Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

"Никакой крутой интрижкой Рим уже не удивить..."

NCEBLsxPlEhtnWVHnkfzBrCqB_D_gImzWtZxUUt1-VogDEWtT2ficulyHohDqhQqkBsDDhVNxcBwriSR0p9yn2akfnLOEQUIGEV4QZ7lLLQ6BhCnzbUH6si6Vh8n07braluOeNqEMMSnunABqwE-qQ
К.Брюллов.«Портрет Ю.П Самойловой с Джованиной Пачини и арапчонком». 1832—1834

Римские следы. Какие еще феи в этом жутком городе? - https://alikhanov.livejournal.com/1292222.html

***
Ни разгулом, ни интрижкой
Рим давно не удивить.
Все равно графиня с Бришкой
Здесь во всю пустились прыть.

И ходить не надо к бабке, -
Спесь нельзя, как порчу, снять.
Все потемкинские бабки
Славно в Риме прогулять!


290acb6ff38e47dac20ee0d7dd64a3e5

FopG7xQ5hHvJ4UNlOnUqApT8xcVWodHlGi5yGTVlO0TrtK7yoewB2Pe1xpWCM5f_WXZZWiZtbK6G75-hi_geyVT-767MJ2YlbKK8l95UpFeAJzEUqKXsU9wvxmljDuuU

Графиня Самойловв с Карлом Брюлловым познакомились в 1827 году в Риме в знаменитом салоне Зинаиды Волконской (торец здания - фонтан Треви)- https://alikhanov.livejournal.com/1666623.html
Вместе путешествовали, бродили среди руин Помпеи, где и возник замысел - на полотне "Гибель Помпеи" несколько образов Графини Самойловой.

Римские следы. Какие еще феи в этом жутком городе -
https://alikhanov.livejournal.com/1292222.html

Споткнешься в воду, как предашься укоризне...

сканирование0007

ПРОХОДИМ ВОЛОКОМ ПОРОГ

Водоворот, а из-под ног валун уходит,
А за нос лодки нас как-будто кто-то водит.

Ну чтобы утром нам с тобой пойти в верховье?..
И мудренее бы...
А все же врет присловье!

И вовсе незачем нам быть умнее жизни.
Споткнешься в воду, как предашься укоризне.

Проходим волоком порог. Идти осталось
Еще немного, а потом совсем уж малость.

НА МЕГРЕ - волоком через Большой порог.

Мигра

НА МЕГРЕ - волоком через Большой Порог.

Водоворот! Из-под сапог валун уходит.
А за нос лодку водяной как-будто водит!

Кружит и бьется, и гудит вода в пороге -
Тяни, тащи! Гляди вперед! Смотри под ноги!

Эх, завтра утром бы отправиться в верховье,
И мудренее бы… А все же врет присловье!

И вовсе незачем мне быть умнее жизни, -
Споткнешься в воду, как предашься укоризне.

Проходим волоком порог. Идти осталось
Еще немного, а потом совсем уж малость.


1980 г.

Александр Гофман с семьей, Татьяна - первая любовь Виктора Гофмана, Ваш покорный слуга.

IMG_8224
Александр Гофман - брат поэта Виктора Гофмана с семьей, Татьяна - первая любовь Виктора Гофмана, Ваш покорный слуга.

"Щебетаньем, уходящим в речь..."

DSC01568

***
Заявился золотистый зяблик -
Самая чудесная из птиц! -
Мы не зря над рукописью зябли,
Греясь тихим шелестом страниц.

Вспарзивет и летит красиво,
И любовь сумеет он привлечь,
Избегая телеобъектива,
Щебетаньем, уходящим в речь...

"Бильярд чужих не любит" - повесть

"Бильярд чужих не любит" - повесть - первые 4-ре главы:
http://alikhanov.livejournal.com/213621.html
http://alikhanov.livejournal.com/214013.html
http://alikhanov.livejournal.com/214362.html
http://alikhanov.livejournal.com/215012.html

5.

Клубнику в детстве звали Кикой.

Как возле песочницы просадил Клубника все свои игрушки соседским детям в поплевушки,
так и получил свою первую кликуху.
Ну а дальше всё поехало-понеслось само-собой.

