известий"

Вспоминая свою жизнь, — дальним фоном — всегда слышишь ту или иную любимую песню Вероники Долиной. Ее голос, ритм ее поэтической речи, вдруг становится в памяти первоначален, а то или иное событие уходит на второй план. Делясь своим стихотворным и песенным пространством, Долина своих «слушачитателей… и читослушателей» увлекает сокровенной свободой духа. Долгие годы ее поэзия вынуждено жила и расширялась в «колоннаде жандармской кирзы» (Бродский), и казалось, что эта стесненная, «кирзовая» атмосфера незыблема.

Невесомая же ткань ритмов и интонаций Вероники Долиной, с музыкальной, речевой, с эмоциональной окраской — ранимые, и представлялись такими исчезающими…

Но пролетели годы, и певческий голос Вероники Долиной остался воздухом эпохи, бессмысленная жестокость которой навсегда забылась. А песни и стихи, которыми — словно самой свободой — мы все дышали, и не могли надышаться. остались драгоценнейшей частью нашей жизни и нашей истории:

Видишь башню на холме?
Это мне.
Слышишь птичку в тишине?
Это мне.
Поезд маленький, но скорый —
Это тоже мой, который
Бодро мчится, как стрела.
Ну, и я бы так могла...
Я и поезд, и письмо.
Все во мне летит само.
Человечки на перроне.
Что ещё-то нужно, кроме —
Солнца, воздуха, луны...
Разве — тихий звук струны...


Полностью - https://newizv.ru/news/culture/24-10-2020/veronika-dolina-no-vse-moi-bylye-rany-zhivut-pod-imenem-stihov

Вероника Долина в "Новых Известиях" на "Яндекс-Новости".





Вероника Долина в "Новых Известиях" на "Яндекс-Новости"
Невесомая же ткань ритмов и интонаций Вероники Долиной, с музыкальной, речевой, с эмоциональной окраской — ранимые, и представлялись такими исчезающими…
Но пролетели годы, и певческий голос Вероники Долиной остался воздухом эпохи, бессмысленная жестокость которой навсегда забылась. А песни и стихи, которыми — словно самой свободой — мы все дышали, и не могли надышаться. остались драгоценнейшей частью нашей жизни и нашей истории:
Видишь башню на холме?
Это мне.
Слышишь птичку в тишине?
Это мне.
Поезд маленький, но скорый —
Это тоже мой, который
Бодро мчится, как стрела.
Ну, и я бы так могла...
Я и поезд, и письмо.
Все во мне летит само.
Человечки на перроне.
Что ещё-то нужно, кроме —
Солнца, воздуха, луны...
Разве — тихий звук струны.

Вероника Долина в "Новых Известиях" на "Яндекс-Новости"
https://newssearch.yandex.ru/yandsearch?rpt=nnews2&grhow=clutop&from=tabbar&text=вероника%20долина

Вероника Долина в "Новых Известиях" - полностью - https://newizv.ru/news/culture/24-10-2020/veronika-dolina-no-vse-moi-bylye-rany-zhivut-pod-imenem-stihov

Сделанное в 2010-15 годах.

1. Выпущено собрание сочинений в прозе в издательстве «ИДДК» в аудиоформате 2006-2007 гг. (два романа, две повести) общее время звучания - 42 часа – 5-ть компакт дисков. сканирование0002
2. Выпущено полное собрание стихотворений, поэм, и стихотворных переводов в антологии современной поэзии (издательство «ИДДК») 2006 год.

3. Выпущен том прозы «Клубничное время» в издательстве Терра» 2003 год. (Роман «Оленька, Живчик и туз» повести и рассказы)

4. Выпущен двухтомник прозы в издательстве АСТ 2002- 2003 гг. (Роман «Гон», 4-ре повести, 13 рассказов).

5. Снят и вышел на экраны 14-серийный телефильм по моим произведениям «Игры в подкидного». Телекомпания «Рен-ТВ» - в главной роли Виктор Проскурин. Сериал неоднократно шел у нас в стране и за рубежом.

6. Снят документальный телефильм о судьбе моих героев - студия «НТВ» выйдет на телеэкраны в марте с.г.

7. Мной была подготовлена и выпущена в свет в издательстве «Аграф» в 2004 году книга воспоминаний моего отца Ивана Ивановича Алиханова - «Дней минувших анекдоты». Книга признана лучшей автобиографической книгой 2004 года, и продается в настоящее время во многих странах мира - на десятках «Интернет-магазинах».

