Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

"И с превосходством прозвучавший смех меня печалит..." - Сытинский переулок, 1971-72 годы.





* * *
Читаю Герцена, а на дворе февраль,
Туман и кажется, что Англии пределы
Открыли предо мной возможность речи смелой:
Свободна мысль моя, не стеснена печаль.

И вот мне кажется - я призван зашуметь,
Разбередить российский сон тяжелый,
И обличительные, гневные глаголы
Через пролив уже готовы полететь.

Но мной не будет пущен ни один -
Я горьким знанием последствий поздних полон.
Мне страшно пробуждающим глаголом
Коснуться темных, страждущих глубин.


http://alikhanov.livejournal.com/103054.html - Латышев Владимир Васильевич - документы и судьбы - события, происходившие на Сытинском.


читать


* * *
Нет, не в садах блистательных лицея,
Не среди статуй в мраморный венках,
А в белорусских, сумрачных лесах,
От взрывов и от выкриков немея,
Среди окопов, касок, голодухи,
Как партизанка бледная в треухи,
К тебе являлась муза.
Мчались дни,
Но не божественной овидиевой речи,
Ни откровений Гете, ни Парни
Ты не слыхал.
Взвалив мешок на плечи,
Ты нес картошку, нес ее - и пел.
Поэзия твоя под артобстрел,
Как роща беззащитная попала.
Ее бежали тени и зверье,
В ней все обломано, и все растет сначала,
И только небо видно сквозь нее.


В ЗАЩИТУ МИЛЕДИ

Дар таят
Ее глаза сладостный и мстящий.
Д,Артаньян
Бежит в чепце, дуэлянт блестящий.
По грязи,
По мостовым спящего Парижа.
И грозит
Ему кинжал прохиндейки рыжей.
Отличим
Аристократ от простолюдинки -
Нет причин
Ее казнить, струсив в поединке.
Превращен
В злодейку вдруг оборотень-лебедь.
Под плащом
Цветных страниц* каверзы миледи.
Что с ума
Сходить? - прости душу ради тела.
Сам Дюма
Не объяснил толком в чем тут дело.

*Дюма писал романы на разноцветных листах.





В ДОМЕ РЯДОМ

Кафе пустого поздний посетитель,
Вновь слышу рокот маршевых шагов.
Тогда в уют военных городков,
Придя с учений, потный победитель,
Я весело в столовую бежал
И миски с кашей словно штурмом брал.

А вдоль ограды там котлы дымили.
И с сахаром в карманах и в руке,
Я шарил кружкой в черном кипятке,
Уже не помня, чем меня кормили.
Я спрыгивал, захлебываясь пил
И к роте торопливо уходил.

И, скалы поворачивая в профиль,
Стелился луч над плоскостью воды.
Служили от еды и до еды
Под тиканье дождей сквозь дыры кровель.
Любил я под бодрящий барабан
Весь отдаваться утренним шагам.

Но ритм шагов прервет один из блюзов,
Вернув меня в кафе и в пустоту.
Я расплачусь и выйду и прочту,
Что в доме рядом жил и умер Брюсов.

Я отойду, чтоб дом весь рассмотреть.
...И мне досталось жить и умереть.




* * *
На лицах ваших стыдно мне читать
Злорадства непотребную печать.
Как часто, столь довольные собой
Смеетесь вы на жалкою судьбой.

И с превосходством прозвучавший смех
Меня печалит. Горько мне за тех,
Из окон, из одежд, из бед своих,
Смеющихся над бедами других!


Москва, Сытинский переулок, 1971-72 годы.

Полина Корицкая - на заглавной странице "Новых Известий".





Не скрытые намеки, не интертекстуальность, а первобытная магия прикосновения, и передача свойств и ощущений на произвольном и временном промежутке, и пространственном расстоянии. В творчестве Полины Корицкой текст порой противопоставляется духу. Стихи Корицкой — свидетельства этого невероятно сложного духовного движения, и чувственных переплетений. Заговорами когда-то останавливали кровотечения, приговорами — зарождали любовь. В строфах Полины Корицкой с прозрачными иносказаниями таинственная сила самой поэзии, которая посильнее древней магии заговоров:

Он увидит ее, и скажет: «Ну, здравствуй, моя печаль».
И она так посмотрит, что станет легко и знобко.
Будто Бог его пожалел, взял на руки и покачал,
А руки такие большие, и мягкие, как из хлопка...
И он ей расскажет, как выжил в большой войне,
Как вышла гуманитарка, и подмога была не скоро.
Еще вот буквально час — лежал бы среди камней...
Она услышит лишь только, что больше не будет горя…


полностью - https://newizv.ru/news/culture/10-04-2021/polina-koritskaya-byt-zhivoyu-raz-v-polgoda-ne-pohozhe-ni-na-chto

Я ТЕБЕ НИ ДЕВОЧКА С АЛТАЯ..."