Вот и потом, уже в Академии, через все тридцать проведенных в бездарной катке лет, за богомерзкую бороденку стали Клубнику звать Отцом Сергием.

Но и в прежних своих званиях, просаживал Клубника все подряд – и одежонку, и даже разок босоножки почти новые, всего только раза два надеванные, прямо с грязных лодыжек отстегнул и продул.

Поставил Клубника тогда эти новые босоножки против ношенной, но зато фирменной кепочки Дохлого, и буквально с двух раздач выкатал эту самую кепочку.
И нет чтобы тут же бросить катку, напялить кепчонку, да и до другого раза из Академии слинять - пусть приносится, ко лбу чуток прилипнет.

Клубника весь свой навар тут же поставил против стекловников того же Дохлого - у Дохлого на всю шаровню у одного такие стекловники были.
Фарца знакомая всего за триста рублей ему их раздобыла.
Ну так вот, чтобы выкатать эти самые настоящие стеклянные солнечные очки, Клубника все опять продул, и пошел, как Лев Толстой, по асфальту босым к Октябрьскому метро.
Хорошо еще, что та катка летом была, в самом начале июля.

Дядя же Федя тоже на дармовой сводке без форы, а должен-то был давать дядя Федя Клубнике шара три, а то и все четыре, влегкую отнял у него тот самый перстенек.

Да, это был тот самый перстень, который за золотой проканал, когда Клубника еще в Ровно выкатал его у Столяра, у тамошнего положенца, в буру.

И с тех пор слушок нехороший кто-то пустил, и слушок тот за Клубникой и увязался, что мол потерял Клубника уважение у Столяра.

В той же дармовой игре с Клубникой, дядя Федя шары забивал да забивал, да и клал их с размаху на полку – треск так и летал по всей шаровне.

Да и приговаривал тогда дядя Федя:
- Умер-шмумер, лишь бы был здоровенький!

По присказкам против дяди Феди в Академии никого даже близко не было – разве что Хлястик иной раз сказанет что-нибудь подходящее, вроде:
"Я думал ты плохо играешь, а ты, оказывается, совсем не умеешь".
Это хлястикова поговорка, сам Хлястик её выдал, и если скажет кто, что это не он, не Хлястик, а кто-то другой такую классную поговорку придумал - тому не верьте.

Дядя же Федя против своего мнения любил мазу поставить, странный все-таки был дядя Федя человек.
Почему так любил он ставить глупые мазы – никто до сих пор не въезжает.

А ставил дядя Федя именно против своего мнения.
Поставит мазу за лоха, и тут же станет похваливать позорного этого лоха, на которого он свою глупую мазу поставил.

Лошина же фраерок, дурными ударами раскатывает всю пирамиду пО столу, подставляет, киксует, и шары из луз вышибает.

А дядя Федя после каждой невыносимой промашки, после каждого безобразного удара все приговаривает:
– Давай-давай, ну, молодец!

А вшивый игрочишка так подло шмальцует, что создается полное впечатление, что он тут поганку исполняет, и что самого дядю Федю влевую подлюги вдвоем скатывают.

А значит после игры этой левой партнеры улучшат минутку, и в туалете - тоже приговаривая, - распилили, не спеша, пол куша от пол куша - раздербанят дяди Федину мазу между собой, разделят капусту пополам, и дело с концом.

Да так оно и было, да и всегда будет так.
Как говаривал, как учил нас Лазик:
"Бабки сами в шаровню к нам не приходят. Все бабки играющим людям приносят лохи в своих карманах. А нам надо придумать, какой номер перед фраерами исполнить, чтобы карманы у них опустошить".

Теперь вот эти "полкуша от полкуша" все мировые пройдохи пилят, напилиться не могут. Лошков развелось миллионы несчитанные! Скатывают всех их налево через Сеть, а они еще подваливают, плодятся, как саранча.

Хотя на самом деле, конечно, парень, на которого тогда дядя Федя-покойник поставил свою глупую просадную мазу, был просто чистосердечный мудила.

А дядя Федя, напоследок, да и просто так, от нечего делать, ставил свою дурную мазу, с одной только целью - покуролесить да повеселить шаровню.
Да наверное - и краем мысли - память о себе, о разухабистом дяде Феде на годик-другой в Академии оставить.
Так и получилось.

