Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

"Раз любовь дается на год, что ж тянуть на два годка..." - музыка Владимира Семена

https://soundcloud.com/alikhanov-sergey-ivanovich/leto-vladimir-semenov-stikhi-sergeya-alikhanova

* * *
Этим летом, по приметам,
будет сильная жара,
В распахнутые окна
пыль врывается с утра.

Лето мы переживем
Не вдвоем - по одиночке.
Это все пока цветочки,
Будут ягодки потом.

Горечь пыльных летних ягод
Не горька.
Раз любовь дается на год,
Что ж тянуть на два годка.

Тонино Гуэрра - великий сценарист - "Затмение", "Брак по итальянски", "Амаркорд", "Ностальгия"

IMGP8688

IMGP8739

IMGP8654


IMGP8728
После часа вопросов об Антониони, Феллини, Витторио де Сика, Тарковском - и я спросил у маэстро - болельщиком какой футбольной команды Италии он является?
смотреть Collapse )

8-мь лет открытию Мемориальной Доски памяти Александру Чаковскому. Фотографии.

8-мь лет открытию Мемориальной Доски памяти Александру Чаковскому -
Главному редактору "Литературной газеты"















"Озарение приходило к нему за роялем..." Фредерик Шопен (1810 – 1849)

Срок, который был определен композитором Игорем Стравинским для определения подлинности, а значит и общемирового признания музыкального гения - 50 лет! - половина века.

В настоящее время – из-за чрезвычайного развития средств воспроизведения музыки - этот срок если и сократился, то вряд ли намного. Всё и всех можно услышать, но гораздо труднее определиться – слишком много музыкального мусора.

Шуман в 1835 году прослушал вариации Шопена на тему Моцарта – разумеется в авторском исполнении (в тридцатые годы позапрошлого века надо было быть виртуозом, чтобы «протолкнуть» собственные сочинения) и воскликнул:
«Шляпу долой, господа! Перед вами гений!»

Chopin,_by_Wodzinska

Но это было личное мнение мастера - мало ли что можно сказать влиянием минуты или непосредственного впечатления!
А людское мнение формируется долго, иногда очень долго.

Поэт Мицкевич – к тому времени оказавшийся в Париже, высказался о Шопене двусмысленно: «Душа матери-польки пела и рыдала в его игре, а душа отца – француза смеялась во все горло».
Эти слова содержат похвалу, но в то же время это едкий намек - Шопен француз-полукровка, а не «чистый» польский эмигрант, каким был сам Мицкевич. (В то время в российской политике Франция разыгрывала «польскую карту»).

Действительно, отец Шопена по происхождению - крестьянин из Лотарингии (его дом шопенисты после вековых поисков обнаружили только в 1938 году), но это обстоятельство он сам всю жизнь скрывал. Видимо, в поисках лучшей доли отец Шопена отправился на восток, и вполне мог, как и его многочисленные собратья, стать гувернером или воспитателем в России, если бы до нее добрался. По дороге – в Варшаве он устроился бухгалтером на французскую табачную фабрику. При втором разделе Польши, «совместное предприятие» закрылась. Но отец Шопена не вернулся на родину вовсе ни потому, что заболел, а потому что сословные преграды во Франции были тогда непреодолимы, и ему пришлось бы возвращаться к тяжелому крестьянскому труду. В Польше он стал преподавать французский язык.
читать Collapse )

Рихард ВАГНЕР, скрываясь от казачьих патрулей, выбирается из России.

Рихард ВАГНЕР - "Люди должны дарить мне все, и не требовать от меня взамен решительно ничего, кроме того, что я и так делаю».
(1813 –1883 гг.)

Рутинная формулировка «жизнь и творчество» к великому композитору Рихарду Вагнеру совершенно не подходит.

Об его творчестве, об оперных произведениях, о либретто, - Вагнер всегда сочинял либретто для своих опер только сам! - и главное – о гениальной музыке, что ни скажи, что ни напиши - величественная, эпохальная, выдающаяся, всеобъемлющая, величавая, божественная, вечная – все мало.

