Category: спорт

"Промелькнула, пропадая, под мостом речушка «Яя»..."

* * *
Я принесу домой тебя, декабрь -
Сухие ветки, стебли и траву,
В тоске по воле, городской дикарь,
Я наломаю, выдерну, сорву.

Но воссоздастся только тишина,
А если звук возникнет, расхрабрясь, -
Заснеженная заскрипит сосна,
Чуть шевельнувшись в дымке декабря...


ЗИМНИЙ СОНЕТ

Где ж тайный взор души, чтоб прозревать не слово,
Не чувственность свою, а нежный образ твой.
Меня не ослепил блеск снежного покрова,
В снегах я поражен ни снежной слепотой.

Стесненный космос мой зима сужает снова:
Чуть вздрагивает ель над скованной рекой -
Когда же застит лес ночной морозной мглой
Становится ясней, как родина сурова,

За светлой далью дней и за пределом зренья
За пеленою лет, в пространной дымке снов,
Я робостью своей был скован был оков.
И вот теперь всю жизнь все длятся те мгновенья

Ты убегаешь вдаль, как лыжница скользя,
Ты здесь, ты все же есть, но высмотреть нельзя...


* * *
Промелькнула, пропадая,
Под мостом речушка «Яя».

Глубока ли, широка
Льдом покрытая река?

Стану наледь соскребать -
Нет, сквозь снег не увидать.

Стало смыслом бытия
Доказать что я - есть я.

Самоутвержденья дар,
Словно надпись в свете фар -

Промелькнет во тьме ночной...
Ты есть ты, и Бог с тобой.

Томская область

Памяти матери Александры Сергеевны Горемычкиной


Памяти матери Александры Сергеевны Горемычкиной - 10 лет без нее. В деревне Мартынцево Кимрского уезда Тверской области у родительского дома - мать в белом платье 1928 год. Сергей Иванович и Анна Васильевна Горемычкина родители. Последняя фотография С.И. Горемычкина из лагеря под Карагандой. Газета Московского Института Физкультуры (ГЦОЛИФК) с фотографией матери.







"Дух порой летает ниже плоти..." - стихи 1975 года.





ТРИУМФ

Возле арки триумфальной
Длился наш роман банальный.

Встретились под ливнем летним,
И расстались в снегопад -
Мимолетный первый взгляд
Кажется сейчас последним...

Ах, трамвай забит цветами
И в пространстве между нами
Ветер роз, туман гвоздик, -
Мы смеемся, едем, любим,
Дышим, чувствуем и губим,
Проживаем краткий миг.

Визг колес на повороте,
Остановка - нам сходить.
Торопиться нужно плоти,
А душе - неспешно жить…

В громыхании трамвая,
Из забвенья возникая,
Промелькнет та ночь вдвоем,
Только через жизнь – потом…

От восторга стало жарко -
Мы бежали средь зимы.
Я решил пройти под аркой,
И разжали руки мы.

Всюду хмарь и непогода, -
Крикни в спину, не молчи!
Подворотней небосвода
Арка светится в ночи.

Я под аркой проходил -
Под дугой небесных сил -
Надо мной разверзлись своды,
И прошел я через годы...

На мороз надел треух,
Тем и кончился триумф.

***
В провинции танцы, а стройки в стране
В предутренний час начинают роится.
Коктейль мне, коктейль! Я желаю напиться -
И страшно, и зябко, и весело мне.

И бьется мой пульс в воспаленном виске -
За бедный народ здесь не чувствую боли я:
Под гнетом имперским живет метрополия,
Провинция пляшет в ночном кабаке!..


НАД НЕМАНОМ

Как дали ясны, как пронзителен холод!
Здесь ветрено, как в оперении птиц,
Летящих на север…
От шумных столиц,
Вернулся я в тихий, готический город.

Мое возвращение сюда мимолетно -
И снова я птицей мелькну перелетной
Над городом, и над слиянием рек...
В отличие странном от птицы летящей,
Мне жаль этот миг, от меня уходящий -
Как ветер, я чувствую времени бег.


САМООБРАЗОВАНИЕ

Сцилла! Харибда! Я прыгаю! Хлоп! -
Только захлопнулись двери вагона -
Снова четверка коней Фаэтона
Прямо из книжки пустилась в галоп!

Может быть дико, смешно и старо -
Мне ж удивительно, невероятно!
Школа закончилась безрезультатно -
Мифы летят в перегонах метро!

* * *
Спит баскетболистка в самолете,
После поражений и побед.
Дух порой летает ниже плоти -
Снится ей расчерченный паркет.