8. Я принимал и принимаю деятельное участие в критическом процессе - вышли десятки моих статей в «Книжном обозрении», в «Континенте», в газете «Единая Россия», в газете «Информпространство». Получили широкий общественный резонанс мои статьи - «Рассерженный пророк»» о зарубежных издателях А.И. Солженицына – в газете «Книжное обозрение», «Свидетельство Комарова» – к 20-ой годовщине Чернобыльской катастрофы – в газете «Единая Россия, «Хит из вторсырья» - в газете «Единая Россия».Со статьей «Хит из вторсырья», в которой выявлен механизм захвата нашего песенного рыка второсортной западной песенной продукцией, мною был лично ознакомлен Первый заместитель председателя Комитета по Культуре Государственной Думы Тягунов Александр Александрович.

9. Вместе с В. Бояриновым я принимал деятельное участие в подготовке нового Авторского законодательства – в «Литературной газете» 24 марта 2004 года вышла моя статья «Заказывая музыку» - о ходе подготовки этого законодательства. Я являюсь заместителем Председателя Комиссии по защите Авторских прав (Председатель Красульников А.), членом Президиума ФАИР, членом Песенной Комиссии Союза Композиторов Москвы - заседания роводятся ежемесячно.

10. Я был избран Академиком Российской академии Естественных наук и стал Вице-президентом Отделения литературы этой Академии.

11. За роман "Оленька, Живчик и туз", за литературную и общественную деятельность я был награжден золотой медалью М.Ю Лермонтова и Орденом "Трудовая доблесть".

12. Песня на мои слова «Ты должна рядом быть» стала лучшей песней России 2005 года.

13. Песня в исполнении Валерия Леонтьева «Воздушные замки» стала лауреатом «Песни года» 2006 . Вышло несколько компактов с моими песнями в исполнении ведущих отечественных певцом.

14. За это время неоднократно выходили мои подборки стихов в «Литературной газете», в «Московском комсомольце», в журналах «Мы», «Новое русское слово» и др.

15. Вышли книги стихов и поэм - «Где свет мелькал на сквозняке» - 2007 год изд. «Графикон-принт»«Мимолетный сентябрь» - избранные песни и стихи 2008 год, изд. «СВР –Медиа».

16. Снят с моим участием и вышел на экраны телефильм "На качелях власти" - о6  судьбе кремлевских жен -http://tushkan.net/news/na_kacheljakh_vlasti_propavshie_zheny_2011_smotret_film_onlajn/2014-09-15-19736 

15. В городах Дмитров, Балашиха, Серпухов, Курск, Апрелевска, Калуга, Муром - в  Торгово-Промышленной палате России в Международном Фонде Славянской письменности и культуры я принимал участие в Выставках "Промышленники и благотворители России" - все выставки отражены в блоге http://alikhanov.livejournal.com/tag/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%BC%D1%8B%D1%88%D0%BB%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D0%B8%D0%BA%D0%B8%20%D0%B8%20%D0%B1%D0%BB%D0%B0%D0%B3%D0%BE%D1%82%D0%B2%D0%BE%D1%80%D0%B8%D1%82%D0%B5%D0%BB%D0%B8%20%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B8

16. Постоянно участвую в жюри конкурса "Ключи к успеху"http://alikhanov.livejournal.com/tag/%22start%20up%22.

17. Выступаю на радио -http://alikhanov.livejournal.com/1153556.html   веду семинары, мастер-классы http://alikhanov.livejournal.com/tag/%D0%9A%D0%B0%D0%BA%20%D0%BD%D0%B0%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%B0%D1%82%D1%8C%20%D1%85%D0%B8%D1%82 встречаюсь со студентами "Литинститута"  http://alikhanov.livejournal.com/233598.html

"Не говоря, признаюсь, не приходя - уйду..."





***
Не говоря, признаюсь,
Не приходя - уйду.
Не встретившись, прощаюсь,
И ничего не жду.

Не видев - не забуду,
Не зная - все пойму.
С тобою рядом буду,
Не видим никому.

C тобою встречусь взглядом -
Ты не увидишь глаз.
С тобою буду рядом
Всегда, как и сейчас.

1978 г.

* * *
Спит баскетболистка в самолете,
После поражений и побед.
Дух порой летает ниже плоти -
Снится ей расчерченный паркет.
А закат багровый, беспредельный,
Над закатом - темное крыло.
Вновь турнир закончен двухнедельный,
Только напряженье не прошло.
Снятся ей зарядки, тренировки
И полет оранжевых мячей.
Скоро предстоят переигровки
В сфере ослепительных огней.
Проступает звездное пространство,
И над бесконечною страной
Спит она, беспечна и прекрасна,
В небо вознесенная игрой.

В самолете Тбилиси – Москва, 1975 г.

***
Римме Георгиевне Костенко

Ее работа здесь прошла…
Прощаясь с тем, прощаясь с этим,
Она передает дела,
И класс, что до сих пор вела...
Давайте втайне заприметим,
Как дверцы трогает она,
Листает списки и тетради,
Прощальной нежности полна.
Ни славы, и ни денег ради,
Здесь столько вложено трудов.
И перед взором вереница
И лет, и классов, и звонков -
Взрослеющих учеников
Прекрасные проходят лица...