Рихард Вагнер не только знал о своей гениальности лучше всех, но и умел убеждать в ней любого.
Однажды он «уболтал» прижимистого фабриканта роялей подарить ему дорогущий инструмент.

Маленького роста, с невзрачной фигурой Рихард Вагнер имел очень характерную, горделивую осанку, импозантность, а его инстинктивный эгоцентризм гения не имел пределов.

Несомненно Вагнер - великий композитор, но и одаренность Вагнера, как поэта - необычайна!
Драматургический дар Вагнера – совершенно выдающийся.

Все остальные великие композиторы 19-го века – за исключением Вагнера - подбирая либретто для своих опер, зачастую делали при этом очевидные драматургические ошибки.

Поэзия, считал Вагнер, – это мужское, а музыка - женское начало творчества.

«Меня привлекает только такой сюжет, который является мне одновременно в своем поэтическом и музыкальном значении.»

смотреть и слушать Collapse )

"Я для твоих созвучий искал свои слова..." С. Артемьев "Талисман" Муз. Е. Скрипкин, сл. С. Алиханов



Поет Сергей Артемьев
"Песня-Талисман"
Музыка Евгений Скрипкин
Слова Сергей Алиханов
"Я для твоих созвучий искал свои слова..."

"Нв высоком берегу" и "Лунная дорожка"






К 25 летию Юбилейного концерта Юрия Антонова "Нв высоком берегу" и "Лунная дорожка" песни на мои стихи звучат на коду с 1 час 20 минут
https://youtu.be/NOiX-z5Z1Og

Колдовскую дорожку выстилает луна,
И чтоб прошлое мы не забыли,
Вдоль по темной воде убегает она
В те года где мы счастливы были..."

"Вечный след" Музыка Владимира САЙКО Стихи С. Алиханова песня из кинофильма «МНЕ НЕ БОЛЬНО»

"Вечный след"
песня из кинофильма «МНЕ НЕ БОЛЬНО»

Вначале эта песня была написала для кинофильма
«О, Счастливчик!» Но режиссер Валентин Мишаткин, мой близкий приятель, чтобы жизнь мне медом не казалась -ее в фильм не вставил.
Но все оказалось к лучшему –эта песня попала в замечательный фильм Алексея Балабанова «Мне не больно» поет Дмитрий Дюжев
Вечный след
Музыка Владимира САЙКО
Стихи Сергея Алиханова

Не убили меня там, не покалечили,
Только научили воевать.
И теперь мне дома делать пока нечего –
Остается только вспоминать.

Тосковал я по жене, скучал по дочери
И поэтому на шорох на любой
С разворота посылал в упор я очередь
И вернулся невредимый и живой.

В той стране, горами черными горбатою,
Необстрелянных я наставлял ребят –
Все события опережай гранатою,
А не то они тебя опередят.

И законы дела нашего десантного
Осознал я сразу всем нутром
Вечный след от промаха досадного
Остается на тебе самом.

Долгие годы пробиваясь к джазу, Алексею Козлову надо было числиться на совслужбе...