А закат багровый, беспредельный,
Над закатом - темное крыло.
Вновь турнир закончен двухнедельный,
Только напряженье не прошло.

Снятся ей зарядки, тренировки
И полет оранжевых мячей.
Скоро предстоят переигровки
В сфере ослепительных огней.

Проступает звездное пространство,
И над бесконечною страной
Спит она, беспечна и прекрасна,
В небо вознесенная игрой.

В самолете Тбилиси – Москва.

***
Съем на базаре травки целебной.
Черные звезды царят над Вселенной.

Дней мне осталось мало ли много
В ритме извечном вращенья земного.

Времени хватит на страсти любые -
Черные звезды и золотые!

Внук Сергея Сергеевича Сальникова - Стефанос Циципас - победитель Итогового турнира Теннисистов!

Снимок экрана 2019-11-18 в 14.11.26

Снимок экрана 2019-11-18 в 14.12.00


Снимок экрана 2019-11-18 в 12.24.00





На самом деле - на картошке в Волоколамском совхозе со мной работал Сергей Сергеевич Сальников - великий и любимый народом футболист.
Мы вместе служили в Спорткомитете СССР, сотрудников которого каждую осень отправляли на уборку урожая в совхоз "Волоколамский" недели на три-четыре. А зимой, ближе к весне, на пару-тройку дней в 43-е овощехранилище, сортировать там лежалые овощи:
Особливо зимы опосля,
Разобрать что за овощь - нельзя...
Именно Сальников мне сказал, что Эдуард Стрельцов отсидел свой срок в Новомосковске.
С Сергеем Сергеевичем мы нередко играли и в бильярд в ЦДЛе - он играл очень хорошо. Человеком Сальников был весьма небогатым - помню, как играл он в туфлях с кожанными заплатками, пригнанными, тщательно обрезанными. Коричневые туфли всегда были покрыты ваксой, начищены и блестели.
Умер Сергей Сергеевич во время игры ветеранов прямо на футбольном поле от сердечного приступа.
Старым футболистам обещали дать по 50 рублей...
Однажды в одной из наших трудовых командировок в Волоколамск, сидя на дырявом ведре (дно вёдер специально дырявили, чтобы их не воровали)
Сергей Сергеевич как-то обмолвился, а я зарифмовал им сказанное:
“Где “Каждому своё”, и в те ворота
Мы прошагаем - я вот прошагал.
И этом, может быть, моя свобода!..” -
Так на картошке Сальников сказал.
Сегодня внук Сергея Сергеевича, сын его дочери - Стефанос Циципас - стал победителем Итогового турнира Теннисистов!
Радуюсь за вас дорогой мой друг!
Вечная Вам память Сергей Сергеевич Сальников!

***
У дороги на Ржев, среди рек, лесов,
На сыром картофельном поле
На ведре сидит Эдуард Стрельцов -
Эпоха в футболе.
Выбирает и выгребает он
Из грязи непролазной клубни,
А в Москве ревет большой стадион,
Отражаясь в хрустальном кубке.
Вся страна следила за пасом твоим,
Бедолага Эдик.
Ты прошел по всем полям мировым
От победы к победе.
Но нашел ты поле своё.
У него вид не броский,
Слышь? -
Отсидел ты в Новомосковске,
На ведре теперь посидишь.
А в Бразилии выезжает Пеле
Из дворца на своем лимузине.
На водку хватает тебе, на хлеб,
Сапоги твои на резине.
Бекенбауэр, вы негодяй! -
Вы торгуете собственным именем.
А у нас поля чуть-чуть погодя
Поутру покроются инеем...
Называли тебя величайшим гением
Сэр Рамсей, Бобби Мур.
Не обделил тебя бог и смирением.
Кончай перекур!

Стихотворение опубликовано в "Антологии русской поэзии 20 века"

Нас защищает блок взлетевших в небо рук!



5-ть стихотворений 1974 года

ЗИМНИЙ СОНЕТ

Где ж тайный взор души, чтоб прозревать ни слово,
Ни чувственность свою, а нежный образ твой.
Меня не ослепил блеск снежного покрова,
В снегах я поражен ни снежной слепотой.
Стесненный космос мой зима сужает снова:
Чуть вздрагивает ель над скованной рекой -
Когда же застит лес ночной морозной мглой,
Становится ясней, как родина сурова.

За светлой далью дней, и за пределом зренья,
За пеленою лет, в пространной дымке снов,
Я робостью своей был скован был оков.
И вот теперь всю жизнь все длятся те мгновенья -

Ты убегаешь вдаль, как лыжница скользя.
Ты здесь, ты все же есть, но высмотреть нельзя.