Римма Георгиевна Костенко - подруга матери - прекрасная женщина.
1978 год.

"Будь спокоен, тих и рад..." - 7 стихотворений.







ГАНДБОЛИСТКА

Меж тем, как слонялся я в залах пустых,
Потрепанными развлекаясь мячами,
Меж тем, как я бил беспорядочно их
Ногами, ракетками, лбом и плечами,

Меж тем как, услужливый спарринг-партнер
То антрепренеров, то главных поэтов,
Я был прозорлив и умел и хитер,
Дотягивая до решающих сетов,

Меж тем, как морщины спортивного лба
Кривились в потугах пустых вероломства,
Я все размышлял: чем воздаст мне судьба
За очередное такое знакомство,

Меж тем, как кончались и дни и дела
И я на ночлег отправлялся неблизкий,
Упорно работа прекрасная шла -
Броски отрабатывали гандболистки.

Где грубых защитниц тугой полукруг,
Где краткость свистков и сирены протяжность,
Полет я заметил нервических рук,
И томность финтов, и движений вальяжность.

Чураясь полощущих сетки голов.
Вне связей командных, вне злости и спайки,
Была она словно погибших балов
Беспомощный призрак в расписанной майке.

Затянутая вентилятором в цех,
Так мечется бабочка между станками
И, не замечая смертельных помех,
Летает, и бьется, и машет крылами...



НА ВЗЛЕТЕ

Мое поколенье одето, обуто,
Обучено, выслано к фронту работ.
В нем снова ни Пушкина, ни Бенвенуто,
Оно отработает срок и умрет.
Мое поколенье вошло в звездолет,
Была траектория выгнута круто.
Но мы почему-то свернули с маршрута -
Обломок упал с покоренных высот.

Пытаюсь я вспомнить, что видели там -
Во мгле межпланетной, в чем суть покоренье -
Земле показаться звездой на мгновенье,
Погаснуть, и камнем скатиться к камням?!

Мы жили на взлете, сгорим на лету,
И пламя надежд озарит пустоту...
1973 г.
http://www.youtube.com/watch?v=WAvQbvtao3U


***
Не гони свою беспечность,
Бойся рвенья своего.
Есть движение и вечность -
Больше нету ничего.

Не страшись какой-то кары,
И не жди ничьих наград.
Прогони свои кошмары,
Будь спокоен, тих и рад.

Сотни тысяч лет промчатся,
Словно ветер, над Землей, -
Будет в небе изменятся
Ковш Медведицы Большой.
1976 г.


***
Ресторанная удаль нахлынет -
И ничто нас теперь не покинет,
С нами слава, удача, любовь!
Вижу все, и смотрю я, как в воду -
Сохраню и тебя, и свободу -
След на скатерти сине-лилов...
1976 г.


***
Главная одержана победа!
Но, глядишь, победный день прошел,
И как-будто сделано пол дела:
Тот великий, все решивший гол,
Ничего сегодня не решает,
И неповторимостью своей,
Долгой славой исподволь мешает -
Подавай победу поновей!
1977 г.

ПАСТОРАЛЬ

Жить люблю сейчас, сейчас! -
И не для отвода глаз
Заниматься вместе с вами
Только общими делами.
Есть у нас гитара, мяч,
Песня весело поется.
Никогда нас не коснется
Отрезвленье неудач.

Хлеб, парное молоко.
Как трудиться здесь легко –
Выбрать здесь для нас сумели
Достижимые лишь цели.
Жизни радуюсь, живу
И печали я не знаю.
Нашей цели достигаю,
Скашивая всю траву.

Дни идут, какие дни!
И конец любой стерни –
Воплощение успеха,
Славы, солнечного смеха.
Лебеду и молочай
Я выпалывал из грядки.
Жизнь моя была в порядке,
Радость била через край.

Но достигнутая цель
Грань событий знаменует.
Через несколько недель
Единение минует,
Общности уходит хмель.

Вижу вновь: вот я - вот он.
Общий только небосклон.
Я опять один.
Как прежде,
Я вверяюсь лишь надежде,
Но не жду я ничего,
Ощущаю дней тревожность,
Принимаю невозможность
И несбывчивость всего.
1977 г.
Волоколамск.

ЦЕЗАРЬ

Он шел впереди легионов,
И спал на земле у костров,
И не просыпался от стонов,
От окриков, ржанья, шагов.

Холодное солнце вставало
Над порабощенной землей,
Где гибель свирепого галла
Где бритта бегущего вой.

Но в жизни суровой солдата
Рассеивая племена,
Он думал о кознях сената
Трибунов твердил имена.

Неслись в небеса то молитвы,
То песни, то жертвенный дым,
И были кровавые битвы
Лишь долгой дорогою в Рим.
1977 г.
Римская лирика - http://alikhanov.livejournal.com/969142.html