Долгие годы пробиваясь к джазу, Алексею Козлову надо было числиться на совслужбе...
На двух компактах содержится весь творческий путь замечательного саксофониста, джазмена, историка джаза и рока, шоумена, писателя, музыкального коллекционера и наконец просто обаятельного и семейного человека Алексея Козлова.
Возможно быть слушателям и читателем одновременно – пользователем широкого профиля.
Читая Козлова, невольно наполняешься всем спектром самых гнусных советских реалий – от работы музыканта на картошке, до разбирательств на открытых партийных собраниях за исполнение «антисоветских» пьес и проведение «подпольных» концертов (чудом сохранившихся и представленных на компактах).
Единственное утешение - можешь одновременно подсластить себе пилюлю игрой группы «Арсенал» в одном из восьми ее составов, в каждом из которых неизменен лишь сам «Козел на саксе».
Долгие годы пробиваясь к джазу, Алексею Козлову надо было работать, то есть числиться на совслужбе, и иметь соответствующую запись в трудовой книжке. Но поскольку музыкант мог официально работать только в филармонии (Козлов так-таки устроился, но годы спустя - в Калининградскую филармонию), а джаз, а тем более рок, ни только не считался музыкой, а был «вредным явлением», то музыкант и был совслужащим, то есть делал работу, отличительной особенностью которой было – где бы ни работать, лишь бы не работать.
Чтобы выжить и не умереть как музыканту, великому русскому джазмену Алексею Козлову приходилось все время музицировать за ширмочкой трудовой книжки.
Как впрочем проходить сквозь «медные трубы» приходилось тогда всем по настоящему творческим людям.
Советские препоны действительно очень мешали, но в то же время именно они дали обширный материал для замечательных книг Козлова, то есть создали ему, так сказать, "Судьбу" с большой буквы, которая и воплотилась в двух компактах.
Однако само по себе преодоление дурацких обстоятельств, хотя и в высшей степени интересно, но тем не менее к джазу, как и к любому другому творчеству, имеет все же косвенное отношение.
Джаз как и всякая музыка самоценен.
Например, Армстронг преодолевал другие - расовые проблемы, но интересен Армстронг не тем, что он в конце концов преодолел все препятствия на пути к мировой славе, а непосредственно своей музыкой.
Без музыки все не суть важно.
Когда «совок» сломался, музыка Козлова осталась.
Это не трюизм.
Многие легионы музыкантов, художников и писателей были очень недовольны засилием худсоветов, жестокой глупостью цензуры, музкомиссий, «главлита» и пр.
Когда же все эти инстанции в одночасье исчезли, следом растворились и пропали из глаз и сами «творцы», еще недавно роями недовольно жужжащие возле буфетов в «Домах» композиторов, писателей, архитекторов и пр.
Из великого множества эмигрантов третьей волны каждый второй был непризнанным и гонимым в Советском Союзе «гением».
В условиях же американского рынка подлинными гениями из России оказались всего несколько человек, которых можно пересчитать на пальцах одной руки, на всю вторую уже не хватит – Бродский, Солженицын, Барышников, Ростропович, Шемякин, Неизвестный, Довлатов.
Все остальные как то приспособились, пробились к той или иной кормушке, растворились в небытие...
Однажды Алексей Козлов «на картошке» спрыгнул с грузовика и сломал пяточную кость. Сейчас этот случай интересен только потому, что он произошел именно с Козловым.
«Здесь Родос! Здесь прыгай!» – говорили древние.
Не надо никуда эмигрировать, "валить" – «совок» кончился – продавай все что можешь продать прямо тут в России!
Не проси! В том числе и "гранты"
Ничего не жди! И никого не бойся!
Эти лагерные заповеди в искусстве всегда актуальны.
Все твои «страдания» при борьбе с советской властью стоят пять копеек – получи эти пять копеек, а теперь показывай, что же там еще есть в твоем загашнике.
Из тысячи, нет из сотен тысяч советских «страдальцев» действительного самоценного творчества, оказалось только у нескольких человек и среди них – Алексей Козлов.
А возлебуфетные мушиные рои гонимых «творцов» рассеялись и исчезли, словно их и не было никогда.
А «Козел с саксом» остался – он мне нужен, я его слушаю.
Он нужен и вам, потому что его творчество прошло через самый строгий отбор – через изломы времени, формации, возраста, и главное излом перемены носителей - излом цифровой эпохи.
И пройдя эти немыслимые перемены и метаморфозы, сошедшиеся в одном очень коротком временном промежутке, джаз, и проза, и фотографии Козлова и его «Арсенала» стали компактами.
То есть, стали товаром!
А ну-ка попробуйте сами, господа-товарищи сов.музыканты и сов.писатели что-нибудь сейчас продать из вашего залежалого и нафталинного - слабо?!

Нателла Болтянская - на концерте "Вита Нова" в "Русском Зарубежье"


Нателла Болтянская - выступление в Центре "Русское зарубежье" Александра Солженицына на концерте "Гремела варварская лира" издательства "Вита Нова", Москва, Россия.