https://alikhanov.tumblr.com/post/647194585600344065/%D1%8F-%D1%82%D0%B5%D0%B1%D0%B5-%D0%BD%D0%B8-%D0%B4%D0%B5%D0%B2%D0%BE%D1%87%D0%BA%D0%B0-%D1%81-%D0%B0%D0%BB%D1%82%D0%B0%D1%8F-%D0%BC%D1%83%D0%B7-%D0%B8%D1%81%D0%BF-%D1%81%D0%B2%D0%B5%D1%82%D0%BB%D0%B0%D0%BD%D0%B0

Я ТЕБЕ НИ ДЕВОЧКА С АЛТАЯ

Музыка и исполнение Светлана Кулемина
слова - Сергей Алиханов

Ты мне твердишь – что ты – крутой,
И сам Филипп знаком с тобой,
Что ты знаешь всех,
а твой успех
все выше, выше...
А по ночам - ты здесь и там,
только о себе твердишь ты сам, -
но не колышет!




припев

Я тебе ни девочка с Алтая! -
Просто так меня не уболтаешь! -
Весь твой треп лишь понта для:
это все
фа-фа ля-ля!



Тебя канал на кастинг звал,
и ты с неба звезд там нахватал, -
пусть где ты был, -
и кем ты стал -
прикольный случай!
Меня волную я сама,
Лишь обо мне ты сходи с ума, -
Меня ты слушай!

"На этой океанской широте, где в сотни верст ветра берут разбег..." - Камчатская тетрадь.



***
Мы болтаем с тобой через спутник, -
нашу речь отражает звезда.
Долететь не возможно до сути,
можно только добраться сюда...


Камчатка.



* * *
Петропавловск на вахте с утра,
Здесь на суше морские порядки.
Мысль пространственная Петра
Облетала и сопки Каматки.

И среди европейски забот,
Донесеньям казацким внимая,
Предвосхитил он поздний черед
Океанского дальнего края.

Петропавловск, ты как часовой
Под буденовкою вулкана,
Здесь стоишь у ворот океана -
Спит страна у тебя за спиной.


КОМАНДОРЫ

Какая бедная природа
На этой северной земле.
Травой поросшие холмы
Как продолженье океана -
Ни кустика, ни деревца.
И ветер, ветер...

Песок, приглаженный отливом,
Весь белый от разводов соли,
Недолго сохраняет след
Промчавшегося вездехода.
Среди бескрайнего простора
За территорию свою
На лежбище самцы дерутся.
Рев котиков, прибоя шум,
Пронзительные крики чаек...
По деревянной галерее
Иду, сквозь прорези снимаю,
Чтоб самому потом поверить,
Что я здесь был и это видел.

* * *
Взрывались пристани и вышки,
И у посольств грузовики
И золотом свои кубышки
Набили темные князьки.

Там змеи с ним играли в прятки,
А в душу лез кочевий дым.
Он проверял свои догадки
Над океаном нефтяным.

Дышал он воздухом пустыни,
В глаза фанатикам смотрел.
Меж тем руины и святыни
Вновь попадали под обстрел.

Он падал и в бархан вжимался,
И каракурт, паук-палач,
Перед лицом перемещался.
Смерть по песку пускалась вскачь.

Но от застенчивого взгляда
Не ускользнуло ничего.
Он знает все, что делать надо,
Да вот не слушают его.

Агиттеплоход "Корчагинец".



* * *
Полгода в трюме рыбзавода -
шесть через шесть, шесть через шесть
часов работают рыбачки.
И через цех по транспортеру
идет серебряный поток
трески, минтая, камбалы -
ножами острыми вручную
рыбачки режут, режут рыбу -
на смену норма - сорок тонн.

Комбинезоны из клиёнки -
оранжевые - в слой один -
в кишках, в молоке, в чешуе,
и в брызгах, крови, желчи, слизи.
А все отходы производства
стекают самотеком в трюм.

Спускаюсь вниз, тяжелый смрад
руками словно раздвигаю -
здесь варят рыбную муку:
в котлах вращают, здесь же сушат -
потом муку в мешки ссыпают,
складируют. Шесть через шесть
часов рыбак следит за паром -
шесть через шесть - его напарник.

И бледное его лицо,
с потухшим и упорным взглядом,
меня преследует повсюду...



* * *
На этой океанской широте,
где в сотни верст ветра берут разбег,
в какой невыносимой тесноте
работает и служит человек.

В отсеке узком, в трюме, в цехе узком –
Великое терпенье в духе русском!

Берингово море, 1984 г.

* * *
Среди просторов океанских
Смотрю в бойницы башен сванских,
Скачу по улочкам кривым,
Вдыхаю горьковатый дым.
Куда б меня ни занесло,
Я не бросаю ремесло.



* * *
И пусть, спохватившись, себя ты проявишь, -
Здесь задним числом ничего не исправишь.