Опубликовано - «Новый журнал» 2002 г.

***
Бреду домой - шагаю в ногу с веком,
Я стал простым советским человеком,
Нет мне пределов, и полно преград.
Глаза откроет мне ночное чтиво.
Меж фонарями проскользит лениво
Мой силуэт - тень полетит назад...

УЧЕНИК

Табачный дым и горький запах книг,
И форточки морозное дыханье -
И бросит Мастер взгляд на мирозданья -
Ему не верит бойкий ученик!

На свете бесшабашней заживёт,
Погонит по сугробам славы ради,
Исчеркает страницы и тетради,
И только через сорок лет поймет:

Снега не путь, а смертная постель,
Всем ухарством не избежать расправы.
И все предрешено... Но, Боже правый! -
И тот же дым, и по морозцу хмель…

* * *
Виктору Гофману

После нас, к сожалению, будет потоп.
Ты - последний поэт на земле.
Неустойчивый нас не убьет изотоп
И снаряд заржавеет в стволе.

Ослабел, не плывет златорунный баран,
И утонет в проливе Европа.
И закончится нефть, истощится уран,
Только нету конца у потопа.

Остановятся «Волга», «Тойота» и «Додж»,
Нам не выйти из них никогда.
Это варварство нас заливает, как дождь,
Не оставив от нас не следа.

До свиданья, мой друг, а скорее - прощай,
Не успею тебя повидать.
Мы прожили свой срок налегке, невзначай.
Все равно тяжело умирать.

Памяти Виктора Гофмана
https://alikhanov.livejournal.com/1826955.html
https://alikhanov.livejournal.com/231287.html

* * *
Я скрылся от тебя, мой верный соглядатай,
Ты потерял мой след, когда я в шумный зал
Спешил на волейбол - прыгучестью крылатой
Я свой открытый взгляд в игре маскировал.

Я тайный крест несу в общине нашей вольной -
Лишь там, где шум мячей свободен лиры звук.
Спасение - в игре!
По воле волейбольный
Нас защищает блок взлетевших в небо рук!

"Разработанные И.И. Алихановым Методики обучения приемом вольной борьбы..."

"Разработанные И.И. Алихановым Методики обучения приемом вольной борьбы и опубликованные в его учебниках "Техника и тактика вольной борьбы" актуальны и востребованы по сей день."

Федерация спортивной борьбы России, Начальник отдела вольной борьбы Ш.Т. Невретдинов













"И как кружились, так и кружатся обрывки строк..."




***
Снова в зале шум мячей -
Пролетели дни и годы
Но сияет свет свободы -
Вечной юности моей!

Ты опять ударишь плохо,
Пробежишь и прыгнешь зря, -
И восторженного вздоха
Набирает грудь моя.

Снова требую повтора,
Не устану поправлять, -
Неуклюжесть сгинет скоро,
Не вернется больше вспять.

Будешь средь успехов славных,
Всем защитницам на страх,
Биться с равными на равных,
Затерявшись в мастерах.

* * *
Летят, не соревнуясь, птицы
На безразличной высоте.
И только мне дано стремится
От старта к финишной черте.
Они летят, беспечно кружат,
Взлетают порознь, невпопад.
Они крылами не нарушат
Того, над чем они летят.
На небосводе неделимом
Нет верст - есть взмахи птичьих крыл.
И расплывающимся дымом
Костер его не разделил.
И потому, в пустом паренье,
Пересекая небосклон,
В своем спортивном оперенье
Любая птица - чемпион.
Не в голубом, а на зеленом,
Где вдоль судьбы стоят столбы,
Мне дано быть чемпионом
Без окрыляющей борьбы.
И пусть победно мчатся птицы,
Но лишь во мне давно возник -
Чтоб нескончаемо продлиться! -
Соперничества страстный миг.
Я утомляющимся нервам
Запаса сил не дам сберечь.
Я должен первым, самым первым
Черту любую пересечь.
Пусть я не выиграл ни разу,
Но, худший спринтер и игрок,
Я должен верить: эту трассу
Я лучше пробежать не мог.
И поражением доволен,
Когда в запасе нету сил:
И даже проиграть я волен,
Когда себя я победил.

***
Отец хотел, что я был тренером,
И я им стал,
Читая Мандельштама с трепетом -
Один из ста.

Я не посмел отца ослушаться -
Свистел в свисток.
И как кружились, так и кружатся
Обрывки строк...