И хотя по дури по собственной против мнения своего ставишь, а денежки-то все равно жаль.

- Давай, давай молодец! – опять приободрит фраерочка дядя Федя, и тут же отворотится от стола и прямо в кучу мазильщиков с искривленной, со скособоченной рожей выговорит: - Ну, ты и пидарас!

И вроде негромко скажет, а вся шаровня со смеху покатывается.
Да и фраерок краем уха слышит мнение своего же мазильщика о себе, но предъяву дяде Феде сделать не может, ведь не в лицо же ему сказано было оскорбление, а в сторонку.
Да и дяде Феде не очень-то предъву предъявишь, скорее сам в харю за бездарную свою игру с размаху получишь.

Кстати, при том перстне дядю Федю вскоре и похоронили.

А Столяр, ровненский положенец, через - да сейчас уже и не подсчитаешь через сколько лет! - отмазался-таки от того засада, и фальшивый перстенек, в буру выкатанный, икнулся Клубнике по полной программе.

Пока Клубника в Москве ошивался, у него в Ровно сынок подрос, и на баб паренька потянуло. А Столяр только того и ждал, и подсунули его шестерки клубничному сынку шлюху.

Только слез сынок со шлюхи, та тут же крик подняла, хай неимоверный, а мусорки тут как тут – тоже в доле.
Загребли бедолагу с отягчающими обстоятельствами – и засветила Клубничному сынку минимум десяточка.

Тут уж Клубника из Москвы, конечно, позвонил Столяру, повинился, мол, возьми деньгами, не губи сына, пусть твоя тварь заберет назад заявление.

Столяр ровенской деньги взял, но шлюху на поводок не посадил, и десяточка продолжает светить Клубничному сынку, как полная луна.

Клубника опять у себя на дачке подмосковной бошку напряг, недельку покумекал, как же ему теперь эту кривую ситуацию разрулить.

От катки, конечно, отрываться не стал, так с колодой в руках, и придумал-таки Клубника отмазку.

В Ровно ехать было ему недосуг - Клубника со своей дачки никуда отлучаться не любил.
Так он никуда и не поехал, чтобы на вилы самому не подсесть.

А порылся Клубника в старых записных книжках, и нашел номер телефона непродажного ровненского мента – (был там один такой, только недавно уже на пенсии - по старым делам -его пристрелили). И упросил Клубника того мента, чтобы они через камерную наседку предложили его сынку всю кодлу вместе со Столяром сдать конторе – в обмен на сокращение будущего срока.

А сыну своему, бедолаге, велел Клубника в камере отказаться громограсно и напрочь от этого подлого предложения. И наставил сынка своего Клубника во всеуслышанье объявить, что, мол, лучше я два срока подряд отмотаю, чем нашего родного Столяра конторе сдам.

И когда донесли из крытки ровненскому положенцу о стойкости кубничнного сынка, то тут у Столяра совесть наконец и пробудилась.

И велел тогда Столяр своей подсадной шлюхе заявление порвать.
Ну сама она, конечно, уже от ментуры по полной за такие дела получила, ну это уже как водится. На разборе же Столяр весь тот базар навсегда погасил.

Так отбоярился клубничный сынок от крепкой той подставы.

С долгим эхом оказался перстенек, при котором и похоронили дядю Федю.

Жаль, конечно, искренне жаль, что сам Клубника простой, рядовой процессник.
И как был он процессником, так и до смерти - уже своей - чистым процессником Клубника и остался.

Любил Клубника карты мусолить, да кием же по-дурному шмальцевать, и деньги для него были только средством, только поводом для самой игры.

Короче, по-фигу ему были все бабки!
Катку только, саму катку Клубника и любил, только за каткой всю жизнь свою провел, и великий дар постановщика в нем пропал зазря.

А ведь мог бы из Клубники крутой постановщик получится – Хлястику делать нечего было бы, да вот характер у Клубники оказался слабоват.

2006-2016 гг.

Бильярд -
http://alikhanov.livejournal.com/tag/%D0%B1%D0%B8%D0%BB%D1%8C%D1%8F%D1%80%D0%B4