ОПОЗДАВШИЙ КОК

Рейдовый катер уходит секунда в секунду.
В жизни на суше я выгадал пару мгновений -
Шел налегке или где-то с горы побежал, -
И обогнал тебя, кок.
Я уже на борту,
И ощущаю свое с экипажем единство.
Хоть мы замешкались, и не выходим на рейд,
И пропускаем к причалу какое-то судно,
Кок опоздавший - по пирсу ты мечешься зря, -
Мы не захватим тебя, раз отдали концы.
Что ж ты с кастрюлями мечешься взад и вперед,
Ловко взбегаешь по сходням, и машешь рукой,
Веришь, что мы за тобою причалим опять, -
В рубке своей капитан и не видит тебя.
Катер же сносит то к сейнеру, то от него.

Сядь на кастрюлю свою и погрейся на солнце!

1984 г.


ТЯЖЕЛЫЙ ВЕТЕР

На Командорах, где тяжелый ветер
Шнур оборвал, унес белье сырое,
Я девочке помог его собрать -
Догнал у кромки пены свитерок -
Свалявшийся комок, как колобок,
Катился по песку вдоль океана.

С песка там деревяннюю прищепку
Я после подобрал - и вот вцепилась
Она в веревку здесь, на нашей кухне,
Как верный пес налаженного быта.


* * *
Здесь, на рейде Авачинской бухты, -
На стыке земли, воды, неба,
Стояли Беринг, Лаперуз, Хабаров,
Слушали ветер, смотрели на скалы...
Здесь и до них волны катились....

Арсений Загаевский - в "Новых Известиях" на "Яндекс -Новости"







Горькой ностальгической иронией пронизан цикл поэта «Рэп хорошёвской хрущёвки», которой сам поэт считает: «… чуть ли не лучшим из того, что я написал, но ни на какие конкурсы послать не мог...». Мечтания о будущем, бунтарская жажда обновления и революционная сущность, нашедшие свое воплощении в агрессивно-эпатажным модернизме, а следом в оппозиционном постмодернизме, пронизаны насквозь и сакральным, и профанным искусством... И вдруг остался один:

«... дядя Гена —
совсем без ноги, на больших костылях. На них умудрялся
возделывать дивный под окнами садик. Немного поддав, в нем
весь день ковырялся: копал, подрезал, прививал, удобрял —
так трезвый не смог бы с двумями ногами!
Я был там недавно: как камень земля...».


Хочется поблагодарить членов Жюри конкурса, среди которых и наши авторы поэты — Мария Ватутина, Максим Замшев, Бахыт Кенжеев, Константин Кедров — за то, что общественному вниманию представлено имя замечательного поэта, о творчестве которого филолог, Заведующий кафедрой русского языка Южного федерального университета профессор Г.Г. Хазагеров написал: «...обширна география: и физическая, и, если можно так выразиться, психологическая. Да и временной отрезок — под стать пространственному. Здесь и Москва, и сельское кладбище, и пионерлагерь «Артек», и Лаос, и Стамбул, и размышления об авторской песне, и стихи, и коты, и чайки… И мысли о России, если только не всё это вообще и есть мысли о России… складывается портрет страны и эпохи».

полностью - https://newizv.ru/news/culture/27-03-2021/arseniy-zagaevskiy-i-stanet-nam-sovsem-neinteresen-zachahshiy-nad-aypedom-tsukerberg

"Для жизни рожден я в Казани, для музыки - в Тифлисе рожден" - Ф.И. Шаляпин


"Для жизни рожден я в Казани, для музыки - в Тифлисе рожден" - Ф.И. Шаляпин

Светлана Семиколенова - кандидат искусствоведения -
рассказывает о жизни и учебе Федора Ивановича Шаляпина в Тифлисе.
репортаж с выставки - видео




"Для жизни рожден я в Казани, для музыки - в Тифлисе рожден" - Ф.И. Шаляпин
Светлана Семиколенова - кандидат искусствоведения -
рассказывает об учебе Федора Шаляпин в Тифлисе и Константине Михайловиче Алиханове - его благодетеле.


"Для жизни рожден я в Казани, для музыки - в Тифлисе рожден" - Ф.И. Шаляпин
Светлана Семиколенова - кандидат искусствоведения -
рассказывает об оперных ролях Федора Шаляпина в Тифлисе.


"Для жизни рожден я в Казани, для музыки - в Тифлисе рожден" - Ф.И. Шаляпин
Светлана Семиколенова - кандидат искусствоведения -
рассказывает о жизни Федора Шаляпина в Тифлисе.


Светлана Семиколенова - кандидат искусствоведения -
финал рассказа о жизни Федора Шаляпина в Тифлисе.

" в агитпоездку по стране..."



***
На кульках с крупой виднелись метки,
Был пригляд за каждым яйцом, -
Ведь для Нины, для моей соседки,
Был я подозрительным лицом.

В куртке, неудачами продутой,
Я к весне порою голодал,
Но у Нины я не брал продукты,
Денег в долг не брал - под гонорар.

И похоже, действовал не мелко,
Раз в агитпоездку по стране
Щей горячих целая тарелка, -
Да с краями! - доставалась мне.

И среди забытых заморочек,
Супчик тот все сытен, да и свеж -
Все звучит соседки голосочек
Ласковый: -"А хлеба сам отрежь."